Войной украденное детство

Война – не место для детей. Думаю, с этим никто не станет спорить. Но так сложилось, что во время Великой Отечественной войны девчонкам и мальчишкам, которые ещё вчера беззаботно носились по улицам, пришлось пережить многое… Голод, смерть близких, непосильный труд, разруху…

С первых дней войны дети хотели всеми возможными способами помочь взрослым. Работали у станков вместо отцов, ушедших на фронт, дежурили на крышах домов и тушили зажигательные бомбы, строили укрепления, собирали металлолом и лекарственные растения, организовывали и проводили концерты в госпиталях для раненых бойцов, отправляли на фронт подарки (платочки, кисеты для махорки, вязаные носки).

В числе таких самоотверженных и не по годам смелых детей оказалась и наша сегодняшняя героиня – труженик тыла Мария Ивановна Реброва. Родилась она в селе Васильевка, что в Одесской области Фрунзовского района. В августе 1941 года на её родную землю вступили немецко-румынские войска. Враги безжалостно расстреливали селян, забирали урожай и принудительно вывозили людей в Германию. Но, несмотря на репрессии оккупационного режима, местные жители создали ряд подпольных групп, занимавшихся саботажем в тылу фашистов. Весной 1944 года в ходе наступательных операций 2-го Украинского фронта бойцы 13-й гвардейской стрелковой дивизии освободили район от оккупантов. После освобождения тысячи его жителей вступили в ряды Советской Армии, чтобы бороться с врагом. Помогали им в этом дети и подростки.

«Мы копали окопы, я и ещё пять девочек. Нам было тогда по 12-14 лет. Сооружали из сена что-то вроде ангаров для самолётов, которые внешне напоминали стог. Делать это приходилось по ночам, потому что днем вражеские самолёты продолжали обстреливать наши позиции с воздуха. Это было ужасно! Страшно, не то слово. Из-за обстрелов нам не всегда вовремя подвозили еду и питье. Иногда даже приходилось пить из лужи», –  вспоминает Мария Ивановна.  «А родители не боялись вас отпускать?» – спрашиваю я. «Конечно, боялись, но надо было помогать нашим солдатам. К тому же и мы сами рвались в бой, просили, чтобы нам выдали автоматы. Не было в нас страха, смерти не боялись, хотелось идти и задавить фашистов. Но детям оружие не давали и, слава Богу, наверное», – рассказывает Мария Реброва. Долгожданная весть о победе навсегда осталась в памяти женщины: «Это была большая радость для всех сельчан.  Мы поздравляли друг друга. Детям, которые копали окопы и помогали солдатам, привезли подарки, фотографировали, даже медали давали».

После войны начались тяжелые трудовые будни. «Мой отец Иван мечтал, чтобы все его дети, а нас в семье было четверо – двое братьев и две сестры, трудились на благо Родины в колхозе, где он был бригадиром. Мама готовила еду трактористам там же. Поэтому, не продолжая обучения (до войны успела всего три класса окончить), пошла работать в колхоз: сначала в свинарнике трудилась, затем занималась посадкой овощей, словом, хваталась за любую работу. Сегодня ума не приложу, как только на всё мне хватало сил и здоровья», – делится Мария Ивановна. Трудолюбие, по всей видимости, передалось нашей героине от отца, который мог дать фору многим своей активностью и отношением к работе.

В 1952 году по приглашению тёти Мария Ивановна вместе с сестрой приезжает в Тирасполь, где устраивается разнорабочей на стройку. «Девушка – и на стройку!» – восклицаю я. «Да, в Тирасполе тогда тоже было тяжело с работой, поэтому выбирать не приходилось. Спустя несколько месяцев на глаза попалось объявление о наборе людей на винзавод – нынешний «КВИНТ», решила попробовать. Сначала работала грузчиком. Другого места не нашлось. Завод пришлось восстанавливать после войны. Это сегодня в цехах новое оборудование, чистота, красота, а в то время по крупицам воссоздавали то, что было разрушено». 36 лет Мария Ивановна отработала на линии розлива и закупоривания. Работу свою любила. За все годы не было ни одного нарекания в её адрес. Об этом говорят и многочисленные грамоты, благодарственные письма, знаки  «Победитель социалистического соревнования», «Ударник пятилетки», «За долголетний добросовестный труд» и т.д.

С будущим супругом Владимиром познакомилась на проходной винзавода: «Он встречал меня каждый вечер и провожал домой. Через несколько месяцев ухаживания решили расписаться. Свадьбы не было. В браке родилось двое сыновей: старший Александр и младший Юрий. Чтобы вырастить и дать им образование, приходилось много работать. В декрете практически не была. Сегодня сыновья с семьями живут в Санкт-Петербурге, но обо мне не забывают, часто звонят, интересуются. Они у меня очень хорошие, добрые», – рассказывает Мария Ивановна. А ещё она богатая бабушка и прабабушка: у неё четверо внуков и одна внучка, четыре правнучки и один правнук!

Когда нахлынет тоска – рядом всегда альбом с черно-белыми фотографиями, с которых смотрят и улыбаются близкие сердцу люди. «К сожалению, многих уже нет в живых. Из сестер и братьев я одна осталась, – с грустью говорит женщина и продолжает уже с улыбкой: – Раз сердце бьется – значит, надо дальше жить! Телевизор стараюсь не смотреть, разве только развлекательные передачи. Новости, особенно из родной Украины, меня расстраивают. Больно всё слышать. Лучший мой телевизор – окно! Посмотрите, какая красота! Сирень вся в цвету! Я специально его не занавешиваю, чтобы видеть улицу. А вот справа – ивушка. Внук Женя посадил её специально для меня, смотрю и душа радуется». Лицо Марии Ивановны озарилось улыбкой. Видимо, в этот момент она вспомнила о своих сыновьях, которые должны приехать, о внуках и правнуках… Несмотря на все жизненные невзгоды, она не обозлилась, не закрылась в себе, наоборот, научилась наслаждаться каждым мгновением жизни, помогать нуждающимся, просто так, по велению сердца, как это было в 1992 году. Мария Ивановна вместе с активистами готовила еду и носила под пулями её ребятам, вставшим на защиту Приднестровья. Многому нам, молодым, вечно спешащим и разучившимся радоваться мелочам, надо поучиться у старшего поколения, так любящего жизнь.

Ирина КРУГЛОВА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.