Сага о героях

Тринадцать Героев Советского Союза подарила миру приднестровская земля. В числе лучших из лучших, достойнейших из достойных 3 полных кавалера ордена Славы: Дарьев, Емельянов и Чичик.

 

IMG_9433 Для того чтобы представить, насколько почетной и редкой была эта награда, обратимся к статистике. По последним, наиболее полным данным, к 1978 году за отличие в боях Великой Отечественной войны и подвиги в других военных кампаниях было выдано 2674 ордена Славы I степени (их число прямо пропорционально количеству полных кавалеров). Тогда как звания Героя Советского Союза за подвиги, совершённые в годы Великой Отечественной, было удостоено 11 тысяч 657 человек.

Но тем большее недоумение вызывает тот факт, что мы так мало знаем о полных кавалерах ордена Славы, родившихся в Приднестровье, которые всегда словно остаются в тени героев. К примеру, кто из нас не слышал о Солтысе, Вершигоре или Бочковском? Кто не вспомнит, что первый из них повторил подвиг Матросова, второй был партизаном, а третий – танкистом? Но скажите, какие ассоциации способны вызвать фамилии Дарьев, Чичик и Емельянов – уроженцев Григориопольского и Слободзейского районов?

Несомненно, в плане посмертной славы самым неблагоприятным образом сложилась судьба Петра Ивановича Емельянова. По какой-то неведомой, совершенно непонятной причине имя этого человека-легенды на многие годы и десятилетия было предано забвению. И лишь благодаря стечению обстоятельств, памяти близких и кропотливой работе музейщиков о герое, наконец, заговорили на страницах печати, что, впрочем, до сих пор не сделало его такой же узнаваемой фигурой, каковыми являются другие наши легендарные соотечественники.

Материал о Петре Ивановиче мы обязательно опубликуем отдельно и сделаем это в самое ближайшее время – на страницах юбилейного номера, посвященного семидесятилетию Великой Победы. А пока, коль уж судьба забросила нас с севера на юг (о путешествии в Каменку см. цикл публикаций «В гостях у северян»), воздадим должное второму полному кавалеру ордена Славы из Слободзейского района, уроженцу с. Карагаш Антону Чичику.

 

справочно

 

Орден Славы – высокий знак отличия в СССР, вручавшийся только за личные заслуги. По своему статуту и цвету ленты он почти полностью повторял одну из самых почитаемых в дореволюционной России наград — Георгиевский крест. Орден Славы имеет три степени. Выдавался только за личный подвиг на поле боя, в порядке строгой последовательности — от низшей степени к высшей.

 

Антон Григорьевич Чичик

(23 октября 1923 – 19 ноября 1944)

IMG_9443Антону Григорьевичу повезло немногим больше Петра Ивановича. Имя его, правда, никогда не забывали. В Карагаше в честь выдающегося жителя названа одна из улиц. На сельском Мемориале Славы о нем рассказывает памятная плита. Однако в сущности о Чичике мы знаем не так много. Вдобавок до сих пор известно всего лишь одно его изображение – это многократно увеличенное фото на документы, послужившее основой всех прочих художественных интерпретаций. А ведь прошло не так много времени, ещё живы близкие родственники, но снимков нет… Тогда как в Доме-музее Вершигоры хранятся сотни фотокарточек, повествующих о различных этапах жизни героя.

В Карагаше фотопутешественникам довелось пообщаться с двоюродным братом полного кавалера ордена Славы Николаем Семеновичем Чичиком. Он хорошо помнит Антона, который всегда выделялся среди ребят. «Вокруг него всегда было много сверстников и мальчишек помладше, – рассказывает Николай Семенович. – Вместе мы играли в футбол, военные игры, удили рыбу. Антон был самым ловким, быстрым и умелым. При этом главные силы он всегда отдавал учебе, много помогал родителям по хозяйству».

Николай Семенович и назвал нам причину, по которой мы, потомки, вынуждены довольствоваться всего лишь одной фотографией Чичика. «Много лет назад, ещё когда я работал в школе учителем географии, к нам приезжали журналисты, интересующиеся судьбой брата, – рассказывает он. – Они просили семейные фотокарточки, чтобы можно было сопроводить ими свои статьи. Большинства из этих статей я так никогда и не видел, а оригиналы мне никто не вернул».

Информации о жизни и главное – фронтовом пути героя – тоже не так много. Некоторыми биографическими данными с нами поделилась директор исторического музея с. Карагаш Анна Едличка-Репида. Она, в частности, подтвердила, что Чичик отличался живым, бойким характером, был, что называется, ярко выраженным неформальным лидером, зачинщиком всевозможных ребячьих игр и шалостей. При этом известно, что Антон рано научился читать и писать, благодаря чему в школу его приняли досрочно.

После окончания семилетки Антон Григорьевич работал в колхозе, затем был почтальоном. Когда началась война, Чичик, подобно миллионам настоящих мужчин, сам пришел в военкомат. Однако в армию его не призвали: возраст не подходил. Пришлось перебираться в тыл, где Антон Григорьевич в течение года работал на различных предприятиях. Работал в две смены, но при этом всё время рвался на фронт и наконец летом 1942 года был призван в Красную Армию Пензенским РВК.

Современникам, вероятно, трудно поверить, что призыв в армию, отправка на фронт, сопряженная с неизбежным риском для жизни, могут быть долгожданными и восприниматься с воодушевлением. Но в годы Великой Отечественной войны для множества советских граждан это было именно так. Люди не могли, не имели права и не хотели оставаться в стороне от великого, всенародного горя, от судьбоносной битвы. Всё было подчинено одной цели. Но, конечно, степень самоотверженности, глубина опыта, знания военного дела и характер отпущенных дарований у всех были разными, что и предопределило появление легендарных воинов, былинных богатырей ХХ века, всех тех, кому мы обязаны лучшим из того, что в нас есть, и самой жизнью.

На фронт Чичик попал уже в 43-м году. Будучи убежденным борцом с фашистскими захватчиками, борцом по духу, сильным и храбрым, он быстро отличился. За смелость и мужество воину вскоре присвоили звание старшего сержанта и перевели в разведку. Антон Григорьевич становится разведчиком 344-й отдельной разведывательной роты 270-й стрелковой дивизии 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта.

1 февраля 1944 года близ населенного пункта Наволоки (в 5 км северо-западнее поселка Руба Витебской области) Чичик в числе первых ворвался в расположение врага. В рукопашной схватке был ранен, но продолжал сражаться и сразил ещё несколько автоматчиков противника. Приказом от 25 февраля его награждают орденом Славы III степени

12 июля сержант Чичик, действуя в составе той же дивизии, при захвате моста через р. Западная Двина у г. Дрисса (Белоруссия) первым поднялся в атаку, увлекая за собой бойцов отделения, из личного оружия сразил 4 гитлеровцев. В последующем в районе населенного пункта Румнишки и близ озера Керасино, находясь в группе захвата, истребил 3 вражеских солдат и пленил немецкого офицера. 15 сентября 1944 года его награждают орденом Славы II степени.

4 октября 1944 года в наступательных боях в направлении населенных пунктов Жиляй, Грибишки, Даукши, Жидикай (Литва) первым ворвался в траншею противника, огнем из автомата и гранатами уничтожил свыше 10 автоматчиков, пулеметный расчет, захватил «языка» с ценными документами. Всего за период с 4 по 8 октября он уничтожил 19 гитлеровцев и 4 взял в плен.

19 ноября 1944 года группа разведчиков, среди которых был и Антон Чичик, попала в засаду. Прикрывая отход товарищей, Антон Григорьевич погиб в неравном бою с противником. Погиб далеко от отчего дома, освобождая один из населенных пунктов на западе Литовской ССР. Похоронили его недалеко от поля боя, близ местечка Динсдурбе (позднее героя перезахоронили в братской могиле на воинском кладбище города Приекуле Лиепайского района Латвии). В марте 1945 года за исключительное мужество, отвагу и бесстрашие он был посмертно награжден орденом Славы I степени.

Характерно, что сами советские воины не видели различий в деле освобождения того или иного народа, как и стран Западной Европы, от «коричневой чумы». Приднестровцы, к примеру, в общем строю отчаянно бились с человеконенавистническим режимом на берегах Днепра, Вислы и Одера, не довольствуясь освобождением от оккупантов своего собственного «клочка земли».

И тогда, в 45-м, и в послевоенные годы люди, которых советский солдат избавил от неминуемых рабства и смерти, сознавали, сколь велика жертва, принесенная воинами-освободителями на алтарь Победы. Много лет назад преподаватель одной из вильнюсских школ писал: «Почетом и уважением окружено у нас имя молдавского парня Антона Чичика, погибшего на литовской земле».

Но прошли годы, выросло новое поколение, представителям которого посчастливилось не знать ужасов фашистской оккупации. И вот сегодня в некоторых постсоветских странах активно пересматривается отношение к теме Великой Отечественной, беззастенчиво фальсифицируется история Второй мировой, забываются прославленные имена, в корне меняется подход к «освободителям» и «завоевателям». Ужас охватывает при мысли, к чему может привести – и уже приводит! – подобная практика. Остается только надеяться, что современники всё же сумеют остановиться, учтут уроки истории и вернутся к осознанию масштабов подвига истинных героев до того момента, как призрак Третьего рейха, будучи воскрешен, вернет себе некогда утраченную силу.

Николай Феч.

Фото А. Паламаря и автора.