Мария – сестра милосердия

Психоневрологический дом-интернат в Тирасполе – особое стационарное социальное учреждение. Его назначение – организация проживания лиц, страдающих хроническими психоневрологическими заболеваниями и нуждающихся в постоянном уходе, в социально-бытовом и медицинском обслуживании. Для его персонала работа с такой категорией людей, понятно, непростая, но для многих из них она является каждодневным проявлением милосердия. Об одной из таких сотрудниц дома-интерната наш рассказ.

 

Это было давно, когда Молдавия была советской. Редакционные дела занесли меня в один ее далекий районный центр. И не куда-нибудь, а в школу-интернат для лиц с ограниченными возможностями здоровья. Побывав там, впервые задумался над тем, что у всех людей жизнь разная, и горе некоторых из нас не остается только личным, оно касается и других.

Долго разговаривал с директором этой самой школы-интерната, молодой женщиной, выпускницей тогда Ленинградского педагогического института имени Герцена. Сюда россиянка попала по распределению после его окончания. Призналась, что сразу по приезде, очутившись в глубинке после северной столицы, вбила себе, что задерживаться здесь долго не намерена, сделает все, чтобы уехать, не дождавшись положенного срока отработки. Наверняка так оно и случилось бы, если бы… Этим самым «если бы» стало одно обстоятельство, имя которому –
работа.

Директор начала было рассказывать о своей педагогической деятельности, но сразу заметив, что я далек от нее, пригласила пройти в класс для знакомства со своими подопечными. Я согласился, заметно задержав взгляд на ордене, который красовался на лацкане ее строгого пиджака, накинутого на спинку стула. Помню, ответила в таком роде, что была важная делегация из-за границы, и начальство района попросило надеть орден. А наградили им за этих самых ребят, с которыми торопилась меня познакомить. И я их увидел.
Восемь-десять мальчишек и девчонок заставили о многом задуматься. Они настороженно рассматривали меня. Чтобы разрядить обстановку, директор тут же разом заговорила с нами со всеми. Детям сказала, что я приехал к ним в гости и буду снимать их для кино, что было для меня смешным и неожиданным, а мне, представляя каждого в отдельности, отмечала, что он самый хороший, добрый и умный. «А мы учимся писать и считать, и работать можем…» –
с гордостью произносила. Она так с ними разговаривала, что они ее понимали, и мне скоро стало близко такое общение.

Встреча с директором и ее подопечными мне еще долго помнилась. Я был рад знакомству с необыкновенным человеком, терпеливым, милосердным и хорошо знающим свое дело педагогом. Добавил бы еще – и врачом, и психологом, умеющим помочь людям с ограниченными возможностями найти себя, научить их пусть не много, но все же хоть как-то приспособиться к жизни. За такую работу, подумал тогда я, наверное, и ордена мало.

Жизнь распорядилась так, что я снова, спустя много лет, встретился с человеком, который натолкнул меня на воспоминания о том, почти уже забытом интернате и его директоре. Мария Ивановна Мазур живет в Тирасполе и работает в психоневрологическом доме-интернате инструктором по труду. Но все ли в ней, в этой самой скромной, рядовой работе, просто и обыденно? Моя героиня, правда, пыталась свою должность преподнести именно такой, что ни на есть самой заурядной, но я, ознакомившись случайно с подобной работой несколько раньше, никак не могу согласиться.

Каждое утро, ровно в восемь, она надевает белый халат и идет к своим подопечным. По привычке с улыбкой здоровается с каждым и обязательно ждет ответа. Делает это не второпях, сознательно, ведь ей очень важно услышать, может быть, одной только ей понятное слово приветствия или во взгляде увидеть штришок понимания и взаимного уважения. По тому, как они произносят свое «здрасте», уже судит, кто и как себя чувствует, у кого какое настроение. Этот утренний моцион для Марии Ивановны – закон, от него во многом зависит, как дальше будет построен ее рабочий день.

В должности Мария Ивановна десять лет. Если эти годы умножить на дни и часы, проведенные в доме-интернате, получится очень-очень большая цифра. За ней столько же раз стоит ее милосердие к людям непростым, обиженным судьбой. В том, что она всегда, при всех обстоятельствах, старается не видеть в них отклонений, и есть залог успеха ее особого, во многом индивидуального труда. Перед нашей встречей я мысленно набросал десяток вопросов, чтобы как-то показать профессию своей героини. Но, познакомившись и разговорившись с ней, понял, что они ни к чему.

Зачем, согласитесь, читателю знать секреты, благодаря которым больной или больная после длительных и утомительных экспериментов на себе и всяких сложных и несложных упражнений сможет взять в руки лопату, веник, ножницы… Или, скажем, просто сумеет сделать для нас привычную, а для них трудную работу: умыться, почистить зубы, причесаться… Да, вот как порой бывает в жизни, разные люди проходят разные «университеты».

Однажды, помню, как один крупный менеджер принимал к себе на работу помощника. «Сколько времени вы можете слушать человека?» – неожиданно спросил он будущего сотрудника. Тот, долго не думая, ответил: «Сколько надо». «Больше вопросов у меня к вам нет. Завтра жду на работе», – заключил начальник.Примерно так, по словам Марии Мазур, и ее взяли на должность, которую, наверное, по-другому официально и не назовешь, как инструктор по труду. Правда, получив удовлетворение от ответа собеседницы насчет понимания ею будущей работы, директор Тираспольского психоневрологического дома-интерната добавил: «И терпением надо обладать великим. И сочувствовать чужой боли уметь».

Скоро Мария в этом убедилась, начав работать со своими подопечными. Их у нее двадцать пять, и все разного возраста: от восемнадцати и выше. Она называет их ребятами, хотя в группе есть и девушки. С терпением, о котором говорил ей при приеме на работу директор, у Мазур проблем не было. Родившись в многодетной молдавской семье в Чобручах, Мария с детства познала трудности и научилась их преодолевать. Огород, домашняя живность – все это было ей известно. А вместе с многим другим, что было связано с селом и трудом, – вся крестьянская жизнь. Попробуй было пройти по улице и не поздороваться с соседями, тут же родителям скажут, а они вечером тебя повоспитывают. Отцовы слова «Руку протяни, голову наклони, скажи спасибо» Мария помнит и сегодня. Еще и к аккуратности и трудолюбию приучилась с малолетства. Потом, когда приехала в город и начала работать на хлопчатобумажном комбинате, это в ней отметили сразу. Ко всему еще и такую черту характера, как умение ладить с людьми, уважать их, сочувствовать и любить. Когда в одном из общежитий текстильного городка, где жила Мария, освободилась должность воспитателя, ее, молодую прядильщицу, сюда и перевели. Знали, что это место создано для нее. Здесь бы и трудилась, ей нравилась работа, если бы не пертурбация на комбинате, а в итоге – сокращение кадров. Жаль, очень жаль было уходить, в должности воспитателя она нашла себя: вечерние разговоры по душам, чаепитие, дискотеки, комсомольские свадьбы, крестины наполняли жизнь светом, желанием жить для других. Мария набралась жизненного и профессионального опыта, поняла, что с ней считаются, к ней прислушиваются, она многому может научить других. Наверняка поэтому и порекомендовали ее для работы в психоневрологическом доме-интернате инструктором по труду. Понимали, что, кроме как научить делать какую-либо работу, она сумеет еще своим ребятам подарить тепло и внимание, дать возможность почувствовать себя нужным другим.

В то, что ее питомцы – инвалиды, физически и психически сложные люди – смогут шить для себя постельное белье, полотенца, рукавицы, поначалу мало кто верил. Но сегодня есть мастерская, швейные машинки, ткань, и у них это получается. Лучший из них мастер – Максим – такую строчку сделает, что даже опытные швеи позавидуют. А какие мягкие игрушки здесь «придумывают»! Мария Ивановна не забывает подбадривать ребят, стимулирует за нелегкий для них труд всякими призами: лентами победителя, сладостями, просмотрами кино. По договоренности с администрацией кинотеатра «Тирасполь» на прошлой неделе им бесплатно показали веселый кинофильм. В честь ударников труда в дом инвалидов с концертами часто приезжают самодеятельные артисты из Дома детскоюношеского творчества. А какие интересные дискотеки проводят они для себя, «День именинника» каждый месяц!

Кто хоть раз побывал в психоневрологическом доме-интернате, обязательно отметит, какой здесь благоустроенный двор, ухоженный сад. И все это дело рук подопечных Марии Ивановны. Ребята с ее помощью белят деревья, ухаживают за посаженными ими цветами… Терпение и еще раз терпение наставницы в обучении сложным для них приусадебным работам окупается сторицей. «Трудотерапия» Мазур заслуживает внимания, но сама она ее объясняет так: «Ничего особенного в моей работе нет, просто надо с каждым работать и работать… Не получается, начинай сначала. Потом еще и еще…Только так, и не иначе».

Слушаешь Марию Ивановну и думаешь, она «человек железной воли и терпения», раз может работать с инвалидами, людьми столь тяжелой судьбы. Но это обманчиво. Она милая, добродушная и сердечная. Глубоко верующая, а это много значит. Говорит, что ей Бог помогает, он всегда с ней и в радости, и в горе. Каждый день молится о себе и о родных и близких. И о ребятах, которые давно ей не чужие, а стали частицей ее жизни. Без них она дальше жить не может, и они тоже. И это не слова. Сегодня моя героиня сильно переживает за одного воспитанника, у которого нашелся отец. Он забрал сына к себе, но жизнь совместная не задалась. Парень не может привыкнуть к отцу, рвется обратно. А недавно к другому ее питомцу приезжала наконец-то объявившаяся мать. Она плакала, винила себя за сына… Мальчик просил, чтобы его забрала домой, и мать обещала. Но на прощание сказала Марии Ивановне, что этого не сделает, сын ей не нужен. «Что сказать бедняге теперь?» – думает. А завтра она снова увидит его, и они будут вместе. Значит борьба продолжится.

…Милосердие. Какое доброе слово. Оно говорит о сердце, которое милует, любит и жалеет. Оно полностью относится к нашей землячке Мария Мазур.

Александр ТЕРЕНТЬЕВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.