Есть ещё надежда на благоразумие

На прошлой неделе  Верховная Рада денонсировала пять договорённостей  с Российской Федерацией о сотрудничестве в военной сфере: Соглашение о взаимной охране секретной информации; Соглашение об организации военных межгосударственных перевозок и расчетах за них; Соглашение о сотрудничестве в области военной разведки; Соглашение о сотрудничестве в военной области и Соглашение о транзите через территорию Украины воинских формирований Российской Федерации, временно находящихся на территории Республики Молдова.

 

Если в первых четырёх речь идёт исключительно об украинско-российских отношениях и только в военной области, то последнее затрагивает куда больший круг стран и способно серьёзно пошатнуть  и без того не слишком устойчивый имидж Киева на международной арене. Украина, напомним, является гарантом и посредником в переговорном процессе по молдо-приднестровскому урегулированию и участником миротворческой миссии на Днестре. В  состав Совместных миротворческих сил кроме российского также входят приднестровский и молдавский контингенты и группа украинских военных наблюдателей.

Речь же в данном случае идёт о блокировании снабжения российского миротворческого контингента и возможности проводить ротацию военнослужащих из его состава. Подобные шаги необходимо рассматривать как попытку слома нынешнего формата миротворческой операции. Об этом, в частности, в интервью «Парламентской газете» (печатный орган Законодательного собрания РФ) заявил Президент Приднестровья Евгений Шевчук.

«В Приднестровье принятое решение вызывает обеспокоенность, поскольку речь идет о предпосылках фактического разрушения основ функционирования действующей миротворческой операции, осуществляемой совместно контингентами конфликтующих сторон — Молдовы и Приднестровья, контингентом России и при участии украинских военных наблюдателей», — сказал Евгений Шевчук.

При этом глава государства выразил надежду на то, что руководство Украины осознает, что миротворческая операция — это единственная действенная основа мира и безопасности в регионе конфликта сегодня. «Общепризнанным является тот факт, что в международной практике данная миротворческая операция показывает уникальную эффективность поддержания мира, механизмов сдерживания противоборствующих сторон и постконфликтного обеспечения стабильности», — подчеркнул Президент Приднестровья.

Он добавил: «Исходя из принятых решений возникают вопросы о мотивах действий, направленных на дестабилизацию ситуации с непредсказуемыми последствиями в условиях уже существующих региональных рисков и вызовов.  Данное решение, по мнению приднестровской стороны, содействует росту напряженности».

Хотя, если быть справедливым, то Украина фактически узаконила то, что делает с марта прошлого года. Тогда украинские пограничные и таможенные  власти без всякого объяснения причин начали задерживать все идущие в Приднестровье грузы, включая и адресованные российским миротворцам. Одновременно Киевом был введен запрет и на пересечение украино-приднестровской границы российскими гражданами. То есть попасть на территорию Приднестровья через Украину, равно как и выехать оттуда, не мог не только российский военнослужащий, но и имеющий российское гражданство житель Приднестровья. Примечательно, что юридическое оформление запрета на транзит вещевого довольствия российским миротворцам в зоне молдо-приднестровского конфликта по времени совпало с заявлением представителей Кишинева  в Объединенной контрольной комиссии об отказе молдавской стороны участвовать в ежегодных учениях Совместных миротворческих сил. И действия Кишинева, и действия Киева можно охарактеризовать исключительно как попытку слома миротворческой операции. Поражает синхронность, с которой это делается. Хотя прецедент уже был. На протяжении 2004-2008 годов в зонах двух абсолютно разных конфликтов (грузино-осетинского и молдо-приднестровского) происходили схожие события – молдавский и грузинский контингенты не участвовали ни в одном из мероприятий, проводимых в рамках миротворческих операций.  Считать, что и в первом, и втором случаях это была самодеятельность вышеозначенных постсоветских стран, было бы чересчур наивно. Правда, для Грузии в 2008 году слом миротворческой операции закончился плачевно.

Для Украины тоже есть серьёзная опасность. Правда, не в военном плане, а в дипломатическом.  В 1995 году президенты Приднестровья и Молдовы совместно обратились к  Киеву с просьбой стать  гарантом переговорного процесса по молдо-приднестровскому урегулированию. На просьбу из Тирасполя и Кишинева в Киеве отреагировали быстро и с радостью. Как же, в отличие от других вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве, этот с момента его окончания не разгорался снова. Следовательно, вне зависимости от степени своего участия украинская дипломатия может всегда похвастаться своими успехами в урегулировании конфликтов.   Тем более, что речь идёт об украинском приграничье. Несмотря на то, что на протяжении целого ряда лет Украина вела себя по отношению к Приднестровью не так, как полагает посреднику между сторонами конфликта, открыто поддерживая одну из них, но юридически видимость приличия все же сохранялась.

«Сейчас мы задаемся вопросом, действительно ли Украина остается страной-гарантом, действительно ли она остается посредником? Потому что то, что происходит, подталкивает нас к мысли, что Украина превращается фактически в сторону конфликта, и это серьезная проблема и для региональной безопасности, и для переговорного процесса, и для диалога в целом», – прокомментировала в интервью Первому Приднестровскому телеканалу денонсацию соглашения зампред Правительства ПМР по вопросам международного сотрудничества, министр иностранных дел Нина  Штански.

В свою очередь в беседе с журналистами председатель комитета Верховного Совета Приднестровья по безопасности, обороне и миротворческой деятельности Андрей Сипченко заметил, что денонсация Украиной вышеозначенного соглашения создаёт угрозу жителям приграничных районов Украины. Приднестровский парламентарий напомнил о складах боеприпасов, находящихся в непосредственной близости от приднестровско-украинской границы, которые охраняют военнослужащие Оперативной группы российских войск в Приднестровье.

«Кроме миротворческой деятельности российские войска в Приднестровье выполняют ещё одну важную функцию – охрану складов в Колбасне, – сказал Андрей Сипченко. –  По моим данным, порядка 20 тысяч тонн боеприпасов находятся в селе Колбасна, из них более половины не подлежит вывозу. Всё это находится под охраной российских войск. Каждый человек, который  хоть малость понимает в вооружении, должен осознавать, что существуют так называемые регламентные работы, которые необходимо проводить для сохранности и безопасности этого имущества. Склады находятся вблизи границы с Украиной. Поэтому я считаю, что шаг деструктивный, направленный на снижение безопасности, в том числе и на границе с Украиной».

Вместе с тем, он выразил надежду на то, что в отличие от Верховной Рады президент Украины окажется  более благоразумным и не подпишет законопроект. «Рада для того и существует, чтобы говорить. Но есть президент, который, прежде чем подписать закон, а он не вступит в силу без подписания главой государства, должен хорошо подумать о всех последствиях, в том числе и для Украины. Поэтому я думаю, что закон не будет подписан президентом. По крайней мере, я на это надеюсь», – отметил по этому поводу Андрей Сипченко.

Естественно, что была реакция на денонсацию Украиной соглашения и в минобороны России. В интервью «Интерфаксу», в частности,  координатор управления генеральных инспекторов минобороны генерал армии Юрий Якубов заявил: «Сейчас, когда Украина прервала все соглашения с Россией в сфере военно-технического сотрудничества, включая транзит грузов через украинскую территорию, министерству обороны ничего не остается, как обеспечивать всем необходимым российские формирования по воздушному мосту, с помощью самолетов военно-транспортной авиации. Оставить миротворцев на голодном пайке мы не позволим».

 

Александр Никитин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.