Наши хип-хоперы на шаг впереди!

О Вячеславе Аврамогло мы писали уже не раз. Этот талантливый и обаятельный тираспольчанин успел покорить многих из нас, участвуя в московском проекте «Минута Славы» и заработав от судей шоу четыре «да». Этот целеустремленный танцор вкладывает душу не только в свои танцы, но и в своих учеников. И в последних, признается Вячеслав, вкладывает сегодня больше, чем в собственное восхождение. На мой вопрос, кто он сегодня в первую очередь: танцор или учитель, отвечает, что, скорее, все же учитель. И это подтверждают чемпионские места его учеников: за последние два года они становились и чемпионами Европы  и чемпионами мира. И вот совсем недавно стали двукратными чемпионами мира. Но, вернувшись с чемпионата победителями, продолжают трудиться, расти, развиваться под чутким руководством своего наставника, друга и тренера Вячеслава Аврамогло. Человека, требовательного в первую очередь к себе, невероятно дисциплинированного. Строгого педагога, который при этом ну никак не может обойтись без шуток на тренировках, юмора в постановке танцев и в жизни. Легкого и харизматичного собеседника, добившегося столь многого в профессии, но при этом оставшегося простым и скромным парнем из Тирасполя. Тренером, который стремится показать, как много у нас в Приднестровье талантливой молодежи. Человеком, с которым можно беседовать часами, забыв о теме разговора и вопросах, заготовленных к интервью.    

– Вячеслав, поздравляю Вас, Ваших учеников и нас с победой на чемпионате мира по хип-хопу! Приднестровцы заявили о себе и там? Но, думаю, выезжать на соревнования не так просто?   

–  Большое спасибо! Непросто. Но мы много тренируемся. Долгие наработки и труд. Все это хочется показать другим. И увидеть то, к чему еще можно стремиться. Поэтому мы выезжаем на соревнования, на чемпионаты. Ребята сами этого хотят. Недавно мы ездили на чемпионат мира в Австрию в город Градс. Чемпионаты мира и Европы по хип-хопу и электрик-буги проводятся ежегодно в разных странах и городах. Мои ребята становились чемпионами мира, когда им было 11 лет, два года назад. В этом году летом стали чемпионами Европы, а через пять месяцев вновь  чемпионами мира, теперь уже двукратными. Эти ребята пришли ко мне в 5-7 лет, занимаются уже довольно давно. Другие, которые занимаются 3-4 года, тоже горят желанием выезжать. Они смотрят на старших и тянутся за ними.

– А если ребенок хорошо танцует, трудолюбив и желает выезжать на соревнования, но у его родителей нет финансовой возможности для этого?

– Этот вопрос решается сообща. Если родители видят, что ребенок делает успехи, то пытаются найти возможность для него и выезжать. Также нами изыскиваются различные способы организации помощи таким детям, случается и спонсорская помощь.

– Сколько ребят ездило в этом году в Австрию? И узнать бы о ступенях, которые ведут к чемпионату мира.

– В этот раз нас ездило 20 человек: 14 участников, 3 тренера и 3 родителей. Сначала нам нужно было пройти отбор на Чемпионате Молдовы, попасть в пятерку, чтобы потом выступать на чемпионате мира. А уже в Австрии мы проходили отбор среди всех танцоров, по каждой категории. Было около 50 дуэтов, а в сольных номерах у девочек, например, около 120 человек. Очень жесткая борьба. Постепенно кто-то отсеивается. Одна восьмая, одна четвертая, полуфинал… Помимо наших, было представлено около трех интересных, техничных дуэтов. Но у моих ребят была наиболее интересная композиция. Когда наши ребята выходили, это сразу привлекало внимание. Плюс у них и техника наработана. Потому наши были на шаг впереди. А судили выступления танцоры из Англии, Германии, Словении, Польши, Италии, Африки…

– Наверно, следить за выступлениями своих учеников волнительно?        

– Я сам не выступал, но переживал за каждого из моих ребят. Старался всюду успеть, всем подсказать, настроить. Вот ребята танцуют, смотрят на меня, глазами спрашивают, мол, как? Я показываю им: «Хорошо!». Эмоции зашкаливали. А наставления я давал им еще дома, когда мы тренировались, очень тщательно нарабатывали их номера. Я им здесь уже объяснял, что они уже чемпионы Европы. Что на чемпионате мира добавится Америка, Канада и Африка. Потому они могут без проблем показать такой же высокий результат. Мы только дома должны отточить выступление до идеального, а там уже на месте они будут делать то, что умеют делать отлично! Главное было им не растеряться, не сломаться. Чтобы не подвели нервы. И они их впервые в жизни не подвели (смеется). Потому что до этого у них каждый финал начинался с каких-то ошибок: один поспешил, другой отстал. Было два года назад, что один начал перед выступлением считать, другой ему говорит: «Ты не в музыку считаешь». Но, в конце концов, они начали верно, и выиграли, так как равных им не было.

– Когда Вы поняли, что у Вас три чемпиона мира, какие эмоции испытали?

– Мы собрались все вместе в один круг, и эмоциям не было предела! Это непередаваемо. Одна мама поехала со своим сыном, и она каждый день ходила за мной и говорила: «Повторяйте-повторяйте, повторяйте-повторяйте…». Такая интересная женщина. А когда они уже выиграли, мы пересеклись с ней в гостинице, она идет мне навстречу и ничего не говорит, но видно, что улыбка у нее хочет вырваться наружу (смеется). Любой родитель переживает за своего ребенка на соревнованиях. Родитель знает, что именно ребенок должен танцевать и чуть ли не повторяет за ним каждое движение. Это очень круто!

– Давайте назовем наших сегодняшних героев?

– В электрик-буги дуэт Вадим Шиманский и Сорин Калдаре заняли 1-е место, а Дмитрий Коваль соло занял 2-е место. Интересна еще одна участница этого чемпионата – девочка Мария Горбачева, которой всего 4 года. На тот момент она занималась около месяца у меня. Так вышло, что ее старшая сестра ехала с мамой на Чемпионат Мира, и ребенка не с кем было оставить. Тогда я и предложил ей выступать. На чемпионате мира была категория мини-кидс – дети до 7 лет. Но почему-то они убрали эту категорию, и Маше пришлось выступать с детьми до 11 лет. Мы все очень переживали за нее. Я спросил: «Ты будешь выступать?», она говорит: «Нет, не буду». «Но мы же с тобой тренировались столько времени», – говорю. И она решилась. Вышла, а вокруг все девочки большие. Мы думали, что она сейчас убежит. Но нет, станцевала, молодец. И у нее есть не только смелость, но и способности.

– А можно сказать, что у одного ребенка есть способности, а у другого нет?

– Мы так не говорим, потому что обязанность педагога – находить и вытягивать те ниточки таланта ребенка, которые есть у каждого. Мои ребята, которые сейчас стали чемпионами мира, начинали не так просто. У одного были небольшие проблемы с музыкальным слухом, но он был очень пластичный. У второго была эта музыкальность, но он был тяжеловатым. И я не мог предвидеть тогда, что сегодня именно они станут чемпионами мира.

– То есть вопреки сложному началу ребята добиваются многого?

– Да, начинать всегда очень сложно! И вливаться в тренировочный процесс непросто. Когда я только начинал преподавать, то уровень преподавания свой я оценивал как «минус сто» (смеется). Потом постепенно с каждым годом я рос как педагог. Мой коллектив образовывался около трех лет. Я до сих пор набираюсь педагогического опыта. И пытаюсь к каждому найти подход. Это очень сложно – к каждому ребенку подойти в отдельности. Но только тогда ему будет удобнее работать над собой, а мне – с ним.

– Как-то водила своего тогда еще четырехлетнего сына на тренировки. Неважно, какие. И когда тренер на третьем занятии сделал ему замечание, он собрал свои манатки и сказал: «Всем пока!». Мы говорим с Вами об одном?

– Да, конечно. Похвала очень важна. Важно найти подход сразу, так как первый год тренировок самый сложный. Важно заинтересовать сразу, чтобы дети не бросали занятия. В Бендерах я тренирую тоже, и в этом году у меня там все очень гладко пошло. Новенькие дети, которые пришли, все остались. Потому что обычно бывает, что большинство отсеивается. В этом году ко мне пришло много девочек, и все способные. С ребятами, которых я тренирую уже не первый год, вообще нет проблем. Я могу поставить их и дать задание. И уйти на 10 минут. И эти 10 минут они будут отрабатывать движения. Должна быть дисциплина. Когда я учился, у нас не было разболтанности, существовала грань, когда можно смеяться и шутить, а когда нужно остановиться. Наше поколение было более понятливым в этом плане. Сейчас с детьми сложнее. Они более раскрепощенные. Они друг от друга перенимают модель поведения. Когда я вижу, что перед началом тренировки ребята сидят в телефонах, меня это огорчает. Не обязательно танцевать в это время, но можно размяться, растянуться.

– Почему-то считала, что хип-хоп – мальчиковый стиль танцев…

– Нет, уже нет. Сегодня примерно 90 на 10. В средней группе у меня 3 мальчика и 17 девочек. А в другой группе – 3 мальчика и 7 девочек. Раньше хип-хоп считался мужским танцем, но в последние 7 лет появляются различные подстили, и уже можно говорить о женском хип-хопе.

– Когда к Вам приходят девочки лет 7, могу предположить, что они не сами приходят.

– А вот и нет! Нередко – сами. Но я прошу их на следующее занятие прийти с родителями, так как из опыта знаю, что когда есть их поддержка, то дети занятия не бросают. Очень важно, когда родители интересуются ребенком и его увлечениями в любом его возрасте.

– А достаточно ли не пропускать занятия? Или нужно тренироваться и в свободное время?

– Занятие у нас длится полтора часа, и этого недостаточно. Иногда мы удлиняем тренировку, но этого все равно мало. В мое время, когда я еще не преподавал, то мог заниматься по 5 часов в день. Сейчас такой возможности у меня нет, так как есть ученики.

– Какие планы на будущее? Ведь выше, по-моему, некуда.

– Выше некуда. На данном этапе. Но нужно продолжать работать, потому что есть взрослая категория, в которую мои чемпионы уже через 2 года перейдут. И там будут и прежние танцоры, и новые. Есть всегда к чему стремиться. И теперь нужно ставить новые номера. На следующих соревнованиях судьи будут те же, и показывать старые номера можно, но неинтересно. Нужно расти. Развиваться самому и ребят развивать. Искать новые подходы.

– А в каждом номере есть своя драматургия, или не всегда?

– Для чемпионата я ставил не столько под музыку, а шла постановка дуэта. А музыку уже включает организатор. Конечно, я слушаю какой-то трек, ставя номер, пытаюсь найти подходящие биты, что-то общее. В электро-буги должно быть 32 бита. Но музыка на чемпионате может быть быстрее или медленнее, и тут-то танцоры и должны сориентироваться. Кто выступает соло, те тоже готовят схему танца. Просто некоторые, более опытные ребята, обыгрывают свой танец, музыку, выходят из схемы, могут на месте что-то добавить, станцевать чуть иначе. И это очень круто смотрится.

– Нет мысли снова попробовать себя в российских танцевальных телешоу?

– На следующий год у меня есть планы подать заявку на участие в известном шоу на ТНТ «Танцы».  Но там есть свои нюансы. Я владею многими стилями, но, например, в стиле контемп пока не силен. К тому же я привык ставить что-то другим. Или же импровизировать самому. Но почему бы не попробовать что-то новое для себя?

Заслушалась Татьяна

Астахова-Синхани.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.