Кругосветка за один час

Возможно ли за один час побывать, скажем, в Северной Америке, Японии и Крыму? А запросто. Для этого даже не надо выезжать из Тирасполя.

Да и всё часовое путешествие вам обойдётся не так уж и дорого. Заказать экскурсовода, по словам директора ГУ «Республиканский ботанический сад» Валерия Старыша, обойдётся в 30 рублей без учёта оплаты за каждого посетителя (15 рублей – полные билеты, 7 рублей 50 копеек – льготные).

От дендрария к Ботсаду

Крымом, Дальним Востоком и Северной Америкой, конечно же, география растений, составляющих коллекцию, не ограничивается. В советские годы число видов, не считая искусственно выведенных форм и сортов, здесь доходило до трёх тысяч. Но, как отметил Валерий Старыш, не все даже подобранные примерно с одной и той же 46-й параллели (Тирасполь находится на этой широте) интродуценты (в биологии так называются специально или случайно завезённые виды растений и животных из других мест) смогли прижиться на новом месте.

Кроме температуры воздуха на их развитие влияют также состав почвы, влажность, устойчивость к местным болезням и вредителям растений. В итоге, как рассказал директор Ботанического сада, в 1999 году коллекция уже составляла порядка тысячи видов деревьев и кустарников, а также около 300 видов травянистых растений. Это как раз и были те интродуценты, которые сами смогли, без особого вмешательства человека, приспособиться к нашим условиям. Хотя, по мнению Валерия Старыша, можно было бы акклиматизировать и большее число видов, если бы Ботанический сад изначально рассматривался как научное учреждение, а не «представительско-декоративное». Дело в том, что он основан исключительно как дендрарий НИИ овощеводства, гремевшего не только на весь Союз, но и на добрую половину Европы – сорта тираспольской селекции пользовались успехом. Поэтому нередки были разного рода научные форумы и посещение института с целью обмена опытом делегациями. «Наука – наукой, но нужно было и отвлечь гостей от научных проблем. Поэтому и был создан дендрологический парк при институте. Изначально было введено разграничение по географии на американские, азиатские, европейские зоны растительности», – пояснил Валерий Старыш.

По его словам, наибольшие потери Ботанический сад понёс на рубеже тысячелетий, когда уже и ухаживать за ним практически было некому, и полив в силу объективных финансовых причин стал невозможен. «Когда я в 2010 году начал здесь работать (до этого времени Валерий Старыш возглавлял Тираспольское МУП «Спецзеленстрой». – Прим.) вместе с пришедшей со мной командой, активно вегетирующих растений мы насчитали 700 видов. Вот это был провал… Никого не надо винить. Время было такое. Люди в 90-е выживали – не до красоты было. Но дендрарий – это достояние республики. И мы поставили перед собой задачу его сохранить и преумножить. Активно занялись работой – из фактически дендрария НИИ создаём Ботанический сад», – сказал по этому поводу директор.

Аборигены двух типов

Когда я в самом начале сказал фразу о загубленной коллекции, то получил краткий ответ, повторенный дважды: «Это неправда. Неправда». Оказалось, что видовое разнообразие коллекции не только восстановлено до уровня 1999 года, но уже и превысило его. Сегодня Ботанический сад насчитывает свыше 1500 видов растений. Это не считая растительных аборигенов, от которых приходится избавляться. В прошлом году социальные сети, а за ними и некоторые средства массовой информации подняли тему вырубок на территории сада. «Когда увидели, что мы сносим гледичию каспийскую (деревья семейства бобовых – родственницы всем известных акаций. В своё время гледичия активно использовалась на юге СССР для создания полезащитных лесополос, поэтому уже давно перестала быть чужеземкой. – Прим.) вдоль забора по улице Мира, то столько разговоров было. Она здесь была высажена в качестве естественного ограждения в промежутках через 30 сантиметров до 40-го года в качестве лесополосы. Деревья уже состарились и потеряли свою функциональность. Хорошо, когда они падают в парк. А когда на тротуар?» – прояснил ситуацию директор Ботанического сада. При этом он особо подчеркнул, что в своё время эта живая изгородь, предохранявшая в довоенные годы поля от ветров, по-видимому, очень красиво смотрелась, но время взяло своё. К тому же гледичия, по словам Валерия Старыша, не совсем желательна в Ботаническом саду, так как обладает фантастической плодовитостью – всходят практически все семена.

Ботанический сад в привычном понимании этого словосочетания – собрание растений из других частей света. Но в Республиканском ботаническом саду есть и участки, где растут исключительно представители местной флоры. Несколько лет назад в Ботаническом саду появилась «Краснокнижная поляна». Пока что на ней произрастает 25 видов растений, внесённых в Красную книгу ПМР, включая эндемики – растения, чей ареал обитания ограничен. Также специалистами Ботсада воссоздана частичка степного ландшафта, характерного для наших мест. И на «Краснокнижной поляне», и на степном участке можно найти растения, которые в приднестровской Красной книге числятся как исчезнувшие у нас или находящиеся на грани исчезновения. Поэтому Республиканский ботанический сад стоит рассматривать и с точки зрения сохранения биоразнообразия нашей республики.

Кстати, кроме приднестровских «краснокнижных» растений есть в коллекции и виды, занесённые в Красную книгу Международного союза охраны природы. Когда речь заходит о роли ботанических, в равной степени как и зоологических, садов, то стоит отметить, что и те, и другие стали последним прибежищем для некоторых видов растений и животных. Например, сегодня только в зоопарках можно встретить лошадь Пржевальского или оленя Давида. Валерий Старыш рассказал, что несколько лет назад удалось раздобыть саженцы метасеквойи глиптостробовидной, которую в дикой природе уже почти и не встретишь. Она на страницах международной Красной книги значится как вид, находящийся на грани исчезновения. В Республиканском ботаническом саду это североамериканское хвойное дерево прижилось. Есть здесь и ровесник динозавров – гинкго билоба. Это дерево, родом из восточного Китая, считается самым древним из существующих ныне растений. Применительно к нему учёные часто применяют эпитет «живое ископаемое», и оно в естественной среде, так же, как и метасеквойя, уже не встречается.

По словам директора Республиканского ботанического сада, все растения, которые появились в коллекции за последние семь лет, – плоды неравнодушия его сотрудников. «Ездили по Украине, в Минск, в Крым, в ботанические сады. Связывались с людьми. Поштучно, по семечку, по веточке привозили и здесь у нас сажали, черенковали, нянчили, лелеяли. 800 видов – всё это на чистом энтузиазме. У нас великолепный коллектив. Сотрудники Ботанического сада – прекрасные специалисты. Причём не просто специалисты – фанаты, люди одержимые. Потому что только при таком подходе человека, любящего своё дело, достигается результат», – сказал по этому поводу Валерий Старыш.

В 2010 году был разработан генеральный план реконструкции Ботанического сада. Кроме улучшения инфраструктуры им предусматривается создание водоёма для водных растений и оранжереи для представителей субтропической и тропической флоры. Уже сами эти проекты говорят о том, что полторы тысячи видов – не тот предел, на котором собираются останавливаться сотрудники сада. Недавно в приднестровских средствах массовой информации появилось сообщение, что Президент Вадим Красносельский распорядился организовать центральный публичный вход в дендрарий Ботанического сада, удобный для посетителей. Смета реконструкции составляет два миллиона рублей. Эти средства также должны пойти и на организацию круглосуточной охраны, в том числе и с привлечением сотрудников милиции. По словам Валерия Старыша, в настоящее время численность охранников Ботанического сада всего четыре человек. Они несут дежурство по одному в сутки на 22 га. Организованные экскурсии не так часты, как хотелось бы, а за каждым индивидуальным посетителем при нынешней системе охраны уследить сложно. Когда-то у каждого растения была табличка, подробно рассказывающая о нём. Но после того, как их стали в качестве «сувениров» прихватывать с собой вместе с растениями посетители, решили их приберечь для лучших времён. Немало хлопот доставляют и «селфисты». Ничего не имея против увековечивания на фоне растительной экзотики, Валерий Старыш тем не менее посетовал, что некоторые любители «селфи» фривольно обращаются с растениями, у которых позируют. Достаётся как основной коллекции, так и розарию.

«Немодная» красота

Кстати, о розарии. Как известно, мода – вещь переменчивая. И это справедливо не только для вещей, но и для декоративных растений. Появляются новые сорта, а выведенные ранее постепенно теряют свою популярность у цветоводов. Розарий был заложен ещё при основании дендрария НИИ овощеводства. Тогда были высажены преимущественно сорта роз французской селекции. Сегодня их уже практически не найдёшь. Тем не менее, сотрудникам Республиканского ботанического сада удалось, не теряя при этом прежнего сортового разнообразия, ощутимо омолодить коллекцию розария. Где добывались саженцы «немодных» цветов, правда, Валерий Старыш не рассказал – профессиональный секрет. Всего на сегодняшний день коллекция составляет порядка 200 сортов роз.

Ещё одним большим достижением является восстановление системы орошения. На стыке столетий, как уже говорилось выше, она полностью вышла из строя. Прогнили даже основные сети водовода, не говоря уже о самой насосной станции, износ оборудования которой достиг почти ста процентов. И опять же всё это восстанавливалось энтузиастами.

Необходимое послесловие

Этот материал должен был публиковаться в прошлую субботу. Последствия разгулявшейся за день до этого стихии для городских зелёных насаждений оказались близкими к катастрофичным. А тут ещё сообщения в молдавских средствах массовой информации о том, что Кишинёвскому ботаническому саду нанесён невосполнимый ущерб – погибло 80% растений. Поэтому и подумалось: а не будет ли эта статья своего рода некрологом по коллекции нашего Ботсада?

Связавшись по телефону с Валерием Старышем, я на свой вопрос о том, как пережили растения непогоду, услышал ответ: «Ущерб, конечно, есть, но он не катастрофичен. Благодаря работе по отряхиванию растений от снега в самый разгар снегопада удалось полностью, без потерь сохранить сиренгарий (участок по разведению разных сортов сирени. – Прим.) и 45-50-летние экземпляры цветущих сакур сорта «Канзан». Растения не погибли, но некоторые потеряли декоративный вид. Сколько времени должно пройти, прежде чем они снова станут прежними, сказать не могу. У каждого свои особенности».

Кирилл НЕФЁДОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.