НА ОБОЧИНЕ

Утро по пути на работу в Бендеры из Тирасполя или наоборот, неторопливо гудящий 19-й троллейбус или заполненная битком «двадцатка»…

 

 

Все озабочены думами о грядущем трудовом дне. И во время нашей молчаливой поездки мы изо дня в день замечаем строгих мужчин, которые стоят на обочине – тоже в ожидании работы.

Это и есть известная парканская «биржа труда».

Безработица как социально-экономическое явление давно уже никого не удивляет. Люди с постоянной работой держатся за нее, как только могут, и боятся менять что-то в жизни. Люди, оставшиеся без работы, как никто подвержены дикому стрессу. В лучшем случае, безработный уедет пытать счастья в Россию (детям на квартиру якобы зарабатывать), в худшем – опустится и сопьется, сокрушаясь о бесцельно прожитой жизни. Но находятся и сильные духом мужи, которые стоически переносят невзгоды, цепляясь за каждый шанс заработать.

«Биржа труда» представляет собой постоянное место сбора людей на Тираспольском шоссе, куда мелкие хозяйственники и владельцы огородов приезжают нанимать потенциальных работников на день-два. Естественно, при «живой сделке» человек может договориться о намного более низкой оплате той же обработки огорода, чем если бы он искал рабочих по частному объявлению.

Что ж, попытаю счастья и тоже постою на «бирже труда» – от тюрьмы да от сумы не зарекайся! Это февральское утро особенно морозное, ведь ночью был мокрый снег, и ноги леденеют уже только от ходьбы, не то что стоять на таком холоде… На месте уже топчутся человек семь-восемь в ожидании заказчиков. Почти всем им на вид лет 40-50, однако есть и молодой парень. Я подхожу к курящим, здороваюсь и представляюсь. Мужчины принимают меня без «напряга», но и не особо церемонятся в общении с «новичком».

– А что, будет сегодня кто-то приезжать и брать на работу? – простодушно спрашиваю я.

– А кто его знает! – отвечает мне Юрий Владимирович, бывший работник ЖЭКа. – Пока никого не было, да и холодно… Иной раз стоим, так никто и не приезжает.

Приходят обычно на «биржу труда» не раньше половины восьмого утра, а уходят, если работка так и не подвернется, где-то в полдень, рассказывает дядя Саша. Правда, некоторые и до трех дня стоят.

– Как вы думаете, возьмут меня сегодня на работу? И вообще, есть какая-то иерархия: кого-то берут, а кого-то нет? – наивно интересуюсь я.

– Ну, это от человека зависит, – рассказывают мои собеседники. – На телосложение смотрят, некоторые берут уже знакомых. Часто бывает, что недалеко от нас подъезжает машина, и шофер показывает, сколько человек ему нужно. Кто первый добежит, тот и поедет работать.

Дядя Саша покуривает «Ляну» через мундштук. Когда-то он работал на «Литмаше». Теперь же уже несколько лет трудится по найму – на жизнь он не привык жаловаться. Да и жена бы его терпеть не стала, сиди он дома и плюй в потолок. Юрий Владимирович с густыми усами и в старомодной шапке тоже имеет стаж на парканской «бирже», кроме того, помогает по электрике соседям. Подходит еще один мужчина в кепке, лет под сорок, улыбается и здоровается со всеми, закуривает.

– Молодые ребята, я так понимаю, здесь не так часто бывают? – продолжает расспросы ваш автор.

– Да нет, в выходные студентиков здесь больше, чем нас, собирается. Живут в селах, а учатся в Тирасполе. Родители не имеют возможности помочь, так им иногда даже на дорогу домой денег нет. А тут подзаработать на недельку можно, на хлеб-молоко…

Максим, молодой парень, как он сам представился, «из технаря», здесь совсем недолго. Брали на работу его всего пару раз, зарабатывал по 50 рублей и тем был весьма доволен. Но мечтает пойти в автомеханику и открыть свою автомастерскую, выражая уверенность: через несколько лет это будет не так уж и сложно!

Летом на месте сбора стоят, как рассказывают мужчины, до ста человек из близлежащих сел, а также Тирасполя и Бендер. Преувеличивают, конечно, но действительно толпа собирается немалая. Зимой работы меньше: разгрести бабушкам запорошенные дворы, убрать строймусор и так далее. В теплое время года начинаются огороды и повсеместные ремонты, так что трудолюбивые разнорабочие и помощники по хозяйству очень ценятся.

О чем ведется разговор людей на обочине, которых собрал вместе вовсе не пикник? Обсуждают последние новости о «Молдавкабеле», с горечью вспоминают об ММЗ, спорят о двоякой политике Додона в отношении Приднестровья, надеясь, что тот облегчит налоговую судьбу нашим предприятиям как «экономическим агентам Молдовы». Полемика идет нешуточная, но в одном мужчины сходятся точно: перемены будут. «Потому что хуже, как было у нас, уже быть не может, – усмехается Юрий Владимирович. – Если б восстановить хотя бы часть нашей промышленности, то тогда бы и мы, может, стоять тут перестали бы».

Возможно, читателю показалось, что я слишком позитивно нарисовал портреты каких-то идеальных совдеповских трудяг, шпаривших на заводе по три нормы в день. Но жизнь есть жизнь, без прикрас. Выпивать-то, конечно, они выпивают – а какая русская душа проживет без того, чтобы иногда не выпить? Но алкоголиков на «бирже труда» обычно нет, да и не возьмут такого работать по найму. Мои собеседники выглядят крепко, никто не испытывает проблем со здоровьем, ничьи скулы не дрожат от депрессии. Дело ведь не в бутылке, а в том, что «за державу обидно» (наверное, это эмоция исключительно человека из Русского мира).

В это время подходит первый «работодатель» и берет знакомого ему светловолосого и насупленного Колю на вывоз мусора из пристройки. Я напоследок спрашиваю у своих собеседников:

– И что же вы думаете о будущем, изменится что-то в нашей жизни?

– Надеемся, что изменится! – отвечают мужики. – Таких, как мы, которые хотят работать, знаете сколько? А уехало таких же рабочих рук? Если мы сюда каждое утро ходим, то всяко приятнее на предприятии восстановиться!

Такого позитива я от оставшихся без работы явно не ожидал. Насколько часто ноют наши бюджетники о том, что мало получают и работают не покладая рук, настолько же громко я призываю их постоять несколько дней на «бирже труда». А еще поучиться у них не терять надежды: и в скором времени рабочие места в Приднестровье появятся не только в полуночных call-центрах, но и на больших заводах, а тот самый студент откроет свою автомастерскую.

 

АНДРЕЙ ПАВЛЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.