Актриса читала стихи, наполняя партер Мелодией голоса, схожего силой с органом…

Крайне редко артисты после своих выступлений благодарят всех, кто так или иначе был причастен к организации их концерта, спектакля, творческого вечера. Певцы во время исполнения финальной песни, как правило, представляют музыкантов, которые работали с ними в одной связке. Режиссёры театральных постановок – актёров, занятых в спектакле, а если захотят, то скажут пару добрых слов о художниках-декораторах, художниках-бутафорах, художниках по костюмам.

В минувшее воскресенье в завершение литературно-музыкального вечера «Назначь мне свиданье…» самых добрых слов были удостоены и звукорежиссёры, и осветители, и рабочие сцены, и все, кто экспромтом (время ограничивалось несколькими часами) смогли «утереть нос» соседнему, более крупному городу. «Я хочу поблагодарить всех, кто сегодня помогал нам, – все службы Дворца Республики: кто открывал и закрывал занавес; кто нас освещал; кто обеспечил отменное звучание музыки в зале; Елену Николаевну Пирогову – директора Дворца и всех, всех, всех. Извините, если кого-то забыла. Сегодня был идеальный, спокойный, профессионально подготовленный вечер. Нас никто не нервировал. Спасибо!» – прозвучало под аплодисменты зрителей со сцены Дворца Республики. Народной артистке России Светлане Крючковой было с чем сравнивать. За день до этого она выступала в родном своём городе – Кишинёве. Но об этом чуть позже…

Выступления Светланы Крючковой никогда не повторяются. Каждый раз это новая программа. 28 февраля актриса выступала в городе Тосно Ленинградской области с произведениями поэтов-юбиляров этого года: Марины Цветаевой, Максимиллиана Волошина, Игоря Северянина, Самуила Маршака, Беллы Ахмадуллиной, Геннадия Шпаликова. 3 марта в Санкт-Петербурге, в театре «Приют комедианта» состоялся поэтический вечер «Каждый стих – дитя любви», целиком посвящённый творчеству Марины Цветаевой, 125-летие которой отмечается в этом году. 12 марта там же, в Питере, в филармонии Светлана Крючкова уже читает лермонтовские стихи. Программа, которую представила актриса тираспольской публике во втором отделении своего литературно-поэтического вечера, была посвящена в основном Анне Ахматовой и Марине Цветаевой. Сама Светлана Крючкова несколько раз со сцены Дворца Республики сказала, что её выступления прежде всего несут просветительский характер. Поэтому кроме цветаевской и ахматовской поэзии были представлены и произведения не слишком знакомой широкой публике поэтессы Марии Петровых. Именно слова «Назначь мне свиданье…», звучащие рефреном в одном из её стихотворений, которое в своё время Анна Ахматова назвала шедевром любовной лирики XX века, и стали названием тираспольского литературно-музыкального вечера Светланы Крючковой. По её словам, у неё есть программа, целиком посвящённая Марии Петровых, которая не только писала собственные произведения, но и переводила армянских, грузинских, казахских, болгарских, сербских, литовских, чешских, польских и т.д. поэтов. «В своей программе, посвящённой Марии Петровых, я, например, читаю стихи польских поэтов Юлиана Тувима и Болеслава Лейсмена сначала в её переводе, а затем в оригинале», – сказала в интервью Светлана Крючкова и продекламировала несколько строк на польском языке. Она призналась, что хотела бы пробыть в Тирасполе дольше, но уже на следующее утро вынуждена была улететь в Москву, где у неё намечен вечер, посвящённый Осипу Мандельштаму. Автор этой публикации, который, если что и сможет продекламировать, то только кусочно-фрагментарно, был этими словами отправлен в эстетический «аут». Думаю, что подобное чувство испытывала и публика в зале. «Зрители здесь теплее. Те, столичные и питерские, – более «сытые», а здесь люди более «голодные». Они изголодались по настоящему – не по тому, чем их пичкают с телеэкранов. Всем хочется денег. Мне – тоже… Но когда мы придём туда, то мы придём голыми. И Бог спросит не о том, сколько у тебя на счёте, а что сделал доброго, помог ли ты кому-нибудь в тяжёлую минуту обрести себя и устоять на ногах. Для этого мы и выходим на сцену. Искусство должно давать надежду, возвышать, давать ответы на вопросы, помогать людям справиться с болью, предательством, потерей. Хотя, некоторую часть в сольных выступлениях я обязательно юморю. Мейерхольд говорил: «Зритель – как ребёнок. Нужно заставить его заплакать, потом посмеяться, потом ударить по щеке». Надо менять постоянно эмоциональное воздействие. Тогда публика не устаёт… Но есть очень много дешёвых способов зарабатывать большие деньги, и многие мои коллеги, к сожалению, это себе позволяют. Я работаю одинаково, как в Москве и Санкт-Петербурге, так и в Тосно, Тирасполе, Кишинёве, Абакане, Прокопьевске. Я себя уважаю! И уважаю свою профессию! – скажет позже в интервью газете «Приднестровье» народная артистка России и добавит при этом: – Я играю в театре в пьесах по произведениям Горького и Достоевского. Что играют другие, меня не интересует. Так же, как мне неинтересно, что они, например, матерятся на сцене. Поэтому в театр я хожу крайне редко. Я могу разобрать по косточкам каждый спектакль, что многим может не понравиться. У нас сейчас везде заменили всех режиссёров, кто старше сорока лет, на всех, кто младше тридцати. Но они же не умеют… Не могут… Они экспериментируют, пытаются быть «авангардными»… Пускай они это делают не за зрительские деньги. Подобное «авангардное искусство» за рубежом уже на помойке закопано».

Этот творческий вечер так же, как и большинство других выступлений Светланы Крючковой, был именно литературно-художественным. Почитатели её таланта, конечно же, помнят песню «Мы выбираем. Нас выбирают» из «Большой перемены», ставшей её кинодебютом. Она прозвучала и со сцены Дворца Республики. А были ещё не вошедшие в спектакли и фильмы песни. Да и стихи актриса читала под гитарный аккомпанемент своего сына Александра Некрасова. Несмотря на то, что он ещё учится в Бельгийской королевской консерватории, попутно даёт сольные концерты. Что же касается участия в литературно-музыкальных вечерах, то Светлана Крючкова в интервью нашей газете призналась, что многие из них были не столь интересны без его участия, а поэтому «приходится выцарапывать из Бельгии сына». Насколько вы, уважаемые читатели, уже поняли, Александр был «выцарапан» и в Тирасполь. Очень часто Светлана Крючкова выступает и за пределами бывшего Советского Союза. Причём, как подчеркнула она в интервью, публика – это не всегда российские дипломаты или же соотечественники, в разное время оказавшиеся на чужбине. Приходят и иностранцы. «На вечере в Париже, посвящённом Цветаевой, были две французские пары, как оказалось, не понимающие ни слова по-русски. Я видела слёзы у них… Они что-то прочувствовали… У Марины Цветаевой, и вообще в настоящей поэзии, заложено столько всего… Эти стихи магическое, гипнотическое производят действие… Мы были дважды в Праге. Я читала в полном объёме цветаевские «Стихи к Чехии» (Марина Цветаева с 1922-го по 1925 год жила в Чехословакии. – Прим.). У 250 молодых чехов был восторг. В Питере после выступления в арт-кафе «Бродячая собака» (этот «арт-подвал» существует с 1911 года, и его стены знали многих выдающихся поэтов, писателей, художников «Серебряного века») ко мне подошёл чех и сказал: «Я никогда не слышал, чтобы с такой любовью было сказано о моей стране», – рассказала Светлана Крючкова.

Когда приднестровским журналистам приходится общаться с гостями из-за рубежа, традиционно задаётся вопрос о впечатлениях. Автор этой публикации нарушать журналистскую традицию не стал. «Он чистый и хороший по атмосфере. Мне нравится он. Слово «аура» не люблю. Здесь хорошее энергетическое поле. Я думаю, что добро и зло копятся. Много людей хороших, видимо. Это тоже создаёт определённую атмосферу городу. Он белый, светлый», – подчеркнула Светлана Крючкова в интервью, говоря о Тирасполе. Стоит сказать, что она не первый раз посещает приднестровскую столицу. Последний раз до этого Светлана Крючкова выступала перед тираспольским зрителем в 2002 году. Пригласила её лично тогдашний директор Дворца Республики Ольга Мосейко. Оказывается, они жили по соседству, ходили вместе в детский сад, с первого и по десятый класс учились в одной школе. «Мы можем не видеться годами, но если кто-то кому-то позвонит, то наш разговор начнётся не с точки, а с запятой, как будто мы и не расставались», – сказала в интервью нашей газете Ольга Мосейко. Вспоминая детские годы, она рассказала: «Она (Светлана Крючкова. – Прим.) такая была и в молодости. У нас был эстрадный оркестр в школе. Я в нём играла на гитаре. Мой брат (ныне завкафедрой отечественной истории ПГУ им. Т.Г. Шевченко, кандидат исторических наук Николай Бабилунга. – Прим.) – на контрабасе. Крючкова и ещё несколько ребят пели. Она всегда очень хорошо пела. Что называется, Бог дал выразительный, интонационный голос. У неё очень хорошие природные вокальные данные, но она как бы говорит, произносит песню интонационно. Я считаю, что это гениально. Также у нас была команда КВН. Тогда очень модна была эта игра. Сначала были внутришкольные соревнования, потом межшкольные. Мы заняли первое место в Кишинёве. Света была капитаном команды. И мы даже попали на телевидение. Ещё на то, с огромными с трудом передвигаемыми камерами. Что-то у нас было связано с «Тихим Доном». Переиначили его на школьную тематику. Было смешно, зачастую едко, достаточно смело». Потом уже в более зрелые годы завязалась дружба семьями. «Я познакомился со Светланой Николаевной в 1974 году, когда уже был женат на Ольге Вадимовне. С тех пор у нас крепкая дружба. К сожалению, встретиться не всегда удаётся. Я рад, что она приехала в Тирасполь. Для всего города это огромное культурное событие», – отметил в интервью дирижёр Приднестровского государственного симфонического оркестра, народный артист ПМР Григорий Мосейко. Сама же Светлана Крючкова в беседе с автором этой статьи о присутствии в зале людей, с которыми вместе росла, училась, а затем, будучи уже вдали от родного города, переписывалась и общалась (в зрительном зале кроме Григория и Ольги Мосейко также были её брат Николай Бабилунга и одноклассница Светланы Крючковой Татьяна Щербинина), сказала, беседуя с автором этой публикации: «Вы не поверите! Я поняла, что мне сегодня пятнадцать лет. Нет, мне не столько, сколько написано в Интернете! Нет! Я почувствовала прилив сил».

Поэтическим было второе отделение литературно-музыкального вечера. Первое же носило автобиографический оттенок. Это был рассказ актрисы о своей жизни. О том, как покорялись ей театральные подмостки и съёмочная площадка. О коллегах-актёрах. О великих режиссёрах, под началом которых она работала. В этом году 90 лет исполнилось бы Алексею Кореневу и Эльдару Рязанову, в фильмах которых снималась Светлана Крючкова. Были в этом рассказе и щемящие сердце нотки, были (а как же без них?), актёрские «анекдоты из жизни». А начался этот рассказ под колыбельную песню на молдавском языке. Светлана Крючкова родилась и всё детство провела в Кишинёве, в доме 37 по улице Щусева, где жили люди разных национальностей. Поэтому, когда в интервью нашей газете зашла речь о том, что происходит сегодня повсеместно, когда главным критерием оценки человека пытаются сделать принадлежность к той или иной расе, национальности, вероисповеданию, Светлана Крючкова сказала: «В моей внучке течёт русская, еврейская, арабская, французская и бретонская (бретонцы – народ, живущий преимущественно на севере Франции, говорящий на языке кельтской группы. – Прим.) кровь. Для меня все равны. Я не делю людей на белых и чёрных. Я разделяю людей и нелюдей». Кстати, актриса в интервью призналась, что однажды детские воспоминания о многонациональном и «разноговорном» дворике помогли ей на съёмках фильма «Ликвидация». «Без детских впечатлений я бы в жизни эту роль не сыграла. Там половина текста моего. У Зои Кудри в сценарии было написано, что тётя Песя говорит: «Шо». Я сказала, что старая одесситка не говорит так. На вопрос Урсуляка: «А как она бы это сказала?» – я, делая акцент на первую букву и смягчая её при этом, ответила: «Что»… Мы с Урсуляком каждый вечер проговаривали каждую мою завтрашнюю сцену. Следующая сцена – я и Гоцман, которого сыграл Володя Машков. Какой артист! Вот что значит МХАТ (со студии МХАТа начался творческий путь актрисы. – Прим.). Так вот, в сцене возвращения Гоцмана было написано: «Давид Маркович! Слава Богу!». Я возразила: «Да не сказала бы моя героиня так». «А как бы она сказала?» – спросил режиссёр. «Не знаю» – был ответ», – рассказала Светлана Крючкова. Нужная фраза, по её словам, родилась после того, как стараниями съёмочной группы на входе в типичный одесский дворик, где проходили съёмки, были установлены ворота, которых там отродясь не было. Трёхсловная комбинация по этому поводу местной старожилки и вошла в фильм. «Я побежала к Урсуляку и говорю, что знаю, что скажу в этой сцене: «Давид Маркович! Я такая рада!» – рассказала в интервью исполнительница роли тёти Песи.

За день до приезда в Тирасполь Светлана Крючкова выступила в Кишинёве на сцене Национального театра оперы и балета. Публика артистку приняла столь же тепло, как и в приднестровской столице, а вот администрация театра отнеслась к организации вечера, что называется, спустя рукава. Сама актриса на эту тему распространяться не стала. Зато Ольга Мосейко в интервью нашей газете со слов своей школьной подруги поделилась тем, что звук и свет выставлены не были, а рабочий сцены, отвечавший за занавес, оказался «в нерабочем» состоянии…

Кирилл Нефёдов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.