НАПИШИ ПИСЬМО ЛЮБИМОМУ ЧЕЛОВЕКУ

Под таким названием в республике проводится акция, организованная ГУП «Почта Приднестровья» и ГУ «Приднестровская газета».

Акция посвящена предстоящему Дню влюбленных – Дню святого Валентина.  Редакция нашей газеты получает первые письма, с одним из них мы знакомим читателя.

 

ПИСЬМО ДЕДА

 

Как душевно непросто возвращаться к памяти тех, кого рядом нет. Давно нет родителей, но уцелевшие фотографии, открытки и письма продолжают лежать в старых, обтянутых бархатом советских альбомах. Иногда я возвращаюсь к ним и открываю для себя немало интересного. Взять хотя бы письмо деда к моей бабушке. Приведу дословно почти стертые временем строчки.

… «Лизонька, здравствуй. Войне скоро конец, и мы уже неделю, как на Украине. Фриц не сдается, совсем ошалел и сопротивляется. Он, наверное, верит еще в свою победу. Вчера ушли со Знаменки на Молдавию. Там, говорят, вкусный виноград растет. Хотел бы попробовать, но он только летом созреет. Один знакомый солдат с тех краев удивился, что я никогда в жизни не ел винограда. Ему говорю, что не с этих мест, а он даже не знает, где Казань. Такой вот товарищ. На станции Знаменка столько путей железнодорожных собралось, и по ним поезда уходят в разные направления. Станцию называют узловой, вот немец за нее и дерется. Чтобы не отдать ее нам, а самому командовать, куда поезда пускать. Бомбили и обстреливали нас с самолетов, а укрыться нельзя было, мы на открытой платформе находились. Как дождь, пули лупили по нам. Много ребят погибло. Рядом со мной находились двое солдатиков, их только призвали служить, и это был для них первый бой. Что они могли сделать с одной винтовкой против самолетов? Я обхватил их двоих и прижал к земле. И накрыл еще шинелью для защиты. Так один из них заплакал, а я сделал вид, что не слышу. Нашего сына Мишку вспомнил. В последнем письме он сказал, что он уже младший лейтенант. А я вот все рядовой. Обошел отца. Каждый день за него молюсь, и ты, наверное, тоже. Нету дня, чтобы вы не стояли перед моими глазами. Давеча, когда нас бомбили, все время думал о тебе. Как ты там? Здесь уже весна. А у нас нескоро еще будет. Картошку когда сажать будешь, так разрезай ее на кусочки с глазками. Все больше получится. Если обувка прохудилась, смело иди к Петьке. Его, наверное, дома оставили. Инвалид все же. Я ему, когда уходил, лапку сапожную выковал. Он обещал тебе помогать. Вспомнил, как тебя сватал, и нашу свадьбу тоже. Ты у меня самая красивая. А потом еще и Воронеж приснился. Помнишь, как мы там жили. Я на завод в кузницу устроился, а ты на швейку. Все по кинотеатрам ходили кино смотреть разное. И еще в ресторане были. Я тебя обещал еще повести. Сколько радости было, когда ты Мишку родила! Не мог дождаться вас из роддома. Я тебе еще часы за Мишку купил на память. Ты их мне на войну отдала, чтоб не забывал. Я их ношу и всегда помню о тебе. Все помню, Лиза, до мелочей. И как Сережку рожала. Думали, помрет, но мы его выходили. Спасибо, родная, что ты есть, и с тобой наши сыновья. Ты, Лиза, все хотела дочь, а не получалось. Так я вот что решил. После войны заводить детей нам уже поздно. Мне сорок три будет, а тебе сорок. Давай девочку возьмем из детдома. Много детей осталось без родителей. Мы ее вырастим, и она будет на старости лет тебе помощницей. Я столько горя за войну насмотрелся. Беда на всех одна, моя дорогая. Мишка, гляди, скоро женится. Боюсь, чтоб только не на войне. И Сергей уже взрослым становится. Морем не перестал бредить? Никогда не видел его, а моряком хочет стать. Интересно получается. Скорее бы конец войне. Заживем с тобой, Лиза, еще лучше. Я думаю новый дом построить и еще мотоцикл с коляской купить. Тебе обязательно хочу шубу и золотые сережки справить.

Буду заканчивать писать. Надо идти винтовку чистить да постираться. Завтра, говорят, пойдем на Одессу, там и море увижу. Скажи об этом Сергею. Я очень прошу, береги себя. Ты мне очень-очень нужна, милая женушка. Если бы ты знала, как я тебя люблю. Сильнее всех на свете. Крепко обнимаю и целую много-много раз. Твой муж Николай».

… Еще раз прочитала письмо. Как случилось, что раньше я не ведала о нем? И тут же себя спросила: а все ли мы при жизни родителей толком знали о них и своей родословной? Все как-то недосуг…

А дедушку я никогда не видела, он погиб в конце войны под Будапештом, с бабушкой встречалась всего несколько раз – она далеко жила от нас со старшим сыном Мишей, моим дядей. Но еще тогда, как-то погостив у нее, поняла, как берегла и несла она память о своем муже, моем дедушке. Не один его портрет видела я в ее доме. И как хорошо, что, будучи тогда беззаботной, веселой студенткой, я не сказала ей: «А сейчас у нас в городе вешать портреты на стене немодно». И как хорошо, что теперь, по прошествии стольких лет, среди родительских фотоснимков и документов я нашла это, казалось, забытое и затерянное письмо. Письмо любви, письмо памяти.

 

Лилия Терентьева.

г. Тирасполь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.