Последняя цитадель

Как найти то, чего нет?

Приступив к поискам крепости Ягорлык, мы неожиданно для самих себя вдруг осознали, что не знаем, с чего, собственно, начать. Дело в том, что точное местоположение цитадели до сих пор неизвестно. Из исторических описаний следует, что Ягорлык неоднократно разрушался и вновь отстраивался. Так, в 1769 году он, после того, как в очередной раз был сожжен турками и татарами, возродился в двух верстах южнее на месте современного села Гоян, где и обозначен на карте 1770 года. А ещё раньше, в XVII веке, Польша перенесла укрепление на 7 вёрст вверх по Днестру на подконтрольную ей территорию чуть севернее современного села Гармацкое.

Современный Ягорлык – крохотное село, расположено чуть выше Гояна. Большая часть Ягорлыка была затоплена в 50-е годы ХХ века при строительстве Дубоссарской ГЭС. Жители перебрались в Дойбаны-2, Гоян и другие населенные пункты. От села уцелело немногое: 6 домов у Ягорлыкского залива Дубоссарского водохранилища. По данным переписи на 2005 год, в селе проживало 8 человек.

С окрестностей современного села Ягорлык мы и решили начать свои поиски.

 

Случайности

не случайны

Наш коллега фотохудожник Алексей Юрковский во время недавнего сплава по реке решил разно- образить скудный рацион «речного волка» грибами: опятами, зонтиками, шампиньонами… За Цыбулевкой, выше Гояна, он причалил к берегу и поднялся по крутому каменистому склону. И вдруг в одном из оврагов обнаружил старое еврейское кладбище. Многие плиты были разбиты, другие, в силу каких-то обстоятельств – целенаправленно или в результате оползней, – очутились в овраге. О неожиданной находке Алексей сообщил нам как раз в то время, когда мы готовились начать поиски.

Итак, случайности, порой, слишком случайны, чтобы считаться таковыми. Внезапно мы оказались намного ближе к цели, чем предполагали, собираясь искать иголку в стоге сена. Вы спросите, что так взволновало нас? Всё очень просто: евреи – это такой народ, который где попало ни за что на свете селиться не станет. Еврейское кладбище – не только признак компактного проживания евреев, но и своего рода указатель в сторону некогда существовавшего поселения с оживленной торговлей. К примеру, в Приднестровье еврейские кладбища есть в Рашково, Рыбнице, Дубоссарах. Всё это населенные пункты с богатой историей, расположенные в благоприятных для ведения торговли местах, куда съезжались не только жители близлежащих сел, но и выходцы из других земель: турецкие, молдавские, польские купцы, греки, армяне…

Таким образом, в случае с «нашим» еврейским кладбищем лучше Ягорлыка не придумаешь. До Дубоссар – 10 километров. Да и жить там при турках и татарах 200 с лишним лет назад было намного опаснее.

Нужно было ехать.

 

«Нормальные герои всегда идут в обход»

Но прежде, чем мы успели осмотреть еврейское кладбище между Цыбулевкой и Гояном, волею судьбы оказались в Дойбанах-2 и Гояне, селах исторически связанных с Ягорлыком.

В Дойбаны-2 мы изначально направлялись с несколько иной целью, договорившись встретиться с учителем местной школы, участницей проекта «Моя семья в истории края». Елена Сергеевна, в свою очередь, познакомила нас с учителем истории и обществознания Петром Васильевичем Резниченко, которого мы, естественно, не преминули спросить, не сохранилось ли что-то от некогда существовавшей неподалеку цитадели. Выяснилось, что не только мы, но и сами местные жители не знают, где искать остатки оборонительных сооружений, и даже не уверены, с какой стороны находилась крепость: на правом или на левом берегу Ягорлыка. Всё давно поросло быльем.

Мы были разочарованы. Немного утешились полученной информацией о дойбанском кладбище, где, как нам рассказали, сохранились очень старые надгробия. Что особенно удивительно, если учесть, что село Дойбаны-2 было основано в двадцатых годах минувшего века. Но информация подтвердилась. На погосте нашему взору предстали плиты ХIХ столетия, а даты на двух заставляли не верить собственным глазам: «1671» и «1704».

Если согласиться с тем, что это годы рождения или смерти, то перед нами были самые ранние из известных на данный момент погребальных памятников Приднестровья эпохи вхождения края в состав Речи Посполитой. Интересно, что если цифры, высеченные на плитах, – это годы, то летоисчисление должно было вестись по григорианскому календарю, принятому в Польше. В России, в XVII столетии ещё употреблялось летоисчисление от сотворения мира. Лишь после 31 декабря 7208 года по указу Петра I наступило 1 января 1700 года. А если цифры – это не годы, то что? Автору статьи известен только один случай, когда цифры на надгробии – не дата. На еврейском кладбище в Дубоссарах арабскими цифрами обозначен порядковый номер захоронения. Всё остальное – на иврите. Но здесь как-то было не похоже на номер.

Откуда в молодом селе такие старые плиты? Значит, на месте Дойбан-2 некогда существовал другой населенный пункт, а история самого села значительно древнее… То был период последней цитадели, крепости Ягорлык, к которой мы пришли окружным путем.

 

Родом из Приднестровья

Интересное открытие может сделать всякий, кто заинтересуется старыми кладбищами нашего края. Оказывается, состав населения Приднестровья, по крайней мере – в сельской местности, на протяжении двух минувших веков оставался достаточно стабильным. Потомки первых переселенцев, перебравшихся на берега Днестра в ХVIII-ХIХ веке, продолжали здесь жить и в ХХ. Путем самого беглого осмотра не сложно установить: некоторые фамилии встречаются на историческом промежутке в 100-150 и более лет. К примеру, в с. Плоть Рыбницкого района есть надгробия, датированные первыми десятилетиями ХIХ века. На них фамилии Бурдюжа, Дикусар, Глинка, Обжилян, Юраш, Кирияк. Носители таких фамилий до сих пор живут в Рыбницком районе. На кладбище в Григориополе по ул. Урицкого широко распространена фамилия Матынга. В Дойбанах-2: Мошняга, Руснак, Племянник, Кирка, Манойлов, Кожухарь, Бодян, Кирица, Мартахан, Тарасевич, Иваница, Гиля, Бартош. В Дойбанах-1: Кучук, Будулуца, Кирица, Кандит… В Цыбулевке: Рознерица, Дзянган, Кобылянский, Левинский, Бурдила, Спатарь, Продан, Дацко. В Гармацком – Рогут. Некоторые, достаточно редкие фамилии, как, например, Племянник, распространены от Дойбан-2 до Гояна, что свидетельствует о региональной специфике, родственных связях между жителями сел, из поколения в поколение проживавших на данной территории.

К такому выводу походя пришли мы, преследуя совершенно иную цель, на пути к Ягорлыку.

Увы, надписи на старых плитах и крестах крайне неразборчивы, многие памятники уже претерпели необратимые изменения под воздействием времени, климата, людей, смены эпох и систем ценностей. В этом смысле им повезло немногим больше надгробий на затерянном еврейском кладбище в Цыбулевке.

 

За крепостной стеной

…Перед самой Цыбулевкой мы свернули влево и дальше по проселочной дороге направились вдоль берега. И действительно, в пределах километра, за селом, на одном из склонов, поросшем терновником, увидели каменные плиты с характерными письменами, а также длинные, полукруглые, напоминавшие опрокинутые колоны, верхушки склепов.

Что произошло с кладбищем, сказать трудно. «Тут пан Заглоба принялся оглядывать окрестность и качать головою, вспоминая былые времена» (Генрик Сенкевич, «Пан Володыёвский»). Но в любом случае жаль, что последнее пристанище наших земляков, пусть и из другой эпохи, пребывает в таком небрежении. Ко всему прочему, это и бесценный пласт информации. Заинтересуйся темой люди, владеющие языком, способные расшифровать надписи на камнях, мы получили бы важные исторические свидетельства о судьбе тех, кто жил на Приднестровской земле задолго до нас, узнали бы множество имен – не вымышленных персонажей исторических романов, а конкретных, некогда, как и мы, живых людей.

К сожалению, среди нас владеющих ивритом не было. Но мы были не из тех, кто быстро сдается. Мы рассуждали так: если в этих местах жили евреи, то жили они не где-нибудь, а скорее всего, за крепостной стеной, или в самой крепости – это понятно.Если есть еврейское кладбище, должны быть и другие. Ведь не могли же евреи жить во всей округе одни? Состав жителей Ягорлыка – будь то крепость или посад – должен был быть пестрым (такова особенность всех пограничных поселений). Значит, мы на верном пути.

Случайно (!) встретившийся нам по дороге местный житель признался, что ничего о православном или католическом кладбище близ Цыбулевки или Ягорлыка не знает. Зато знает, что в эти места частенько наведываются отдельные темные личности, занимающиеся кладоискательством, а точнее – гробокопательством. Мы насторожились. У бывшего с нами археолога сами собой сжались кулаки: с «гробокопателями», или, как их ещё называют, «черными», у него свои счеты. Профессиональное.

В любом случае, нужно было продолжать поиски. Углубились в дебри. «Кустарник только разросся, да леса поднялись после того, как земледельцы разбежались…» (Генрик Сенкевич, «Пан Володыёвский»).

Николай Феч.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.