Где эта улица, где этот дом, или Как найти мастеров с золотыми руками

Когда я впервые попала в переплетный цех, то ощутила, что на мгновение вернулась в свое детство, советское детство. Где просто, уютно, душевно и тепло. Где важны люди и мысли, дела и поступки, а не последние модели мобильных телефонов и прочая мишура.

Это сложно объяснить, но можно прочувствовать, посетив мастерскую по улице 25 Октября. Не только атмосфера, царящая в воздухе, которую не потрогать, но и сама обстановка напоминали здесь те времена, когда деревья были большими. Упорядоченные полки, подписанные и пронумерованные. Правильный творческий беспорядок, который говорил о том, что здесь постоянно идет работа. Веселые плакаты на стенах, старинные стулья с закругленной спинкой и другая атрибутика из моего и вашего детства. А главное – те, кто здесь работает. Но обо все по порядку.

Наш участковый врач была приятно удивлена, взяв в руки медицинскую книжку ребенка, составленную из двух частей. Все было не только аккуратно выполнено, но и каждый лист, каждая запись оказались доступны для прочтения. А плотный переплет внушал мысль о том, что книжка прослужит долго. Но прежде чем найти эту волшебную мастерскую, где сделали, казалось, невозможное, мне пришлось обойти полгорода. Меня отсылали, направляли, переадресовывали. И всюду разводили руками: помочь ничем не могут. Только язык и везение привели меня в переплетный цех, о котором и пойдет сегодня речь. Здесь взялись помочь сразу, а когда назвали цену работы, то обескуражили ее более чем скромной величиной. На следующий день я получила новенькую медицинскую книжку и решила, что непременно приду сюда чуть позже, уже в качестве корреспондента.

И данное себе слово сдержала. Знакомьтесь: Иван Степанович Парван, Василий Иванович Рачук и Элла Сайдакова работают здесь сегодня. Три мастера переплетных дел. Когда вошла в цех для интервью, то застала всех за работой. Завязалась беседа. Оказалось, что в свое время, 20 лет назад, этот переплетный цех был первым в Тирасполе. Позже стали открываться другие фирмы, занимающиеся тем же. А для наших героев начиналось все так…

В 90-е годы заводы закрылись. До этого же Василий Рачук 20 лет проработал в инструментальном цехе электроаппаратного завода. Был технологом по обработке металла. Первая профессия помогла в переплетном деле позже. Василий Иванович признается: «Конечно, очень жалел, что завод закрылся, что моя основная профессия, которой горел, оказалась ненужной. Однако нужно было кормить семью. Искал варианты: и в столярке работал по дереву. А потом дорога привела сюда. В прошлом году было 20 лет, как я работаю в переплетном деле». У Ивана Парвана тоже все складывалось интересно до того, как он попал в переплетный цех. В 54-м году работал ездовым, возил председателя колхоза Суклеи. В 59-м поступил в столярную мастерскую. После 4 года служил на флоте, когда же вернулся, то какое-то время работал электриком. Потом 30 лет отдал профессии фотографа. А теперь более 20 лет трудится переплетчиком.

«…Старый еврей, который держал возле прежнего Дома офицеров переплетную контору, уезжал в Израиль. Я и пошел работать к нему, – вспоминает Иван Парван. – Недели две обучался. Но этого времени, конечно, было мало, чтобы постичь все нюансы и даже азы переплетного дела». Хозяин конторы уехал, а Иван Степанович остался. Нужно было многое постигать самому. Позже Василий Рачук поступил сюда же на работу, и они уже совместно учились всему чуть ли не с ноля. «Мы разрывали книгу, смотрели, как она устроена, и, отталкиваясь от этого, работали. А опыт, умение со временем пришли к нам», – рассказывает Иван Степанович.

Уже много лет мужчины работают рука об руку, недопонимания и споров между ними не бывает. Исключено, говорят они. Не сомневаюсь: во всем читается слаженность и дружеское отношение. Сюда привыкли приходить, как домой: делиться всем, что на душе. «Что из дома принес, то на общую сковородку! – смеется Василий Рачук, так заразительно, что не удерживаюсь и я, впечатленная его образами. – Большая часть жизни на работе же проходит». Спрашиваю, бывают ли дни, когда идти на работу не хочется. Исключено, снова уверяют меня. Два дня выходных пролетают, и ноги сами идут в переплетный цех. «Привыкли мы тут», – говорят мои герои. Верю, вижу: все кругом напоминает домашнюю обстановку, говорит об обжитости. Даже канарейка Петруха уже года три живет в цехе и выводит невообразимой красоты трели.

Единственная девушка, которая трудится в переплетном цехе уже 5 лет, – Элла Сайдакова. До этого работала в типографии. Трудолюбивая и ответственная, скромная и всегда спешащая на выручку, очень быстро влилась в коллектив. Во время интервью обоими мастерами выдвигалась на первый план: «Вот наша Эллочка давно уже с нами работает… Нет, нас не двое в цехе, нас трое!.. Элла, без тебя фотографироваться для статьи не будем…».

Здесь с ностальгией вспоминают те времена, когда объемы работы были настолько значительными, что переплетный цех напоминал скорее конвейер. Поступали заказы и с предприятий, и из разных организаций, и, конечно, частные. «Делали все: отчеты, бланки, переплет всевозможных документов. Мы сами выезжали на предприятия, и они к нам привозили документацию. Тогда работы хватало на пятерых», – вспоминают мастера цеха. Сегодня же вопрос о преемниках не стоит хотя бы потому, что лишней работы нет. Заказов значительно убавилось. Парирую: «Сколько к вам захожу, вижу, что вы постоянно в работе». Мне тут же отвечают: «Конечно. Вот сегодня, например, принесли несколько медицинских книжек, епархия попросила сделать отчет. Бухгалтерские документы поступили. Но этого недостаточно». При этом цены на услуги здесь приятно удивляют. На некоторые работы они в разы ниже, чем в других фирмах.

Несмотря на существующие сегодня трудности, здесь больше говорят о хорошем. Работу свою любят, без нее себя не мыслят. «Она позволяет чувствовать свою нужность, помогать людям. Если не ходить на работу, то остается сидеть дома, а это не в наших характерах», – улыбается Василий Рачук. Если говорить о характерах Ивана Степановича и Василия Ивановича, то наблюдать за ними и слушать их очень интересно. Во время работы они любят перекинуться парой шуток и анекдотов. Один начинает, другой продолжает. Так бывает только с теми, кто уважает другого абсолютно и безоговорочно. Такое же отношение и к клиентам. Заведомо уважительное. «Кем бы ни был наш заказчик, мы всегда объясняем, как можем выполнить его просьбу. Что получится в результате. Ведь заказы бывают разными, порой невыполнимыми, когда листы старые, распадаются и рассыхаются на глазах, когда нет полей для прошивки», – делится Иван Степанович. «Пока жалоб не было», – добавляет Василий Иванович, одновременно принимая участие в беседе и выполняя хитрую для меня операцию на каком-то станке. Не могу удержать своего любопытства и, не боясь показаться несведущей, спрашиваю, что происходит и как называется станок. Мне объясняют: Иван Степанович выполняет срочный заказ. Уже готовы обложки для отчетов, и теперь на обложку наносится надпись с помощью клише. Станок для клишевания нагревается, и под прессом клише давит на обложку с фольгой золотого цвета. Таким образом появляется надпись. Рядом расположено два станка «Гильотина», они режут картон. «Этот станок – мой ровесник почти, – смеется Иван Степанович Парван. – Станки немолодые, но они нас не подводят, служат до сих пор».

Заказчикам не приходится ждать долго. Работа по переплету выполняется за сутки, максимум – двое. Мои сегодняшние собеседники в один голос говорят, что у них нет особенных заказов, так как каждый заказ важен. Каждый заслуживает внимания и честного выполнения. Чаще всего сюда приходят люди с привычными просьбами, можно сказать, обыденными. Но случается выполнять и редкую работу, когда приносят раритетные книги. Так, недавно сотрудниками переплетного цеха была отреставрирована старинная Библия. О таких работах Иван Парван и Василий Рачук говорят с особым трепетом. Ведь это такие заказы, когда работа уже не ремесло и даже не мастерство, а своего рода искусство. Приходят в переплетный цех и писатели, которые здесь свои произведения собирают в настоящую книгу, правда, пока в единичном или двойном экземпляре. Здесь всегда ищут возможность сделать, а не отказать.

В этом цехе сплошная романтика: преданность делу, взаимовыручка, выполнение заказов на совесть. Потому, наверное, уходя с интервью, мне хочется честно написать обо всем увиденном. Найти слова, краски, эмоции, чтобы рассказать о тех людях, с которыми удалось познакомиться. Здесь говорят открыто, прямо отвечают на прямые вопросы. Здесь не просят заранее показать материал перед тем, как он выйдет в печать. Здесь влюбляют в себя сразу и бесповоротно.

Уверена, что, прочитав мой рассказ, многие зададутся вопросом, по какому адресу находится этот необыкновенный переплетный цех, где работают мастера с золотыми руками. С удовольствием рассказываю: в Тирасполе, по улице 25 Октября, 82. В небольшом дворике, что прямо за углом центрального магазина «Квинт». Здесь работают мастера, у которых золотые руки, те, кто любят свою работу и делают ее с душой, принося людям радость.

Татьяна Астахова-Синхани.