Учитель

Учитель – это не профессия, это нечто несоизмеримо большее, это состояние души. Учитель – это призвание к тому, чтобы передать другому всё, что имеешь и умеешь. Учитель – это маяк, это путь к дальним мирам, это лампада во тьме, это тот, через кого постигается самая главная и самая сложная наука – Жизнь! Эти слова можно смело отнести к нашему земляку Владимиру Сергеевичу Веснину, вся жизнь которого была отдана этой профессии, ее назначению.

С таким характером добьешься многого», – сказал ему отец, когда он, окончив школу, ослушался и решил поступить не в сельхозинститут, а в университет, на исторический факультет. И таких зигзагов судьбы, когда последнее слово оставалось за ним, в жизни было немало.

Родился Веснин на Урале, в Серове, куда отправили в ссылку семью как политически неблагонадежных: дед по линии отца оказался в числе трехсот расстрелянных священников за расхождения мыслями с советской властью.

Война юного Володю застала в летнем пионерлагере. Когда их, детвору, привезли в Серов, отца уже дома не было – его призвали в армию. С ним встретился уже только после войны, в Молдавии, в Комрате, где продолжалась его военная служба.

«К отцу с мамой и сестренками добирались долго, представляете, где Урал, а где Молдавия, – вспоминает Владимир Сергеевич. – Но нам повезло: последние трое суток ехали в товарняке с солдатами. От них чувствовали заботу и внимание. Они нас на довольствие свое поставили, наравне с ними получали хлеб, тушенку, сахар… На прощание мне даже подарили гимнастерку без погон и пилотку. Хотели сапоги еще дать, но размера нужного не нашли. А на вырост их мама брать отказалась… И еще запомнилась дорога с железнодорожной станции до Комрата. Нас взял к себе на подводу не кто иной, как поэт Емельян Буков. По дороге спросил, не читал ли я случайно сказку «Андриеш», и услышав в ответ «да», не сдержался, обнял меня, и сказал: «Я тот самый писатель, не смотри, что в каруце и одет просто. Интересно, а как попала к тебе моя книга?». Я рассказал, что нам читали ее в школе, в Серове. Потом судьба распорядилась так, что с Емельяном Буковым я еще несколько раз встречался в Кишиневе».

Три послевоенных года в Комрате пробежали быстро, и юный Веснин, окончив среднюю школу, собрался в Кишинев поступать в университет.

«Археологом хотел стать, историком. Наверное, потому что много читал книг по истории, во снах не раз видел редкие древние находки: амфоры, монеты, мечи… Бредил всем этим».

Стать студентом сразу не удалось – не хватило всего одного балла. Так бы и уехал домой восвояси, если бы не случай, а точнее, встреча с ребятами, с которыми когда-то выступал на первенстве республики по акробатике. Они, кишиневцы, студенты университета, вспомнили неудобного соперника и походатайствовали перед ректором о зачислении его вольнослушателем (хорошие спортсмены позарез нужны были вузу, и отказываться от таких просто грех). Так Веснин и стал посещать лекции на историческом факультете в качестве вольнослушателя. Но недолго: после зимней сессии, сдав все на «отлично», специальным приказом ректора он был зачислен в студенты.

И таких случайностей в жизни Владимира Веснина было немало. После окончания университета его с молодой женой направили в школу Каларашского района. Но когда приехали в райцентр и доложили о своем прибытии в районо, выяснилось, что район расформировывается и школа, в которой они должны были работать, будет оптимизирована. Молодые кадры оказались не нужны. Вернулись в Кишинев, так и не раскрыв чемоданы. На следующий день их приняла у себя уже тогдашний министр просвещения Крачун. «Специалисты нам очень нужны, – помню, сказала тогда она. – Без работы не останетесь, тем более вижу, что хотите трудиться». Министр развернула на столе карту Молдавии и предложила самим назвать район, куда бы хотели поехать. «Не поверите, – признается Владимир Сергеевич, – было именно так: я закрыл глаза и пальцем попал в Фалештский район. До сих не верится, как доброжелательно, по-матерински отнеслась тогда к нам министр».

Так работа в сельской школе Ишкалево Фалештского района легла первой записью в трудовой книжке Веснина. Вторая строчка в ней появилась через три года, когда закончилось время обязательной отработки для молодого специалиста.

«Честно скажу, – вспоминает Владимир Сергеевич, – уезжать из Ишкалево, этого самобытного старообрядческого села, в котором большее число жителей составляли русские, особо не хотелось. Я был уважаем, директор школы для села многое значит. Но новое назначение было заманчивым, работать с председателем передового колхоза, Героем Социалистического Труда Георгием Болфой, имя которого было широко известно в республике, не скрою, хотелось. Хотя меня особо не спрашивали: хочу или не хочу ехать в Копанку. Им нужен был как молодой директор школы, так и активный комсомольский общественник, каким я успел проявить себя в Ишкалево.

В Копанке, став директором местной школы и заместителем председателя колхоза по идеологической работе (такая была тогда должность), Владимир Сергеевич на некоторые годы отошел от педагогической деятельности. Уроки заменили заседания бюро, собрания… Вместо школьных будней пришли хлопоты главного колхозного воспитателя. Его интересовало все в жизни села: и настроение людей, и их взаимоотношения с начальством, и работа детского сада, библиотеки, аптеки, клуба… Не случайно уже через год Веснина рекомендовали на должность секретаря Тираспольского райкома партии, позже – инструктором Совета Министров МССР, председателем Дрокиевского горисполкома. И учеба в Высшей партийной школе в Москве была, и в аспирантуре…

Но вернемся к диссертации, тема которой была: «Сбор и обработка информации педагога и принятие управленческих решений». Собственно, она и определила дальнейшую судьбу Веснина. Куратор диссертации всячески тормозил ее продвижение, настоятельно требуя все новых и новых примеров из практической деятельности автора. Соискатель это понял, когда ученый напрямик сказал, что многие выкладки работы пригодятся ему в подготовке его будущей докторской. Это стало условием для успешного завершения диссертации. Может, другой бы и согласился, но только не Владимир Сергеевич. В результате защиту кандидатской отложили, а вскоре тот самый куратор по многим примерам из работы будущего ученого защитил степень доктора педагогических наук. Веснин, понятно, обо всем узнал и, расстроившись, работу по защите приостановил, твердо решив: надо возвращаться в педагогику. «Во-первых, она мне близка, а во-вторых, я смогу не только себе, но и другим будущей научной работой доказать практическую необходимость инновационных подходов в обучении школьников», – раз и навсегда решил он для себя. Позже кандидатскую на подобную тему защитил преподаватель физики школы №18 Владимир Наровский. А помог ему тот же Веснин, который смог добиться своего и вернуться на педагогическую стезю, став заведующим городским отделом народного образования. Его ничуть не смутили тогда суждения многих чиновников, не понимающих, как можно после высоких постов, занимаемых в советских хозяйственных органах, вернуться на другой уровень, в педагогику, в школу. Не каждый способен на такой шаг.

А Веснин сумел. С первых дней работы занялся претворением в жизнь теоретических выкладок незащищенной когда-то диссертации. Правильный подбор управленческих кадров в лице первых помощников К.Попы, Е.Колесниковой, М.Серафимовой и других сыграл ожидаемую роль: команда единомышленников повела учительство города по инновационному пути. Вскоре последовали результаты: средняя школа Тирасполя №12 была признана лучшей в Советском Союзе. Здесь помимо обязательной школьной программы учащиеся могли познавать и азы искусства. За внедрение инновации Веснин и директор школы Марат Иосенкин получили звание «Отличник просвещения СССР». И еще одну передовую школу Тирасполя хочется назвать. В том, что СШ №4 стала лучшей в стране, тоже немалая заслуга Владимира Сергеевича. В школе было 24 класса спортивного профиля. «Когда нас заслушали на коллегии минпроса СССР, – вспоминает бывший заведующий гороно,– конкурентов не оказалось: в представленной департаментом Москвы школе спортивных классов было всего четыре. А когда узнали, какие ученики учатся в нашей школе, а это были мастера спорта СССР и международного класса Ольга и Лена Политовы, Светлана Гуськова и другие, сомнения в победе тираспольчан развеялись».

… Владимир Сергеевич Веснин давно не работает, завтра ему исполняется ни мало ни много 85. В этот знаменательный день он по привычке наденет выходной костюм, на лацкане которого будут многочисленные награды. Среди них и высшая – Орден Республики. Ветерана непременно пригласят в одну из школ города, и он туда охотно пойдет, чтобы встретиться с коллегами и учениками. Это его судьба, ведь он – Учитель. Им был всю жизнь и им остается навсегда.

АЛЕКСАНДР ДОБРОВ. г. Тирасполь.