Сага о героях

Далеко не каждый населенный пункт на постсоветском пространстве может похвастать тем, что в нем родился Герой Советского Союза. Равно как и тем, что на открытии мемориальной доски Герою лично побывал министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский.

 

IMG_9685Селу Коротному Слободзейского района повезло: в нем произошло и то, и другое. Так что в этом смысле я полностью согласен с авторами недавно вышедшей книги о селе, считающими, что Коротное, несмотря на крошечный размер, вполне различимо на карте мира.

Нам же, фотопутешественникам, для персонального знакомства с Коротным не понадобились ни путеводитель, ни карта. Мы и так знали, что в этом удивительном месте родился один из достойнейших приднестровцев, доблестный советский воин и, вместе с тем, очень простой, душевный человек Сергей Иванович Болгарин.

От знакомых, а также по собственному опыту я знал, что люди в Коротном обладают каким-то особым незамутненным восприятием действительности, отличаются цельностью натуры, непоказной любовью к родному селу, краю и не в последнюю очередь – здоровым чувством юмора. Обо всем этом я, в меру своих способностей, впервые силился рассказать ещё более полугода назад, побывав на храме села с особой «миссией» (см. «Миссия в Коротном»). Но я, представьте, даже вообразить не мог, что всё, о чем написал тогда, – лишь бледная тень в сравнении с многократно превосходящей любые интерпретации действительностью. И хотя тема нашего теперешнего повествования располагает к серьезному и, в приличествующей степени, пафосному тону, позволю себе начать рассказ о Сергее Ивановиче с небольшой юморески, а точнее – притчи с некоторой долей юмора.

 

Притча

 

Однажды приехали фотопутешественники в Коротное, чтобы встретиться с заведующим школьным музеем, хранителем бесценных экспонатов, повествующих о жизни Героя Советского Союза Болгарина. Поджидая краеведа, они решили поинтересоваться у школьников: какие факты известны им из биографии выдающегося земляка. Да и вообще, знают ли, кто такой Болгарин? И вот, представьте себе, стоят путники у входа в школу, прямо под памятной доской с портретом героя, а мимо бежит мальчик. И вдруг ему, юному и беспечному, корреспондент газеты «Приднестровье», представившись, задает вопрос: «Кто такой Болгарин?».

Небольшая ремарка: понятно, что никакой предварительной подготовки по случаю нашего приезда учителя не проводили. Скорее всего, они даже не знали о предстоящем визите, поскольку заявленной его целью был только музей. Вдобавок ученик нам попался из младшей школы. На вид – второй, максимум  третий класс. Короче, на сколь-либо исчерпывающий ответ рассчитывать и не приходилось.

Итак, наш вопрос: «Кто такой Болгарин?». Предельно простой и, вместе с тем, очень сложный вопрос, согласитесь, даже для многих наших соотечественников старшего возраста. Кто такие Болгарин, Чичик, Дарьев, Емельянов, Жарчинский, Колесниченко? Сколько в Приднестровье Героев Советского Союза – уроженцев нашего края? Чем они знамениты? Какие подвиги совершили Черниенко, Полецкий, Павлоцкий, Бочковский, Коваль, Осадчий, Вершигора? Время пошло.

Но мальчик из второго класса средней образовательной школы с. Коротное не растерялся и на мой вопрос «Кто такой Болгарин?», ни секунды не колеблясь, выпалил: «Я – Болгарин!».

Корреспондент потерял дар речи. А сорванец уже скрылся за дверью одного из классов. Некоторое время спустя, проходя по коридору, я разговорился с одним из педагогов школы и, конечно, не преминул рассказать свежий анекдотичный эпизод. «Ничего удивительного, – ответила учительница, приветливо улыбаясь. – Болгарин в Коротном – это очень распространенная фамилия. Конечно, большинство – однофамильцы. Но у нас учатся и дальние родственники Героя. Просто ребенок не понял, о ком именно его спрашивают».

И действительно, чуть ли не в каждом классе коротнянской школы есть ученик или ученица с такой фамилией. И всё же мне представляется, что и я, и даже педагог недостаточно верно уяснили себе глубину ответа, полученного от ребенка, устами которого глаголет Истина. Но только не в формальном, узком экзаменационном смысле, а в каком-то другом, образном, куда более универсальном и высоком. Может быть, с присущей всем детям ясностью и простотой мой маленький респондент тем самым просто хотел сказать, что ощущает себя взаправдашним наследником славы Героя, его имени, ставшего нарицательным, подобно именам Матросова, Солтыса, Покрышкина и Кожедуба. Точно так же, как все мы ощущаем себя наследниками Великой Победы. И в этом смысле мы все, люди с георгиевскими ленточками на груди, на антеннах автомобилей и главное – в сердце, родственники героев. Отнюдь не дальние родственники. «Я – Болгарин!».

 

Сергей Иванович Болгарин

(10 октября 1925 – 10 февраля 2002)

 

Родился Болгарин, будущий наводчик станкового пулемета 86-го кавалерийского полка 32-й Смоленской кавалерийской дивизии 3-го гвардейского кавалерийского корпуса 3-го Белорусского фронта, в простой крестьянской семье. До войны работал слесарем-сборщиком на заводе им. Микояна. В 1941-м как рабочий вместе с предприятием эвакуировался на восток. В тылу работал на строительстве важного объекта – железной дороги Кизляр-Астрахань. В 1943 году, по достижении призывного возраста, сам отправился в Кизлярский райвоенкомат Дагестанской АССР, которым и был призван в ряды Красной Армии.

Интересно, что сегодня дагестанцы считают Болгарина своим. Его портрет можно видеть в серии плакатов «Дагестанцы – Герои Советского Союза» рядом с портретами Абдулманапова, Абакарова, Абдулмеджидова, Велиева, Гаджиева…

С 1943 года Сергей Иванович в действующей армии. Воевал на Прибалтийском и 3-м Белорусском фронтах. Отличился в боях за освобождение Белоруссии.

25 июня 1944 года в бою за село Шарки (Сенненский район Витебской области) уничтожил вражеский пулемет и 25 фашистов, взял в плен 3 солдат и офицера. 8 июля в бою на подступах к городу Лида (Гродненская область) в районе деревни Татарцы из станкового пулемета уничтожил 50 гитлеровцев. 10 июля в бою за переправу на реке Дитва около села Поречаны Лидского района прорвался к железнодорожному мосту, уничтожил саперов противника, пытавшихся взорвать мост, и дал возможность кавалерийскому эскадрону захватить этот стратегический объект неповрежденным.

При форсировании реки Неман был тяжело ранен и контужен.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм ефрейтору Болгарину Сергею Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 4942).

После войны вернулся в родное село. Но прожил в Коротном недолго. На заводе им. Микояна (село Красное), где он работал, Сергей Иванович встретил свою будущую супругу, родом из с. Покровка Раздельнянского района. С 1950 года он перебрался в родительский дом жены. В Раздельнянском районе Болгарин, Герой Советского Союза, многие годы проработал простым водителем. Затем был бригадиром тракторной бригады. Только в 1962 году вступил в партию. Часто приезжал в Коротное, где у него оставались многочисленные родственники. Многие односельчане и сами побывали у него в гостях, тем более, что, как говорят, Сергей Иванович был очень гостеприимным хозяином.

Ушел из жизни С.И. Болгарин всего 13 лет назад, в феврале 2002 года. Похоронен на кладбище села Покровка.

Наряду с Золотой Звездой Герой был награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Отечественной войны I степени. С 1985 года Болгарин является почётным гражданином города Лида. У железнодорожного моста села Поречаны в память о совершенном им подвиге установлена  стела.

А в 2014 году, в родном селе Болгарина, на стене школы появилась мемориальная плита, на открытии которой в составе российской делегации побывал Владимир Мединский. Министр культуры РФ сказал о Герое немало теплых слов, выделив особо исключительную скромность Болгарина. Стоит отдельно отметить, что Владимир Ростиславович также является председателем военно-исторического общества России, в программе которого есть отдельное положение, касающееся работы по увековечиванию памяти Героев Советского Союза.

«Мы устанавливаем доски памяти на зданиях школ, где учились Герои, – говорил  Мединский на открытии. – Начинали с Подмосковья, Тульской, Калужской областей. Очень рад, что открываем памятную доску и в Приднестровье. Всего таковых здесь будет семь. Хотя на самом деле Героев Советского Союза родом из Приднестровья больше, но по военным архивам мы нашли места учебы пока только семи из них».

И вот, что характерно, говоря о Болгарине, молдаванине по национальности, родившемся в одном из молдавских сел Приднестровья, высокий российский гость назвал его настоящим русским героем. «Неприметный, скромный, в 18-летнем возрасте добровольцем ушедший на фронт и героически сражавшийся, проживший жизнь, достойную уважения», таким наш земляк представляется министру культуры Российской Федерации, который не просто слышал об этом скромном человеке из. с. Коротное Слободзейского района ПМР, а который о нем хорошо знает.

Ну вот, а ещё говорят, что скромный человек обречен остаться безвестным. Дескать, если кто хочет, чтобы о нем узнали, нужно о себе кричать. Болгарин не кричал. Он просто выполнял свой долг и выполнял его достойно. Вот и всё!

«Когда я впервые встретился с ним, то испытывал некоторую робость, – рассказывал нам заведующий историческим музеем с. Коротное Михаил Мизернюк во время экскурсии. – Я понимал: передо мной стоит Герой Советского Союза. Это уже потом я понял, как с ним легко общаться. А тогда думал: какие вопросы буду задавать? С чего начать разговор?».

Действительно, сколько человек до тебя спрашивали Героя о его подвигах и наверняка уже давно стали досаждать ему своими однотипными расспросами? Не проще ли Герою и шоферу в одном лице (пускай даже  бригадиру тракторной бригады) без лишних слов просто взять и отмахнуться от очередного интервьюера, мол, «почитайте там-то и там-то, там всё написано, вы поймете…». Но Болгарин был не такой. Да, он не любил пустословия, да и вряд ли мог рассказать, передать с помощью слов всё, что чувствовал и делал тогда. Но, тем не менее, каждый, кто с Болгариным общался, чувствовал симпатию этого человека, его искреннее, неформальное отношение к каждому собеседнику. Без сомнения, не только близкие, но и «дальние», все, кто был с ним знаком, его очень любили и относились с большим уважением.

К счастью, в Коротном до сих пор сохранился дом, где в довоенные и первые послевоенные годы жил Болгарин. Сегодня в нем живет племянница Героя Анна Андреевна Межинская. «С виду дядя Сережа был такой серьезный, даже строгий, – рассказывает она. – Но это только на первый взгляд. А в действительности он был добрый, чуткий, отзывчивый. Душа любой компании, рубаха-парень, сам был очень трудолюбивым, всем помогал, никогда не гордился своими делами на фронте, лишнего не говорил и вообще не хвастался».

А говорить много о войне и не приходилось. Война вошла в каждый дом, и люди, потерявшие сыновей и мужей на фронте, сами пережившие оккупацию, хорошо знали, какова цена воинскому подвигу. Как сообщают краеведы, из 529 жителей села, ушедших на фронт, каждый второй погиб. Домой вернулись лишь 265 мужчин. А ветераны понимали друг друга с полуслова.

И всё-таки уже тогда, в советские годы, когда людям и в голову не могло прийти, что по прошествии времени в отдельных постсоветских государствах начнется выхолащивание правды о войне, а сами герои будут подвергаться гонениям, в Коротном интуитивно осознали, что нужно сделать всё необходимое, чтобы сохранить память о героическом опыте и всенародном горе. И действительно, такое послание коротнянами было не только написано, но и помещено в специальную капсулу под названием «Музей», отправленную сквозь десятилетия нам, потомкам.

В теперь уже далеком 1979 году в ознаменование 35-летия освобождения села от немецко-румынских оккупантов в здании школы был открыт Музей боевой и трудовой славы. Главным его достоянием является Книга памяти, в которой собрано почти 300 имен жителей села, погибших на полях сражений, с указанием бывшего проживания, места гибели и захоронения. Непосредственным инициатором открытия музея был директор школы Алексей Захарович Филиппенко

На протяжении последних девяти лет музеем руководит М.В. Мизернюк, родственник орденоносца А.С. Мизернюка. За годы своей работы он, по собственным словам, ещё больше увлекся историей родного села. Усилиями Михаила Васильевича, его предшественников и всех коротнян в музее собрана большая коллекция материалов, связанных с судьбой фронтовиков-односельчан. Здесь же представлены редчайшие предметы крестьянского быта прошлых веков, документы, отражающие весь пройденный Коротным путь.

Любовь к истории старшие поколения передают младшим. Уже покинув музей, мы во дворе школы вместе с Михаилом Васильевичем могли вволю пообщаться с ребятами, которые, отвечая на вопросы школьного «хранителя памяти», наперебой рассказывали о Болгарине и других ветеранах.

А я слушал их, и мысли мои невольно возвращались к музею. Не знаю, как будет воспринято такое сравнение, но музей, при всем богатстве экспозиции, обилии выставочных залов, мне лично чем-то неистребимо напоминает бункер. Словно все его экспонаты, помещенные в капсулу, должны были, укрывшись за толстыми, мощными стенами, пережить любые катаклизмы, превратности судьбы, все мыслимые тенденции времени.

В этом плане музей в Коротном и обелиск односельчанам и воинам-освободителям, павшим в годы Великой Отечественной войны, составляют одно целое. По форме обелиск очень простой, но именно в силу этой своей монолитности вид его создает полную уверенность в том, что ни сегодня, ни много веков спустя память о войне не будет выветрена из исторического сознания коротнян.

Памятник и музей… – это как один магнит, притягивающий и удерживающий людей от опасного забвения. Музей – капсула времени и самого духа эпохи. Памятник, как межевой знак, воздвигнутый на метафизическом рубеже между светом и тьмой. Необходимый, жизненно важный рубеж, если только потомки не хотят утерять способность отличать белое от черного, героев от антигероев, добро от зла.

С такими мыслями и в целом под впечатлением от знакомства с Коротным, его достопримечательностями, людьми, знавшими Болгарина лично, хранителями памяти, коротнянскими школьниками, которым предстоит принять священную эстафету от взрослых, мы покидали полюбившееся село. Казалось, каждый из нас родился здесь, на родине Болгарина. И что самое невероятное – это было действительно так.

P.S. А теперь, внимание, вопрос: «Так кто же такой Болгарин? По национальности – молдаванин. Родом из Приднестровья. Почетный гражданин белорусского города Лида. Причислен к Героям Советского Союза Дагестана. А по духу – русский богатырь». Время пошло.

 

Николай Феч.