ШЛЯПА, ВАЗА И ПИОНЕРСКИЙ ГАЛСТУК…

Если вы любитель коллекционировать разные мелочи и украшать дом необычными вещами, вас непременно ждет блошиный рынок в Тирасполе. Невероятно, но факт! Здесь можно найти такие вещи, которых никогда не приобретете даже в  магазинах стильных вещей.

 

Но сначала попробуем выяснить, почему такие рынки называют блошиными.   Если верить одной из версий, то такое название пришло к нам из Франции уже более века назад.  Это связывают с пословицей, которая переводится с французского так: «Тот, кто ложится спать с собаками, утром просыпается с их блохами». Конечно, ее можно трактовать несколькими способами. Но нас больше интересует буквальное толкование: можно свободно заразиться блохами, если есть такая собака. Поношенная, старая одежда, которую раньше продавали на рынке, нередко была изъедена молью и заселена мелкими насекомыми. Это еще одно предположение. А если присмотреться к людям на барахолке, нетрудно заметить, что они своим движением схожи с теми, кто ловит этих самых блох. Такой может быть следующая версия.

Еще барахолка напоминает собрание какого-то клуба по интересам. Люди в большинстве своем приходят сюда не только для того, чтобы купить, а и ради встречи и общения с интересными, творческими личностями, которых   можно увидеть здесь.

Но все же барахолка – это место больше для любителей антиквариата и ценностей. Не исключено, конечно, что на рынке вы сможете найти и редкую винтажную вещь прошлого времени.  Такие барахолки есть повсюду, и Тирасполь не исключение. Местный блошиный рынок имеет уникальную культуру. От кишиневского и одесского, например, отличается не только ценами и товаром, но и самой атмосферой торговли, манерами продавцов и покупателей.

Моим гидом на какой-то час становится некий Слава. Ему под шестьдесят, а зовут его здесь только так. Мужчина интересный, с задатками интеллигентного человека, в антиквариате – знаток, готовый в любую минуту дать реальную оценку той или иной вещи. Вначале он предлагает познакомиться с голубятниками. Они собираются каждое воскресенье перед рынком, прямо у ворот. Приезжают из разных мест, не только из Приднестровья. В клетках везут дутышей, трубачей, курчавых, чубатых … «По примеру Одессы у нас получается, – говорит Слава. – Там тоже рядом с блошиным птицу и другую живность продают.  В наш зоопарк частенько в теплую погоду детей приводят».

Уже на самом рынке гид знакомит меня с Людмилой. Женщина в годах, ее здесь считают старшей. Руководителем назначила госадминистрация. На ее прилавке – мягкие игрушки: куклы, зверята… Плюшевый мишка возвращает в детство тех, кто родился в далекие пятидесятые годы. Хочу задать женщине вопрос, откуда все это, но она опережает: «Есть и мои, и дочери, и ее детей…Просто жалко было в свое время выбрасывать, вот и накопилось».  А еще Люда торгует некогда дефицитной советской посудой, предлагая глубокие и мелкие тарелки, соусники, пиалы… Есть у нее и чашки, и граненые стаканы. Те самые, из которых раньше многие из нас пили газировку – простую и с сиропом.
От Люды направляемся к прилавкам Олега и Константина. Здесь совершенно иной ассортимент: значки, медали, жетоны, монеты. Мысленно переносишься в страну Пионерию. Пятиконечная темно-красная звезда с изображением юного Ленина, значок с пламенем костра и надписью «Всегда готов» теребят душу, напоминают о счастливых детских годах.  На бархатной подложке – полная серия комсомольских значков «Ударник» с 1973 по 1980 годы. Настоящий раритет представляют собой наградные знаки Ленинского комсомола: «За активную работу в комсомоле», «50 лет с именем Ленина», «За отличие в труде», «Молодой гвардеец пятилетки» … «Есть и мои награды, на швейной фабрике больше двадцати лет наладчиком работал, активным комсомольцем был, – делится Олег. – Другие покупал, выменивал. Почти все комсомольские значки, что выпускали раньше, собрал».

Костя с ревностью слушает соседа, просит посмотреть и его коллекцию. Она не менее ценна. Широко представлена тема Ленина, городов, студенческих отрядов…  И монеты, предлагаемые коллекционерами, заслуживают внимания. Можно увидеть разные: и железные, и медные, и серебряные… И разных годов. Хотите приобрести пятак 1876 года и полтинник 1920? Пожалуйста. И керенки есть, и венгерские форинты, и немецкие марки, и китайские юани…  И первые приднестровские рубли с наклеенными марками, так называемые «суворики». «В воскресенье запасы хорошо почистили иностранцы, – рассказал Костя. – Говорят, что это были англичане. Не знаю, зачем они в Тирасполь приезжали. Шумные такие и прижимистые. Я им цену скосил, Бог с ними, пусть увозят с собой наши деньги, другим их показывают. Еще, говорят, один из них вымпел победителя соцсоревнования купил и фуражку офицерскую с кокардой. Такой счастливый был».

Хожу со Славой по рынку и чувствую, как ему не терпится свой товар показать. Ну, понятно, прошу. У Вячеслава своя специализация: фарфоровые статуэтки. В том, что он в своем деле мастак, настоящий профессор, убеждаемся сразу. «Вот эта балерина, – поясняет, – производства ЛФЗ, это значит Ломоносовского фарфорового завода, и конькобежка тоже оттуда (это самый крутой завод). Есть у меня фарфор из Украины, например, девушка, которая гадает на ромашке, и вратарь от Полонне ЗХК. Могу предложить статуэтки из Вербилок, они пятидесятых годов… 30 лет их собирал». Слава бережно берет в руки каждую статуэтку и, рассказывая о них, обращает внимание на сохранившееся клеймо.  «В этом вся ценность и правда, – заключает он, – можете по Интернету проверить».

Так же увлеченно, со знанием дела рассказывает о коллекции почтовых марок.  В четырех альбомах – серии марок, посвященные городам Союза, съездам партии, выдающимся деятелям государства, писателям, спортсменам, разным знаменательным событиям…  «Прошу недорого, по рублю, – говорит он. – Раньше знаете, сколько они стоили?  Я с шестого класса их собираю. У меня марки всех колоний мира есть. Но пока я их не продаю». Дальше Слава с большим сожалением рассказал о заметном падении интереса к коллекционированию марок, о немцах, которых таковыми и назвать-то нельзя, так как они наши, просто уехали в Германию на ПМЖ.  Они, по его словам, больше других проявляют интерес к коллекции, по приезде все подчистую подбирают. И марки ПМР их интересуют. И тоже жадничают, научились деньги считать.

Вазы, портсигары, самовары, валенки, часы… Чего только ни увидишь на блошином. Продают и поношенные вещи, и те, которые по разным причинам не подошли, одетые раз-два.  Странно, подумал я: в городе столько точек «секонд-хенда», а люди почему-то идут сюда. На мой вопрос пожилая женщина ответила: «Так то все не наше, заграничное, оно даже не по-нашему пахнет. Да и со своими договориться можно.  Я вот сейчас юбку купила за тридцать рублей, а просили сразу пятьдесят. И внучке спортивный костюм, новехонький, взяла почти даром». При мне мужчина  за сорок рублей продавал норковую шапку.

«Интересно, а как здесь насчет книг?» – интересуюсь у гида. «Никаких проблем», – отвечает, и мы направляемся к некоему Анатолию. Спец по литературе предложит вам то, чего нет ни в одном книжном магазине. Выбирай на любой вкус. И антикварная есть.  Карла Маркса  «Капитал» можно купить и полное собрание сочинений Ленина с такой его работой, как «Материализм и эмпириокритицизм», которую нелегко понять… «Целину» и «Возрождение» Брежнева утром купили, легко ушла серия книг о республиках СССР…  Можно приобрести фантастику, приключенческие, научно-популярные книги. Много детской литературы. Все недорого: рублей по пять-десять.
Быть на барахолке и не обратить внимание на редкую и оригинальную коллекцию Александра не получится. Аккуратно разложенные нашивные нарукавные, нагрудные и наспинные знаки отличия армий Советского Союза, РФ, стран СНГ создают настоящую историю военной символики. Молодая пара из Польши, не скрывая азарта, тут же начала перебирать и откладывать заинтересовавшие их шевроны, петлицы, пуговицы, кокарды…

Блошиный рынок затихает где-то к обеду. В будние дни людей немного, зимой тем более.  По выходным народу побольше. И не только для того, чтобы что-то купить, а просто из интереса к старине, к прошлому. «И мы здесь стоим по разным причинам, – говорит всё та же Люда. – Конечно, от проданной вещи имеем прибыль.  Лишние деньги не мешают, можно купить молока, хлеба, другой раз и мяса. Встречи, общение – они только на пользу. Трудное время сейчас, и в одиночку прожить непросто. Пожилым вдвойне.  Но когда чувствуешь, что мы вместе, получается веселее, и появляется надежда». А в конце еще добавила, но показалось, уже не своими словами: «Наш рынок включен в программу помощи пенсионерам». Наверняка от чиновников услышала.

Уходя с рынка, случайно услышал, как кто-то спрашивал пионерский галстук. «Я где-то его видел, – подсознательно мелькнуло в голове. – По-моему, в этом ряду, или в конце, в углу…».

Тирасполь – не Москва. И блошиный рынок не такой знаменитый, как там или в Одессе. Но я люблю свой город, и все мне в нем дорого. И этот уголок тоже, где однажды побывал. Растрогался и восхитился, и захотел рассказать о нем вам.

 

АЛЕКСАНДР ДОБРОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.