ФОРПОСТ РОССИИ

На Бога надейся,

но сам не плошай!

 

Кстати, о божественном провидении. Турция отнюдь не была слабым противником. Армия и флот её были, что называется, дай Боже, а воины храбры и очень неплохо обучены. Вот чего туркам частенько не хватало во всех войнах, так это упорства. Объяснялось это их чрезвычайной набожностью и некоторыми чертами национального характера. Во многих проигранных за многовековую историю Османской империи ею сражениях на суше и на море виноват «Кисмет». Я бы это слово, будь я турком с соответствующими полномочиями,  вообще удалил  бы из турецкого языка. Будучи футбольным болельщиком, я в былые времена удивлялся, почему соперники турок делали с ними всё, что хотели после первого же забитого мяча в турецкие ворота. Кисмет! Похоже, что это явление заразительное, и от былой турецкой сборной оно распространилось на сегодняшнюю сборную России… «Кисмет» переводится как судьба. Среднестатистический турок  той эпохи считал, что на всё воля Божья. Если противник начинает вдруг одерживать верх, то значит «Сегодня Аллах от нас отвернулся».  Дескать, Всевышний разгневался и встал на сторону неверных или других правоверных. Турки постоянно терпели военные неудачи не только в войнах с армиями христианских государств, но и при попытках усмирить мятежи на своих мусульманских окраинах. Арабы, как и турки, тоже шли в бой с возгласами «Аллах акбар!» (Бог велик), но, в отличие от представителей «титульной» в Османской империи нации, руководствовались принципом «На Бога надейся, но сам не плошай». Кстати, русским армии и флоту в многочисленных войнах с Турцией было бы куда проще, если бы они имели дело лишь с этническими турками. Видимо, турецкие султаны прекрасно знали ментальность своих соплеменников, поэтому свою личную гвардию янычаров формировали из инородцев – малолетних пленников и отобранных у матерей детей нетурецкого происхождения. Кроме янычаров в турецкой армии элитой считались части, целиком состоявшие из арнаутов (албанцев), арабов, черкесов. Они как раз и считались воинской элитой Османской империи, потому что остервенело дрались до конца. В плен, как правило, «нацмены» не попадали. Именно с янычарами и другими инородцами Османской империи  пришлось иметь дело Суворову в этой войне в сражениях  на Кинбурне, а затем под Фокшанами и на Рымнике, при штурмах Очакова и Измаила.

 

Будущий император Франции – несостоявшийся русский пират!

 

В самом начале этой русско-турецкой войны, по опыту предыдущей 1768-1774 годов, Россия намеревалась отправить в Средиземное море досаждать в тылу противника флот с Балтики.   Но британская дипломатия сделала своё дело. На севере против России выступила Швеция. Сначала она пригрозила датчанам войной, если те пропустят российские корабли через свои проливы, а затем и сама начала боевые действия против России. Забегая вперёд, стоит отметить, что Российская Империя в ведущихся одновременно русско-турецкой и русско-шведской войнах вышла победителем. Русский флот всё же в Средиземноморье появился, но он был не совсем русским. Ну и не совсем флотом, в привычном понимании.

По опыту предыдущей русско-турецкой войны, когда немалую пользу российскому флоту принесли греческие добровольцы, решено было снова навербовать для ведения боевых действий на море иностранцев. Причём на сей раз уже решили не ограничиваться только греками. Вербовка шла по всему Средиземноморскому побережью, где только могли действовать русские агенты. Заодно покупались торговые суда, которым затем было суждено стать русскими каперскими кораблями.

Среди желающих повоевать за Россию было очень много корсиканцев. Занимавшийся наймом во Флоренции генерал-поручик Иван Заборовский критически относился к выходцам с Корсики. «Не то французы, не то – италийцы. Да и вид у них бандитствующий», – частенько приговаривал Заборовский, бракуя очередного корсиканца. В число забракованных попал и лейтенант-артиллерист  французской армии Наполино Буэна Парти. Кроме того, что он был не богатырского телосложения, так и оценил себя слишком высоко – требовал чина не меньше майора. Кем впоследствии стал этот наглец, всем хорошо известно. Интересно, как бы сложилась его судьба, не дай ему Иван Александрович Заборовский от ворот поворот? А чем не сюжет для любителей альтернативной истории?

Кстати, и без будущего императора Франции в волонтёрских рядах было немало весьма занимательных личностей. Например, эскадрами русских «крейсерских судов» (называть наёмников корсарами, каперами, а уж тем более пиратами не хотели ни в какую, а посему и придумали нейтральное название для этой затеи) командовали чудом избежавший в своё время британской пеньки старый мальтийский пират Лоренцо Гильгельмо (Екатерина II присвоила ему чин капитана II ранга) и его эпатажный коллега по морскому разбою в Средиземке Ламбро Качиони. Уже по окончании войны, когда Россия начала разоружать и продавать «крейсерские суда», полковник русской службы Качиони  отказался исполнять этот приказ. Собрал вокруг себя несогласных с прекращением войны, увёл несколько судов, объявил себя «королём Спарты» и стал пиратствовать в греческих водах. Именно пиратствовать, а не вести свою личную войну с турками, ибо захватывал и жёг не только турецкие торговые суда. После того, как эта участь постигла два французских «купца», утихомиривать «спартанского короля» взялся Париж. Французско-турецкая эскадра разгромила небольшую эскадру Качиони, но самому «королю» удалось улизнуть и добраться до России. Вступивший на престол Павел I решил навести порядок в регалиях корсара и заменил сухопутный чин Качиони на более присущий его роду деятельности капитана I ранга. В морском звании Ламбро Качиони успел покомандовать вновь сформированным греческим батальоном и умер в Балаклаве в 1805 году.

 

«Гибридная война», говорите?

 

Как уже не раз бывало и до того, и после, на Россию попытались нажать извне. Британия, которая стояла за кулисами большинства ведшихся Османской империей войн, заявила, что признавать условия Ясского мира не намерена. Более того, британский флот готов был поднять паруса и двинуть на Балтику, под самые стены Зимнего дворца. Заодно Лондон хотел  сагитировать на новую войну с Россией вдобавок и Швецию. Но в который раз Россию выручила её дипломатия, в том числе и тайная, а также «рыцари плаща и кинжала».

Сегодня моден термин «гибридная война». А само явление-то появилось давно. Вот и после подписания в Яссах мирного договора официальным и «неофициальным» представителям Петербурга в Лондоне  удалось втихаря убедить сначала английские торгово-промышленные круги, а затем и тамошнюю оппозицию в лице лидера вигов Чарльза Фокса во вреде для Британии англо-русской войны. Затем щедро проплаченные и первыми, и вторыми газетчики в короткий срок сформировали в обществе пацифистский дух. Правительству Уильяма Питта (младшего) пришлось отступить. Британские корабли остались в своих гаванях, а Швеция на непродолжительное время забыла о реванше. Турция, оставшаяся без союзников, тоже до поры до времени присмирела. Более того, во времена войн революционной Франции она была союзником России. Об этом долго рассказывать. Лучше найдите в Интернете фильм «Корабли штурмуют бастионы», повествующий о том, как десант с кораблей русско-турецкой эскадры под командованием Ушакова штурмом взял французскую крепость на острове Корфу. В фильме также показан конфликт двух величайших флотоводцев – Фёдора Ушакова и Горацио Нельсона – по поводу пленённых  французов и их неаполитанских союзников. Нельсон передал своих пленников (прекрасно осознавая, что тех ждёт) на расправу вернувшимся в Королевство Обеих Сицилий (иногда зовётся ещё Неаполитанским Королевством) местным Бурбонам. Более того, английские моряки сами участвовали в расстрелах. А ещё в фильме есть эпизод со встречей цветами, хлебом  и вином жителями освобождённого от французов «вечного города» прапрадедушек нынешних российских морпехов. Да, я не ошибся, русских воинов в своё время как освободителей чествовали и в Риме. Основными  действующими лицами той кампании были главные герои русско-турецкой войны 1787-1791 годов – на суше Александр Суворов, а на море – Фёдор Ушаков.

 

P.S. Ненароком покалечивший в своё время гениального русского полководца его денщик Прохор также принял участие в Итальянском походе. За то, что он неоднократно спасал жизнь Суворову, король Сардинского королевства (под правящую там Савойскую династию в следующем веке объединится Италия) наградил суворовского денщика медалью для нижних чинов сардинского ордена «За военные заслуги» – аналогом российского солдатского Георгиевского креста.

 

 

Продолжение.

Начало в №242.

 

Александр Никитин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.