КАК ЖИВЕТ НАШ РУБЛЬ

Одно из первых ключевых назначений во властной иерархии – новый глава Центрального банка. Им стал Владислав ТИДВА.

 

 

–Смена руководителя ПРБ совпадает со сменой политической власти. При этом возникает состояние дежавю – валютный кризис, отсутствие золотовалютных резервов… Каковы реальные причины этих явлений?

– Совпадение действительно печальное. Сложившаяся в экономике республики ситуация была усугублена валютным кризисом, под знаком которого прошел практически весь прошлый год.

В результате проводимой последние пять лет политики экономика стала весьма зависимой от работы одной отрасли – электроэнергетики. Если еще несколько лет назад доля электроэнергии в совокупном экспорте составляла около 25%, то последние два года до 37% экспорта и валютной выручки связаны с поставками электрической энергии. Это очень высокий уровень зависимости. Экономика, ее экспортный потенциал должны диверсифицироваться. Как только подходит время заключения нового контракта, нас буквально всех начинает лихорадить – подпишут/не подпишут, на каких условиях?! Это приводит к ограничению возможности планирования дальнейшей экономической политики, в том числе денежно-кредитной.

Причины валютного кризиса необходимо искать как раз в неэффективной и неадекватной денежно-кредитной политике, которая проводилась монетарными властями республики предыдущие 5 лет. Эти действия привели к тому, что мы остались без валютных резервов, проявилась двойственность обменного курса.

Дело в том, что в эти годы более чем на 80% выросла денежная масса, в 2 раза – денежная база. Это показатели, характеризующие нашу денежную систему и эмиссионные процессы. В 2016 г. эмиссия Центрального банка составила порядка 430 млн руб. Узнав о некоторых технических моментах подсчета и реальный объем денежной базы, мы, честно говоря, поразились, не ожидали, что реальная ситуация будет настолько плачевна.

Есть еще такой показатель, как денежный мультипликатор, который характеризует процесс увеличения денежной массы за счет выдачи кредитов и привлечения новых депозитов в двухуровневой банковской системе. В сравнении с другими странами у нас этот показатель находится на очень низком уровне – 1,19 (в развитых странах может достигать 5-7). Это свидетельствует о том, что денежные средства у нас выполняют фактически только одну функцию из пяти – средство обращения. Деньги практически сразу же возвращаются на счета Центрального банка в виде обязательств. То есть чем больше эмиссия, тем больше обязательств ЦБ. Это и привело к вымыванию валютных резервов, с одной стороны, с другой – к ухудшению ситуации в банковской системе.

– Пять лет назад нам говорили, что золотовалютных резервов «зеро» и даже минус 4 млн долларов. Теперь снова, что валютных запасов нет…

– По состоянию на 1 января 2017 года чистые валютные активы Центрального банка составили минус 42,6 млн долл.

– …читателям сложно представить, как они могут быть отрицательными…

– Это означает, что Центральный банк должен различным кредиторам на 42,6 млн долл. больше, чем обладает активами. Таким образом, валютные резервы находятся в отрицательной зоне. Если сравнивать настоящее положение с пятилетней давностью, то оно сложнее. Фактически Центральный банк полностью лишен возможности оперативного регулирования валютного рынка путем интервенций.

– В начале 2012 г. 30 млн долларов на поддержание курса рубля выделила Российская Федерация. Если ситуация схожая, может, Россия поможет?

– Пополнение валютных резервов за счет финансовой помощи России – важнейший фактор, мы во многом зависим от нее. Однако сегодня нам крайне необходима помощь Российской Федерации и на экспертно-консультационном уровне. Это касается методической помощи для построения работы самого Центрального банка, это и привлечение независимых российских аудиторов для оценки финансового состояния банков, получивших государственную поддержку.

Мы уже работаем с аудиторской компанией ООО «Финансовые и бухгалтерские консультанты». Они не первый раз проводят аудит наших кредитных учреждений, знакомы с банковской системой, ее особенностями. Через месяц ожидается получение итогов внешнего аудита.

– Какие меры намерен предпринять ПРБ, чтобы разрешить складывающуюся ситуацию?

– В условиях отрицательных валютных резервов стабилизировать ситуацию просто невозможно. Какой бы обменный курс ни был обозначен, если денежные власти не покажут рынку, населению, предпринимателям, что они готовы поддержать его за счет валютных интервенций, то стабилизировать ситуацию не удастся. Это экономическая аксиома. Ее подтверждает ситуация, когда в августе 2016 г. в обменных пунктах изменили значение курса продажи доллара США до 14,5 рубля. Что последовало затем? Цена доллара на теневом рынке подскочила.

Безусловно и то, что обменный курс необходимо устанавливать, исходя из экономических реалий. А они таковы, что у нас есть проблемы со счетом текущих операций платежного баланса. Дефицит счета отражает наши взаимоотношения с внешним миром и показывает, что валюты в республику приходит меньше, чем ее требуется. Когда страна тратит валюты больше, чем зарабатывает, тогда и начинаются проблемы с обменным курсом.

Есть и другие индикаторы. Например, накопленное реальное укрепление приднестровского рубля с 2014 г. составляет от 28% до 49% по различным валютам стран основных торговых партнеров. Это означает, что наши товары стали неконкурентоспособны в сравнении с товарами, произведенными в других странах. Это большая проблема для экономики, сдерживающий фактор для ее развития. Но при всем этом мы должны понимать, что номинальное ослабление рубля негативно отразится на внутреннем рынке, поскольку из-за уменьшения реальных доходов населения будет снижен потребительский спрос. В этой ситуации необходима выработка взвешенных решений, нахождение той самой «золотой середины», при которой можно было бы, с одной стороны, создать стимулы для реального сектора экономики, с другой – не разрушить внутренний рынок и не допустить обнищания граждан.

– Какова сейчас ситуация на валютном рынке?

– Приднестровский рубль на наличном сегменте рынка сейчас укрепляется. Связано это с девальвационными ожиданиями. Только сейчас, в отличие от марта 2016 г., ожидания работают в обратную сторону – на укрепление рубля. В течение января на ожиданиях того, что рубль будет укрепляться, спрос на валюту и, соответственно, давление на курс снизились. Обменный курс на наличном рынке находится в диапазоне 13,70 – 14,10 рубля за доллар. Это еще раз свидетельствует о том, что фактор поведенческих настроений необходимо учитывать при проведении денежной политики.

Оборотная сторона девальвационных ожиданий связана с тем, что население, бизнес в надежде на снижение обменного курса «придерживают» рубли. Впоследствии это может привести к резкому скачку спроса на иностранную валюту, что вынудит монетарные власти больше ее тратить, чтобы удовлетворить запросы, и давление на валютный курс вырастет. Мы заинтересованы в том, чтобы этот спрос распределялся во времени более равномерно и текущее давление на валютные резервы было минимальным. Над чем сейчас и работаем.

– Может быть, стоит для решения валютного кризиса увеличить норматив обязательной продажи валюты для экспортеров?

– Обязательная продажа валюты актуальна при существовании проблем с платежным балансом. В этих условиях государство в лице денежных властей пытается аккумулировать валюту в своих руках для того, чтобы эффективно влиять на валютный рынок, пытаться его сбалансировать. Когда же ситуация с платежным балансом улучшается, необходимость в обязательной продаже валюты экспортерами минимизируется.

В настоящее время этот норматив ограничен Указом Президента ПМР в размере 25%. Мы действуем в рамках данного ограничения, увеличивать норматив обязательной продажи валюты, которая была введена весной прошлого года, не планируется.

– В ближайшее время ПРБ должен представить в парламент проект Основных направлений кредитно-денежной политики на 2017 г. Существует два мнения в отношении того, кто должен устанавливать параметры «валютного коридора», – Верховный Совет, как сейчас, или Центральный банк, как в России?

– Нашими специалистами сейчас готовится проект Основных направлений денежно-кредитной политики на 2017 год с учетом текущих реалий макроэкономической обстановки. Естественно, основным параметром этого документа будет валютный курс.

В экономической науке есть различные мнения по поводу того, кто должен устанавливать параметры валютного коридора, вопрос дискуссионный. В то же время магистральным направлением является самостоятельное установление обменных курсов Центральными банками. На постсоветском пространстве они представляют парламентам кредитно-денежную политику, но ограничить их полномочия по установлению обменных курсов никто не вправе. ПРБ руководствуется нормами действующего законодательства. В дальнейшем эта проблематика может стать предметом совместного с законодателями обсуждения.

– В Приднестровье двухуровневая банковская система. Оправдывает ли она себя при наличии всего пяти коммерческих банков? Как ПРБ намерен выстраивать отношения с ними?

– Для рыночной экономики двухуровневая банковская система традиционна. Сколько банков в той или иной стране, роли не играет. Центральный банк выступает в качестве регулятора, коммерческие банки занимаются бизнесом, который, как правило, связан с продажей банковских продуктов юридическим и физическим лицам. Первостепенная задача Центрального банка – контролировать риски, которые банки принимают на себя, поскольку они в своей деятельности используют средства своих клиентов, кредиторов, в том числе сбережения населения.

Безусловно, Центральный банк как регулятор обязан обеспечить стабильность банковской системы. Интересы кредиторов коммерческих банков будут обеспечены, хотя меры реагирования на ситуацию, складывающуюся в этих банках, должны были приниматься гораздо раньше.

К сожалению, результаты работы последних лет – плачевны. Прежнее руководство ПРБ делало все ровно наоборот, предоставляя коммерческим банкам новые субординированные депозиты, фактически «накачивая» их деньгами, что только усугубляло ситуацию, несмотря даже на то, что требуемые нормативы кредитными организациями не соблюдались.

Предоставление кредитов Центральным банком – это денежная эмиссия, о которой я уже говорил, а неэффективное распоряжение коммерческими банками данными средствами – это генерация так называемых «плохих» активов. Неадекватная денежная политика в результате и привела к тому, что мы растеряли все валютные резервы. Это был путь к финансовой катастрофе.

Поэтому начавшийся в 2016 году валютный кризис – это совокупность нескольких негативных факторов, сошедшихся в одной точке: снижение в последние годы темпов роста мировой экономики, значительная девальвация национальных валют стран – основных торговых партнеров Приднестровья, а также отсутствие адекватного реагирования на внешние шоки денежных властей республики. В условиях развивающихся экономик, если центральные банки и печатают деньги, то только в следующих случаях. Первое – при наличии достаточных валютных резервов (здесь тоже есть свои нормативные значения). Второе – средства должны использоваться только для поддержки реального сектора экономики и реализации инвестиционных проектов. Во всех остальных случаях эти действия чреваты печальными последствиями, политика Центрального банка в последние пять лет это показала.

САВВА МОРОЗОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.