Дмитрий Ахмадиев о глотке свежего воздуха и о том, как мир сходит с ума

Говорят, актер без гастролей, без обмена опытом, без ощущения себя в большом, а не в местечковом театральном пространстве задыхается.

Говорят, актеру нужен постоянный поиск, постоянная  высокая планка, до которой – тянуться. Фестивали и профессиональные поездки для него, особенно за пределы своего государства, – глоток свежего воздуха. Таким глотком для директора приднестровского театра Ирины Панасенко, главного режиссёра Дмитрия Ахмадиева и молодых актёров Станислава Киорпека и Владислава Греся стала поездка на Международный театральный фестиваль «Балтийский дом. Встречи в России».

Приглашение на фестиваль, который проводится в 19-й раз, поступило от Центра поддержки русских театров за рубежом при Союзе театральных деятелей РФ.  Нашим актёрам Владиславу Гресю и Станиславу Киорпеку посчастливилось участвовать в  международном спектакле по пьесе Владимира Маяковского «Мистерия Буфф» в постановке питерского режиссёра Игоря Качаева. На одной сцене рядом с ними играли молодые актёры из Грузии, Таджикистана, Казахстана, Узбекистана. Кроме того, в рамках фестиваля «Балтийский дом. Встречи в России» был проведён учредительный съезд Ассоциации русских театров зарубежья. Отрадно, что представители Приднестровского театра стали одними из учредителей в числе более 40 русскоязычных театров со всего мира. Обо всем этом, а также о впечатлениях, которые получили от поездки наши гастролеры, о теракте в Питере, рядом с которым они оказались по стечению обстоятельств, рассказывает главный режиссер Приднестровского театра и интересный собеседник Дмитрий Ахмадиев.

–  Дмитрий Шамильевич, как наш театр принимали на Международном театральном фестивале в Питере?

– На этом фестивале мы были уже десять лет назад, стали тогда лауреатами со спектаклем «Правда – хорошо, а счастье лучше». А в этот раз поехали как гости, зато на учредительном съезде Ассоциации русских театров за рубежом мы с нашим директором Ириной Панасенко стали одними из учредителей. Это открывает возможности общения между театрами разных стран, где есть русскоязычные диаспоры. Но это также накладывает и большую ответственность на нас. Приднестровский театр на фестивале принимали прекрасно. Но нужно постоянно быть в топе, это невероятный труд. Нужно продолжать заявлять о себе.

– Расскажите о том спектакле, в котором принимали участие наши актеры. Сложно ли им пришлось: играть с незнакомыми коллегами из разных стран и в короткие сроки понять материал?

– Игорь Качаев, молодой питерский режиссер, очень известный сегодня, ставил международный спектакль, где играли актеры из разных стран, в том числе и наши – Станислав Киорпек и Владислав Гресь. Спектакль был по произведению Владимира Маяковского «Мистерия Буфф».  В итоге вышло достаточно авангардное, новаторское зрелище в революционном духе. Вот посмотрите, у меня даже есть футболка с девизом фестиваля. На футболке надпись: «Вся власть – театру!», а в кулаке вместо молотка – одуванчик. Он олицетворяет мир, а семена-парашюты разлетаются повсюду и сеют добро.

Было очень мало времени для постановки, потому ребята находились в репетиционном процессе с 9 утра и до 11 вечера. Кроме того, параллельно шла образовательная программа, уроки по сценическому движению, речи. Но, как сказали потом и педагоги, и организаторы, наши ребята проявили себя очень хорошо. И я горд за них и наших педагогов, которые воспитали таких актеров. При решении, кто поедет на фестиваль, выбор пал именно на этих актеров, потому что на сегодняшний день они лучшие из нашей молодой поросли. Они стараются, они стремительные, нацелены на овладение профессией, а этот процесс бесконечен. С актерами из других стран наши ребята сработались. Я видел, как прощались, какими родными стали за эти дни. Это дорогого стоит. Ребята посмотрели на коллег, показали себя, побывали в ином пространстве, увидели красивый город.

– С какими трофеями вы вернулись в родное Приднестровье?

– Я не люблю хвастать, но при просмотре наших спектаклей нам говорили такие слова: «Это то настоящее, что должен нести театр». Съездили мы очень плодотворно. Хочется жить, работать. Актер без зрителя, без поездок, без понимания себя в пространстве – мертвый актер. Очень полезно видеть, что происходит вне наших границ в театральном мире, стремиться к росту. Фестиваль подарил нам огромное количество эмоций. От просмотренных спектаклей, в первую очередь. Посмотреть удалось не все, но многое. Понимание тенденции на сегодняшний день в мировом, передовом российском театре важно для нас. Мы сегодня на достаточно приемлемом уровне, если не сказать больше. Понимаю, что мы живем и работаем не зря. Фестиваль вдохновил нас. Когда смотришь на какие-то недосягаемые вещи, то понимаешь: есть к чему стремиться. Все театры делились проблемами и думали, как их решить в перспективе. Мы договорились о том, что к нам в августе приедут педагоги по речи, по сценическому движению, фехтованию. К тому же мы знакомились с молодой и не очень молодой перспективной режиссурой. В дальнейшем возможен и режиссерский обмен театрами, и фестивальный, и гастрольный. У нас уже есть приглашения, но многое упирается в финансовую поддержку.

– Больной вопрос, который не могу не задать: о теракте в Питере…

– Я ехал с одной встречи на другую. С драматургами, с авторами, режиссерами, актерами. Телефонный звонок приостановил меня, немного не доходя до Сенной площади. Начал заходить на станцию, а оттуда уже валил поток людей, милиция, МЧС. Все только что произошло. Меня поразило и в очередной раз восхитило, как люди в этом городе сплочены. Эта сплоченность наводила на патриотические мысли. Вот сейчас рассказываю, и мурашки бегут по телу. Город стал единым целым. Был какой-то временной отрезок растерянности, у всех трезвонили телефоны, и мои в том числе. Потом в какой-то момент связь заглушили, наступила роковая тишина во всем городе, при невероятной массе народа. Никто ни о чем не договаривался, было полное самоуправление и понимание ситуации. Не существовало никакой агрессии. Машины пропускали людей и наоборот. Кое-как добрался до своего питерского дома на Индустриальной – расстояние немалое. Отогрелся, включил телевизор и понял, где я был и что произошло.

– Словно Бог уберег…

– Бог, ангел, судьба – можно говорить, как угодно. Уберег… Все это очень пространственно, молекулярно и космически. Никто ни от чего не застрахован. Войны, теракты… Нельзя людям убивать других людей! Слава Богу, что о таком важном в моей жизни, как Родина, мама, братья, друзья, я могу говорить в мире под названием «Театр». Я не хочу никого учить, как правильно. Я просто как артист, как режиссер показываю какие-то истории для того, чтобы… да чего уж там… чтобы что-то, наверное, поменялось в мире, в сознании людей. И если что-то светлое заронится в душе зрителя, если он посмеется над чем-то с нами или погрустит, значит, возникли истинные чувства, значит, и переоценка какая-то произошла. Такие трагические события, как теракт в Питере, тоже меняют что-то в сознании, а больше – в подсознании.

– По приезде в Тирасполь Вы приняли решение показать нашим зрителям спектакль «Черный квадрат» в знак солидарности и соболезнования жителям Санкт-Петербурга…

– Как человек, как социальная частица общества я не мог пройти мимо этого события. Мимо того, что мир сходит с ума. Ведь в этом спектакле мир тоже сходит с ума – внутри каждого человека. Там говорится, что каждый человек есть гробница правды. Твоей. Искренности. Твоей. Любви. Твоей. Чего ж ты их хоронишь?!  В этом спектакле я прошу ребят, чтобы они работали на грани предельной эмоциональности. Этот спектакль проникает туда, где ощущаешь боль. Но в любом случае на свет невозможно выйти, не ощутив ее.

Татьяна Астахова-Синхани.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.