Малиновка-Калиновка: 70 лет от Победы, или Сколько километров до военной тайны?

Жена Разгон (Кулявцева) Матрёна Васильевна, рождённая в 1906 году, умерла в октябре 1992 года и похоронена на Елшанском кладбище г. Саратова.

Их дочь Вера Боголюбова (Разгон) родилась 9 июня 1937 года в
с. Страсбурге (ныне – станция Кучурган) Раздельнянского района Одесской области. Потом семья проживала в с. Слободзея Молдавской ССР. С началом Великой Отечественной войны была эвакуирована из г. Одессы, под бомбовыми ударами немецкой авиации, морским путём в г. Дзауджикау (Владикавказ).

РазгонВ далёкой предгорной глуши, недалеко от Казбека, проходило тяжёлое военное детство Веры. Почти все дни маленькая девочка была в одиночестве, так как мать работала поваром в столовой, находившейся в 15 километрах от избушки, в которой разместили офицерскую семью. Тяга к знаниям была непреодолимой, и маленькая девочка самостоятельно освоила грамоту, выучилась читать и писать.

Сюда же, в эту глухомань, пришло страшное известие о гибели капитана Разгона Артёма Порфирьевича… Мать долгое время скрывала от Веры эту информацию, боясь травмировать маленькую дочь. Вере не раз приходилось ночевать в маленькой избушке одной, под вой голодных волков…

В мае 1945 года весть о Великой Победе докатилась до Кавказских гор. Офицерская семья, собрав скудные пожитки, отправилась туда, откуда их на долгие четыре года прогнала война. Единственное, что сохранила мать Веры из всех ценностей, это швейная машина. Именно эта машина спасла их от голодной смерти…

После окончания химического факультета Кишинёвского государственного университета направлена в п. Шиханы-2 Вольского района Саратовской области. Здесь в 1961 году познакомилась с молодым капитаном, только что окончившим военную академию химической защиты. В марте следующего года сыграли свадьбу. В ноябре 1962 года родился сын Олег… Через много лет он вышел на связь с нами. За это время он окончил среднюю школу, военное училище, военную академию, пошёл по стопам отца и деда…
Оказывается, семью Веры объединяет одно пристрастие – все они пишут стихи: муж Юрий, сын Олег, внучка Анастасия. Несколько лет назад они выпустили поэтический сборник «Семейный альбом»…

Бог даст нам возможность, думал я про себя,  и мы сумеем разыскать могилу А.П. Разгона, прибавим в семейный альбом одну из реликвий – снимок его могилы. В последнем письме я заверил внука, что мы  сделаем всё от нас зависящее. Но с командировкой  в Дубоссарский  район как-то не заладилось: её откладывали то по служебным обстоятельствам, то  из-за проливных весенних дождей.

IMG_7219-1Интересуюсь в том же Интернете: что же за такое село Калиновка? Образовано в 1922 году выходцами из с. Большой Фонтан Дубоссарского района, получившими земельные наделы в этой местности. Первыми жителями села Калиновка были Фёдор Наумович, Дмитрий Урсул, Даниил Чекир, Яков Шаповалов, Иван Надводский… Храмовый день село Калиновка отмечает 14 октября.

И вот, наконец, в солнечный мартовский  день целой бригадой мы направляемся в село Калиновка Дубоссарского района.

Калиновка произвела на нас не то чтобы удручающее впечатление, но какую-то тревогу за судьбу этого села испытал каждый из нас. Оно раскинулось вдоль ложбины километра на два. Много домов пустует: разбиты окна и двери, вокруг заросшие усадьбы. Но от безысходности спасало  несколько  строящихся добротных домов. Значит, не всё потеряно.

Естественно, интересуемся  у односельчан, где тут может быть  братская могила или  солдатское захоронение. Кто-то как будто впервые слышит, кто-то пытается вспомнить о  двух могилках на сельском кладбище. Что самое любопытное, самый вразумительный ответ  мы получили от  сельских мальчишек, которые неожиданно ватагой вывалились на проезжую часть улицы. Самый взрослый и серьёзный из них Даник очень популярно объяснил нам: надо дойти до конца улицы, повернуть налево, пройти на кладбище  – там две могилы с обелисками и красными звёздами. Следуем совету Даника, минуем распадок, поднимаемся в гору и вскоре оказываемся на небольшом сельском кладбище,  обнесённом металлической оградой при входе,  обозначенном  стройным рядом сосёнок, высаженных, судя по  свежей земле, совсем недавно. Неброские обелиски под красными звёздами выделяются среди  других захоронений. Подходим ближе и испытываем чувство разочарования – немые безымянные обелиски глядели на нас с укором. В принципе, я догадывался, кто тут захоронен – капитан Разгон и красноармеец Новосельский. Но остаётся вопрос: кто и где?

Мы строим всякие догадки и по поводу лежащей тут чёрной мраморной плиты с высеченными на ней звездой и вечным огнём. Но опять же безымянной… Предполагаем, что её приготовились установить к 70-летию Победы…

Со всеми этими сомнениями и вопросами мы  решаем обратиться в администрацию села Красный Виноградарь, куда входит село Калиновка. Но от женщин,  присутствовавших на тот момент в администрации, мы ничего вразумительного не узнали, но оставили, на всякий случай, свои координаты и информацию  о предполагаемых захоронениях и  последовали через дорогу на местный Мемориал воинской Славы, памятуя наказ редактора – по возможности бывать на всех братских могилах и отдельных захоронениях советских солдат времён Великой Отечественной войны, фиксировать их состояние и при необходимости  придавать гласности факты невнимательного отношения к памятным местам.

Не успели мы, как говорится, ступить на землю мемориала, откуда ни возьмись появился глава местной администрации Анатолий Лунгу. Знакомимся, поясняем, что привело нас сюда, что нас интересуют безымянные захоронения в Калиновке… Во-первых, Анатолий Степанович родом из Калиновки, знает эту ситуацию. И, во-вторых, сразу можно было понять по его реакции, что он очень заинтересован в том, чтобы восторжествовали память и правда.

– Вы, наверное, заметили на кладбище  мраморную плиту? – спрашивает нас Анатолий Степанович. – Мы решили установить её  рядом с захоронением советских воинов. Но их имена нам неизвестны…

А мы говорим, что они нам известны и называем их имена…

Анатолий Степанович удивляется нашему сообщению и тут же набирает по мобильному телефону номер, говорит:

– Юрий  Васильевич, вот тут из редакции газеты «Приднестровье» интересуются, кто захоронен у нас,   в Калиновке, из советских солдат. Ты же должен знать, были же надписи! Припомни, ты же каждую весну ко Дню Победы со своими воспитанниками обновлял памятники. Я же помню, были там надписи… Говоришь, один капитан, фамилия с буквой «з» и красноармеец. Вот мне подсказывают: капитан Разгон и красноармеец Новосельский. Точно? Точнее не бывает, говоришь…

Вот так рождается истина и  исчезают тени  военной тайны. Мы облегчённо вздыхаем вместе с главой администрации. Но я на всякий случай интересуюсь: кто был на другом конце связи?

– Юрий Васильевич Плохотнюк – человек заинтересованный: уроженец села Калиновки, депутат сельсовета, учитель, – пояснил  Анатолий Степанович. Затем он поблагодарил нас за поисковую работу и, окрылённый идеей, уверял нас в том, что они найдут возможность восстановить достойные имена  вершителей Победы к её 70-летию. Он говорил о намеченных планах обновления и реконструкции местного Мемориала воинской Славы.

С чувством исполненного долга мы покидали Дубоссарский район. Не успели мы войти в редакцию, как раздался  телефонный звонок. Действительно, земля слухом полнится: о нашей  операции уже узнали в других сёлах Дубоссарского района.  Из села Дойбаны звонил председатель сельсовета Виктор Лашкаун и просил нас помочь в поиске более 70 советских воинов, захороненных в братской могиле села Койково, но персонально не поименованных. Сложный социальный заказ: по словам Виктора Самойловича, они даже не располагают наименованиями частей, участвовавших в освобождении этих мест в 1944 году… Возможно, к этой операции подключатся наши неравнодушные читатели, и мы совместными усилиями снимем гриф секретности ещё с одной «военной тайны».

Никандр Елагин.