Сага о героях

…Тщетно искали мы могилу одного из лучших сынов приднестровской земли, бесстрашного, потомственного воина, полного кавалера ордена Славы Петра Ивановича Емельянова на украинском кладбище города Слободзея. Успеху дела не способствовало и  обращение за помощью к местным жителям, и то, что нас было пятеро, и даже специально разработанный метод по разграничению участков поиска. А всё потому, что могилы Емельянова здесь и быть не могло, так как в действительности похоронен он не на украинском, а на русском кладбище. Выходит, нам изначально дали неверные координаты. Но как это могло произойти? Нет, поистине и после смерти этого удивительного, достойнейшего человека его не перестает преследовать злой рок.

 

IMG_0126 Петр Иванович Емельянов (…1916 – 1 октября 1949)

 

Есть герои известные. Есть герои неизвестные. Петр Иванович Емельянов относится к «известным-неизвестным» героям. Вся его жизнь полна загадок, хронологических пробелов и поразительных несоответствий, хотя, конечно же, сам он и не думал от нас что-то скрывать, да и вообще не любил привлекать к себе внимание. Он просто делал то, что должен был делать, просто выполнял свой долг.

Так, даже будучи кавалером ордена Славы трех степеней (в Приднестровье таких кавалеров всего три), Емельянов в разговоре с близкими лишь повторял: «Я слишком мало сделал, я слишком мало сделал…». А близкие по своему простодушию решительно не понимали, что говорит он так исключительно из нежелания «бить себя кулаком в грудь». Они, представьте себе, и правда, думали, что ничего такого «героического» он не совершал. Это и есть первое фактическое несоответствие, недоразумение, виной которому послужила бесконечная скромность героя. А между тем…

Согласно данным министерства обороны Российской Федерации, Емельянов Пётр Иванович на фронте с 1941 года. Был командиром отделения 282-го стрелкового полка (175-я стрелковая дивизия, 47-я армия, 1-й Белорусский фронт). Сержант Емельянов 26 марта 1944 года в ходе уличных боев в г. Ковель (Волынская область, Украина) истребил свыше 10 гитлеровцев. 14 апреля 1944 года награжден орденом Славы III степени. За овладение военным плацдармом в районе города Ковеля дивизия, в составе которой он воевал, стала именоваться Уральско-Ковельской.

18 июля 1944 года П.И. Емельянов при прорыве обороны противника северо-западнее с. Смидынь (Старовыжевский район Волынской области) ворвался в траншею, поразил пулемет и более 10 гитлеровцев. 21 июля 1944 года при форсировании р. Западный Буг в числе первых преодолел реку, забросал гранатами вражескую минометную батарею, подавил 2 пулемета. В ходе преследования вместе с товарищами захватил и удерживал мост. Бойцы под его командованием уничтожили 15 гитлеровцев и 5 взяли в плен. 27 сентября 1944 года награжден орденом Славы II степени

IMG_0095Командир разведывательного отделения 282-го стрелкового полка Емельянов 3 марта 1945 года в бою у населенного пункта Геберсдорф (Польша) с отделением отразил контратаку противника, удержал занимаемый рубеж, при этом 5 гитлеровцев уничтожил, а 4 взял в плен. 31 мая 1945 года награжден орденом Славы I степени. Кроме того П.И. Емельянов был награжден орденом Красной Звезды, который, согласно статуту, вручался за личное мужество и отвагу, отличную организацию и умелое руководство боевыми действиями, способствовавшими успеху советских войск.

Если учесть, что орденом Славы награждались только за личные заслуги, за проявленные в боях славные подвиги, можно лишь догадываться, сколь выдающимися качествами должен был обладать наш земляк, чтобы заслужить его трижды. Героизм и боевые заслуги Емельянова не случайны. Он, как утверждают краеведы, потомственный казак. До войны служил в кавалерии, значит – привык быть первым. Его отец и старшие братья храбро сражались в Первую мировую войну, имели Георгиевские кресты. Кстати, орден Славы по своему статуту и цвету ленты почти полностью повторял Георгиевский крест, одну из самых почитаемых в дореволюционной России наград, которую тоже вручали лишь за выдающиеся проявления личной храбрости.

Но если с воспитанием, наследственностью, воинской психологией, навыками и умениями Емельянова всё, вроде бы, понятно, то как объяснить, чем руководствовался этот человек, ежесекундно рискуя жизнью? Дело в том, что ещё в 37-м году его семья была репрессирована. Крепких слободзейских хозяев посчитали «зажиточными», отнесли к «кулакам» и, выдвинув в качестве аргумента отказ (фактический или мнимый) отца Емельянова вступать в колхоз, лишили всего имущества и сослали в Сибирь. Петр Иванович, как говорят, остался в родной Слободзее лишь благодаря тому, что «пошел в колхоз» и женился на бедной девушке Софье Каракулиной. А вскоре (шел 38-й год) его призвали в армию.

О рождении дочери Варвары Петр узнал, находясь на действительной службе в одной из частей, дислоцированных в Одесской области. Чтобы увидеть ребенка, красноармеец Емельянов заслужил краткосрочный отпуск и в конце августа пришел пешком из Одессы в Слободзею. Тогда он и увидел трехмесячную Варю: Петр смотрел на малютку-дочь и не мог наглядеться.

Год 1941-й. Срок службы в армии Петра Емельянова подходил к концу. Вот-вот он должен был демобилизоваться. «Домой! В самое лучшее место на земле, в Слободзею, к жене и дочери!». Он будет много работать, он сам, своими руками выстроит новый дом, взамен того, что отобрали в 37-м. Не весь же век тесниться у тещи, которая, впрочем, любила его, как родного сына… И вот когда счастье представлялось таким осязаемым, таким близким, началась война. Приднестровье погрузилось в глухую, непроглядную ночь фашистской оккупации, а он с первых дней войны попал на фронт.

Не вызывает сомнений тот факт, что хорошо подготовленный, физически развитый и воспитанный в духе лучших воинских традиций Емельянов, находясь в общем строю, с самого начала оказывал достойный отпор врагу. Но – увы! – об этом периоде нам мало что известно. По сути, все три года героической и наиболее драматичной борьбы советского народа в случае с Емельяновым остаются одним белым пятном. Пелена неизвестности покрывает судьбу героя вплоть до 1944 года, начиная с которого наш земляк один за одним совершает свои выдающиеся подвиги.

Неуместной шуткой прозвучало бы предположение, что о подвигах полного кавалера ордена Славы в первые три года войны нам ничего не известно только потому, что сам орден был учрежден лишь в конце 43-го. И всё же приходится признать: о том, «где» и «как» воевал Емельянов в этот период, не знаем не только мы. К примеру, участники поисковых отрядов, школьники из г. Ревда (здесь в 1943 году и была сформирована 175-я Уральская стрелковая дивизия) в 1984 году сообщали дочери Емельянова, Варваре Петровне, что, по одному из предположений, Петр Иванович «присоединился к дивизии под Курском».

Дальше, если следовать логике официальной биографии, всё предельно ясно: Емельянов дошел до Берлина, был всегда впереди и, отмечая свой путь воинскими подвигами, заслужил поочередно все три степени ордена Славы. Судьба благоволила ему вплоть до предпоследнего дня войны.

В этот предпоследний день, день накануне Дня Победы, роковой день 8 мая 1945 года, и произошла трагедия, омрачившая и неумолимо сократившая последние дни героя. Емельянов лежал в полевом госпитале с ранением в ногу – ранением не слишком тяжелым, так что родных он поспешил успокоить: дескать, «ничего серьезного, скоро буду». Вообще с фронта он почти не писал. Да и куда было писать, когда до апреля 44-го родные находились на оккупированной территории.

И вот он, злой рок: немногочисленные, предельно лаконичные и в то же время бесценные для нас письма впоследствии куда-то пропали.

Содержание того последнего, написанного собственноручно, только обнадежило близких. Легко представить: в один из солнечных майских дней, когда почтальон доставил его по указанному адресу, в Слободзее должны были переживать всенародную радость Победы. Многоголовой гидре фашизма пришел конец! Ночь миновала. Весна зримо вступила в свои права. В старом фамильном саду Емельяновых (он тоже был экспроприирован) цвели яблони. Читая и перечитывая письмо с фронта, жена и семилетняя дочь даже подумать не могли, что отныне Петр Иванович сможет любоваться всей этой красотой лишь в собственном воображении.

8 мая во время вражеской бомбардировки погибли многие из тех, кто лежал вместе с ним в медсанбате. Ему повезло – он остался жив. Хотя, возможно, сам Петр Иванович оценил степень своего везения несколько иначе, так как в результате бомбежки он навсегда потерял зрение, получил множественные ранения в область головы и лица.

В прямом, в самом буквальном смысле теперь это был человек без лица. Конечно, мы, потомки, обязательно скажем, что лицом героя является его подвиг, воинская честь, дело всей жизни. Лицо героя – это его освобожденная Родина, жизнь без войны, созидательный труд соотечественников, цветение фруктовых деревьев, улыбки детей… И всё же каждый герой хотел бы увидеть всё это собственными глазами, не быть обузой для близких, самостоятельно трудиться, быть полноценным участником послевоенной жизни.

Емельянову отныне всё это было недоступно. Он навсегда лишился зрения. И вот он, так рвавшийся домой ещё в довоенные годы, стал сомневаться: а стоит ли вообще возвращаться таким, каким он стал? Не испугает ли он своим видом дочь, которая другим его и не помнит? Не оттолкнет ли молодую жену?

Война закончилась. Прошел май, июнь, но Петр Иванович не возвращался. Только в июле родные, наконец, получили письмо из Оренбурга от начальника госпиталя. В нем говорилось, что П.И. Емельянов не желает сообщать семье о своем состоянии и просит оформления его в дом инвалидов. Начальник госпиталя честно предупреждал: Петр Иванович ослеп и до конца своей жизни будет нуждаться в постоянном уходе. Герою в то время было 29 лет.

Скажем прямо: письмо от начальника госпиталя, конечно же, не могло не шокировать близких. Ведь они ждали, что Петр, как он сам об этом писал, вернется здоровым. Но разве могло это изменить отношение к дорогому человеку? Не смалодушничал ли наш герой, усомнившись в крепости семейных уз? Уехав, скрывшись, он, несомненно, причинил бы жене и дочери несравненно большее страдание. А то, что недавний боец стал инвалидом, – так разве мало людей, настоящих героев, вернулось после войны без рук, без ног… А сколько не вернулось… Сколько пропало без вести… Скольких годами, десятками лет ждали, искали и до сих пор ищут и ждут…

Едва узнав местонахождение зятя, мать Софьи Андреевны потребовала, чтобы дочь немедленно написала начальнику госпиталя, что Петра Ивановича Емельянова ждут дома.

А в июле к дому сестры Емельянова Евдокии подъехала подвода, на которой сидел фронтовик с перевязанным бинтами лицом и с ним две санитарки. Петр подстраховался – он попросил привезти его к дому сестры, чтобы сразу не напугать Софью и дочь Варю. Варя первая сообщила матери о «незнакомом дяде, которого привезли к тете Дусе». Женщина сразу всё поняла. Когда она подошла к подводе, Петю уже обступили односельчане. Люди радовались его возвращению и плакали, узнав, что случилось с красавцем-парнем. К Петру подвели дочь, рассказали, что она очень на него похожа, а он, дабы девочка не испугалась и не убежала, крепко взял её за руку. Софья сказала: «Пойдем, Петя, домой». Двое мужчин помогли ему спуститься с подводы и преодолеть небольшое, а вместе с тем – бесконечно длинное расстояние до дома.

Всего через четыре года Петра Ивановича не стало. Сказались многочисленные ранения,  да и, вероятно, не в последнюю очередь отношение к своему здоровью, самому себе. Не смог этот человек титанического склада примириться с мыслью о своей неполноценности. Как ему казалось, родные страдали из-за него. Словно бы он мешал им жить… В действительности же Софья Андреевна так никогда больше и не вышла замуж. Да и «бабушка никогда бы не позволила, слишком она папу любила», убеждена дочь Варвара Петровна.

Как гласит семейная легенда, не кто иной, как теща Петра Ивановича, предчувствовала нависшую над ним угрозу. Ещё перед войной, когда Петр пришел повидать дочь, она уговаривала его: «Не ходи назад, не возвращайся в часть, мы тебя спрячем». Но мужчина (даром, что был он из семьи репрессированных) решительно отверг саму мысль о дезертирстве: «Что вы такое говорите?! Я должен отдать Родине долг!».

И вот, притом, что сам он никогда не прятался, а на войне  первым лез под пули, после смерти Петра Ивановича быстро стали забывать. Конечно, не близкие, а все мы, потомки. По непостижимому стечению обстоятельств, десятилетиями о полном кавалере ордена Славы П.И. Емельянове почти ничего не было слышно. Ещё в 60-е годы, когда Софья Андреевна попыталась разузнать о подвигах мужа в военкомате, там только развели руками. Сам же Петр Иванович о своем боевом пути родственникам ничего не рассказывал, так что, весьма продолжительное время они и не подозревали, какой их муж и отец… герой. В 80-е Варвара Петровна встречалась с детьми из г. Ревда Свердловской области, где в то время отмечали 40-летие Уральско-Ковельской дивизии. Потом ребята приезжали в Слободзею специально, чтобы посетить могилу Емельянова. В Свердловске вышла книга очерков о подвигах свердловчан – полных кавалерах ордена Славы – под названием «Созвездие славы», где рассказывается и о подвигах, совершенных нашим земляком.

Мы же, приднестровцы (даже специалисты, занимавшиеся этой темой), вплоть до 2010 года почти ничего не знали об этом легендарном человеке. 5 лет назад, в год 65-летия Победы, в нашей газете вышла замечательная статья педагога и журналиста из Слободзеи Татьяны Васильевой «Действительно без фотографии», названием которой Татьяна, как представляется, и хотела подчеркнуть парадоксальную безвестность Емельянова, «известного неизвестного героя».

Но и после 2010 года имя Емельянова не было поставлено в первые ряды героев – уроженцев Приднестровья, равно как и фактически приравненных к ним наших кавалеров ордена Славы Дарьева и Чичика.

Слава Богу, сейчас есть
надежда и возможность разорвать порочный круг, навсегда положить конец злому року, преследовавшему Петра Ивановича при жизни и после смерти. В Тирасполе живет дочь Емельянова Варвара Петровна, лицо которой стало лицом отца задолго до того, как Петр Иванович был тяжело ранен (ведь дети, как принято считать, являются продолжением своих родителей). Вот и теперь в нем, спустя годы, отражается он, тот, кого она почти не знала, хоть и водила после войны, ослепшего, за руку по Слободзее. Тот, кто, вернувшись домой, лишь потрогав, измерив дочь руками, мог понять, какого она роста, и кто упрямо не хотел измерять собственный подвиг, вернее – вовсе не считал его таковым, повторяя лишь одно: «Я успел сделать очень мало».

…К Варваре Петровне нас направили работники Слободзейского краеведческого музея, ныне старательно собирающие все материалы и экспонаты, связанные с именем легендарного земляка. В самой Слободзее недавно заложили в память о Емельянове аллею. Обсуждается возможность установки ему памятника на кладбище. И всё-таки очень хотелось бы верить, что ещё до того, как памятник будет установлен, как можно большее количество людей побывает на могиле героя, сможет рассказать о его славном боевом и трагическом жизненном пути детям, знакомым и показать место его упокоения гостям из других населенных пунктов, таким, например, как мы, фотопутешественникам.

 

P.S.

К чести советской власти, последовательно и на первых порах особенно активно проводившей линию классовой борьбы с «врагами народа», «чуждым элементом», ещё в 1946 году инвалиду Великой Отечественной войны П.И. Емельянову (из семьи репрессированных) вернули дом. Теперь реабилитироваться должны мы, живущие в ХХI веке, вернув Емельянову заслуженную память и выбитое на скрижалях истории светлое имя.

Николай Феч.