Умный Тики и медвежонок, у которого в голове опилки

Мы продолжаем публиковать аллегорически-метафизические истории про кота Тики, который, как говорится, все классы прошел, ни одного не пропустил. На сей раз Тики погрузился в новейшие тестовые задания для 4-5 классов.

Надо сказать, что кот, искренне желавший стать котом ученым, горячо поддерживал всех, кто стремится сделать образование более эффективным, соответствующим духу времени. О проблемах в этой области усатому-полосатому было кое-что известно.

 

Так, побывав (инкогнито!) на международной научно-методической конференции «Совершенствование математического образования: состояние и перспективы развития», кот узнал, что, несмотря на достаточно большое количество часов по математике в школах, знание предмета оставляет желать лучшего. Такого мнения придерживались содокладчики Михаил Воронов (академик Международной академии наук высшей школы, профессор) и Петр Герасименко (академик МАН ВШ, профессор Петербургского университета путей сообщения).

Всему виной – бездумная зубрежка. Как пояснил профессор Воронов, математика в школе не должна сводиться к изучению способов решения того или иного уравнения. «Путем ознакомления с основами этой науки мы должны научить человека владеть самой точно математической логикой, рационально рассуждать, а это имеет гораздо более широкое применение», – считает ученый.

В других дисциплинах, если руководствоваться, опять-таки, российскими данными, дела обстоят немногим лучше. И это не какая-то там сомнительная информация из сети. В журнале «Русский мир» (№4, 2008 г.) приводятся следующие данные. По сведениям Центра оценки качества образования, «в России год от года проверки грамотности дают всё худшие результаты. Так, в исследовании 2006 года высокий уровень грамотности показали всего 2% 15-летних учеников». И это притом, что «как говорят родители, дети, учителя и журналисты, программа перегружена».

Про то, что наши дети всё меньше читают, и говорить нечего. Вот и стараются разработчики всевозможных ультрасовременных педагогических методик, авторы новаторских учебников, учебных пособий и т.д. всеми способами привить подрастающему поколению любовь к учебе. Усилий на этой ниве так много, что, кажется, даже педагоги-практики не всегда поспевают за ходом мысли новаторов.

К примеру, авторы одного из ежегодных конкурсов в области языкознания пишут о своем нетривиальном проекте: «Языкознание кажется многим школьникам сводом сухих и скучных правил. Чтобы преодолеть это заблуждение, открыть детям красоту науки о языке», и была задумана международная игра-конкурс.

Но что получается на практике? А получается вот что:

« – Ну, – сказала Сова, – обычная процедура в таких случаях нижеследующая…

– Что значит Бычья Цедура? – сказал Пух. – Ты не забывай, что у меня в голове опилки и длинные слова меня только огорчают».

По стечению обстоятельств, к нам в руки… точнее, в лапы к жаждущему знаний коту Тики попали некие конкурсные задания для 4-5 классов. Согласно замыслу разработчиков, «международная игра-конкурс проводится прямо в школах, не требует от учителя особых усилий, а задания веселы, занимательны и в большинстве доступны не только «одаренным», но и самым обычным детям (что не мешает их содержательности). Даже те участники, которые не слишком увлекаются языкознанием, верно решают хотя бы несколько задач, и мало кто уходит обиженным».

Звучало обнадеживающе. Тики не слишком увлекался языкознанием, и, уж конечно, никак не мог считаться одаренным котом. А значит, какие-то шансы решить хотя бы несколько задач у него были.

С первым заданием Тики, и в самом деле, справился. Задание следующее: «В слове едва спряталась цифра. А в каком из названий цветов «спрятался» волшебник? Варианты: а) василёк; б) гладиолус; в) левкой; г) магнолия; д) хризантема». Правильный ответ: г) магнолия – маг. Раздувшийся от самомнения кот сразу вырос в собственных глазах. Но то была задачка на 3 балла. А, как известно, чем дальше в лес, тем страшнее…

На 4 балла, и правда, пошли волки. Задание: «В романе Эдварда Резерфорда «Лондон» (перевод Елены Копосовой) читаем, как девочка прогоняла волка:

– Уходи! Убирайся! – неистово завопила кроха. – Глупая зверюжина! Уматывай! – И, скорчившись, как делала это, когда закатывала истерику дома, буквально взвыла: – Проваливай!

Если бы волк послушался девочку, то как было бы странно про него сказать: а) ушел; б) убрался; в) умотал; г) провалил; д) среди ответов а)-г) нет правильного.

Ну, подумал Тики, если бы волк (глупая зверюжина) послушался девочку, решительно всё было бы странно. Начнем с того, что странным представляется поведение самой девочки. Прямо одержимая какая-то. Да ещё волками командует. Тут бы экзорциста… Вряд ли все дети читали роман Эдварда Резерфорда (в переводе Елены Копосовой) и владеют контекстом. Что до волка, то было бы странно сказать, что он ушел (с чего бы это? испугался крохи?), убрался (в квартире?), умотал (волк, владеющий жаргоном, сленгом – это более чем странно), провалил (провалил что: экзамен, операцию по уматыванию, убиранию, отступлению основных сил?).

Словом, всё, решительно всё в этой истории выглядит очень и очень странно. Юмор? Если юмор, то от такого юмора хочется бежать без оглядки. Вспоминается классик: «…Она огляделась и принялась думать о том, как бы незаметно улизнуть, как вдруг над головой у неё появилось что-то непонятное. Сначала Алиса никак не могла понять, что же это такое, но через минуту сообразила, что в воздухе одиноко парит улыбка».

Но по сравнению с заданиями на 5 баллов то были цветочки.

«Двухлетний Ян слово теперь произносит как петерь, купить – как пукить, а тебя – как педя. Как Ян произносит слово фазан: а) саван; б) сафан; г) сазан; д) фаван».

Вы что-нибудь поняли? Тики – ни слова. И, собственно, какая разница, как именно двухлетний Ян произносит слово «купить» – как пукить, сифить, тикить… Что в этом познавательного? Тики не поленился, нашел в Интернете правильный ответ: б) сафан. Там идет замена 1-й и 3-й буквы в слове, а также звонкая согласная заменяется на глухую и наоборот.

Скажите, уважаемые взрослые, вы действительно думаете, что детям это интересно, и это, наконец, поможет им полюбить школьные предметы? Полагаю, о чем вообще идет речь, поймут далеко не все. А родители, когда дети к ним обратятся, провалив тест в школе, просто сойдут с ума. Хорошо ещё, что Интернет всегда под рукой есть. Но с Интернетом – нет смысла.

А как вам нравится это: «Даны два русских слова, закодированных так, как это делается в общераспространенной компьютерной кодировке Юникод: баня: 1073 – 1072 – 1085 – 1103, дождь: 1076 – 1086 – 1078 – 1076 – 1100. Вопрос: как расшифровывается слово 1088 – 1105 – 1074? Варианты ответов: а) ров, б) сев, в) рев, г) рыб, д) ряд».

Тики нервно сглотнул. Правильный ответ: в) рёв (из Интернета). А Льюису Кэрроллу, большому специалисту по части закодированных посланий, наверняка икнулось:

Варкалось. Хливкие шорьки

Пырялись по наве,

И хрюкотали зелюки,

Как мюмзики в мове.

Нет-нет, не пытайтесь обвинять старика Льюиса во всех смертных грехах. Перед вами следующее задание – стихотворение Валерия Брюсова «Запоздалый ответ».

Влеки суровую мечту,

Дай утомленной речи,

Вадим, и эту даль, и ту,

Дари на старом вече

Себе мгновение огня,

Дай смуте стены воли.

Ты искушение кремня:

Затмение, ошибку дня –

Тронь искрою до боли!

Думаете, сейчас разработчики тестового задания спросят вас, о чем стихотворение? О чем «Бармаглот»? Ан нет! «Кому из поэтов оно посвящено?» – вот в чем вопрос. Варианты: а) Вадиму Шефнеру; б) Вадиму Шершеневичу; в) Вадиму Гарднеру; г) Вадиму Баяну; д) Вадиму Левину.

«Учить ребенка любить удивительные создания человеческого духа, понимать их, восхищаться, наслаждаться совершенством – собственно, в этом задача литературы», – говорят знатоки. И пусть говорят. А разработчики тестов знай себе разрабатывают. Но если в случае с Брюсовым есть ещё хоть какое-то оправдание: дескать, имя-то поэта Серебряного века прозвучало, теперь школьники кинутся читать его произведения. Но как, какими благородными мотивами оправдать такой вопрос: «Ани Лорак – сценическое имя известной украинской певицы. А ее настоящее имя? Варианты: а) Анна-Лора; б) Каролина; в) Карина; г) Алина; д) Лолита».

А такой: «В фантастическом романе Евгения Замятина «Мы» персонажи носят имена, состоящие из одной буквы и нескольких цифр. Герой, от лица которого ведется повествование, воспринимает своего приятеля как «свое другое я». А как зовут этого приятеля? Варианты ответов: а) P-13; б) Q-13; в) R-13; г) S-13; д) T-13.

Зачем, зачем это нашим детям? Или вопрос должен побудить детей слушать Ани Лорак? Читать Замятина? Им это поможет в учебе, сделает духовно богаче? У Тики не было ответа. Он провалил тест. И пусть говорят, что такие тесты – дело добровольное, что это даже не столько тест, конкурс, сколько игра, у Тики свое мнение: нет, милые мои, это тенденция.

Что касается игр… Снова из «Русского мира» (№5, 2008): «Детская психология – любопытная штука. Вот, например, жалуется младший ребенок: ну что за тексты, скучища, третье упражнение подряд – весна пришла, на деревьях раскрылись почки, чирикают воробьишки, по лужам можно пускать кораблики. Ну как же, говорю, ведь почки, воробьишки и кораблики – это так отлично! Отлично, говорит, это пускать кораблики, а не списывать про них».

Пожалуйста, дайте детям отдохнуть хотя бы после уроков, не заставляйте их играть в наши взрослые игры. Подумаем лучше, как отвлечь молодежь от смартфонов, планшетов и ноутбуков, как подружить с книгой, интересной, доступной, полезной…

И знал Тики, что поделать ничего нельзя, и всё-таки жалко ему было, ох, как жалко человеческих детенышей. «…А Сова всё рассказывала Кенге интересную историю, полную длинных слов, вроде «энциклопедия» и «рододендрон», хотя Кенга и не думала её слушать».

P.S. Если же всё-таки найдутся такие, кто скажет: в тестах всё понятно, всё как положено, просто учиться надо было в школе, а не из класса в класс переходить, Тики охотно согласится. Но поставьте себя на место детей. Вспомните, кто забыл. А для того чтобы прочувствовать то, что чувствуют они, на досуге почитайте Гегеля или Гуссерля. Для затравки, дабы пробудить любопытство, самое простое: что такое философия (по Гегелю)?

«Философия определяется как познание необходимости содержания абсолютного представления, а также необходимости обеих его форм, – с одной стороны, непосредственного созерцания и его поэзии, как равным образом и объективного и внешнего откровения, которое предполагается представлением, а с другой стороны, прежде всего субъективного вхождения в себя, затем также субъективного движения вовне и отождествления веры с предпосылкой. Это познавание является, таким образом, признанием этого содержания и его формы и освобождением от односторонности форм, возвышением их до абсолютной формы, самое себя определяющей как содержание, остающейся с ним тождественной и в этом тождестве представляющей собой познавание упомянутой в-себе-и-для-себя-сущей необходимости. Это движение, которое и есть философия, оказывается уже осуществленным, когда оно в заключение постигает свое собственное понятие, т. е. оглядывается назад только на свое же знание».

В книге, откуда взят фрагмент, написано: для широкого круга читателей. И у кого после этого в голове опилки?

П. Васин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.