Кто более матери-истории ценен?

2017-й – год 100-летия двух русских революций. В России ведутся общественные дискуссии, вызвавшие очередной всплеск интереса к собственной истории. Приднестровцы не отделяют себя от России, а значит и нашей общей истории. Две исторические даты этого года дают нам повод вместе поразмышлять и о нашем прошлом, и о нашем отношении к истории.

Есть такое расхожее выражение – «Степень цивилизованности общества (государства) определяется его отношением к…». Вместо трех точек каждый волен подставить свое определение. Была б моя воля, я бы дописал «к истории». Так уж складывается, что у нас отношение к событиям далекого и недавнего прошлого слишком политизируется, чересчур идеологизируется.

Вне всякого сомнения – историю своей страны, своего родного края знать необходимо. А вот с этим у нас как раз таки определенные прорехи. Особенно это касается молодых, представителей поколения next. Конечно, в мои «чуть за 50» трудно не быть брюзгой, нелегко не уподобиться тем, кто то и дело достает из колоды полемики «беспроигрышный» козырь – «молодежь нынче не та». У нее совсем другие кумиры и занятия. Ими полновластно завладел Интернет, они дети информационного века. И уже трехлетний малыш «скачивает» бабушке рецепты из всемирной паутины. Это не хорошо и не плохо, это объективно и очевидно. Это есть!

В старших классах я неоднократно занимал призовые места в городских олимпиадах по истории, обществоведению и экономической географии, они были моими любимыми предметами. Несколько лет назад невольно представился случай опросить одноклассников сына, учащихся не самого последнего учебного заведения в столице, на предмет некоторых исторических знаний. Вопрос был не самым, как мне казалось, трудным: «Назовите имена пионеров-героев Великой Отечественной войны». Лишь один мальчик вспомнил Зою Космодемьянскую. И хотя к моменту совершения подвига она была комсомолкой, это уже был его успех. Юноша сказал, что о Космодемьянской ему рассказывала бабушка. Такие имена, как Леня Голиков, Марат Казей, Володя Дубинин, Валя Котик, моим респондентам ничего не говорили. А ведь школьники моего поколения знали эти фамилии назубок, да к тому же уже в классе пятом-шестом. А еще молодогвардейцев – Олега Кошевого, Сергея Тюленина, Ивана Туркенича, Любовь Шевцову, Ульяну Громову, а также Александра Матросова, Виктора Талалихина, Ивана Кожедуба, Николая Гастелло, Алексея Маресьева и многих-многих других, положивших на алтарь Победы самое дорогое, что у них было, – жизнь и здоровье. Почему сегодня они в забвении?

Что еще удивляет. У нас какое-то негативное отношение к собственной истории. Мы вечно копаемся в ее «черных пятнах», словно мазохисты посыпаем голову пеплом, как будто и нам стыдно за кровавые деяния Ивана Грозного и сталинского режима, казнокрадов всех времен. Мы не пытаемся искать оправданий и полутонов, мы все мажем или белой, или черной краской. Мы обязательно должны заниматься самоедством, «расковыривать» кровоточащую рану и, как полинезийские племена, «плясать на костях предков».

О ненавистных тиранах мы любим судить с колокольни сегодняшнего дня, не преломляя их действия на тот или иной исторический период. А ведь кроме них российская история богата именами великих просветителей, путешественников, дипломатов, писателей, реформаторов. Но они почему-то находятся на периферии нашего сознания и исторических познаний. Несколько лет назад, когда государственный телеканал РФ проводил федеральный опрос «Имя России», чуть не случился конфуз. Долгое время в рейтинге исторических личностей, сыгравших самую важную роль в истории России, лидировал Иосиф Сталин. Лишь на финише голосования в лидеры выбился новгородский князь Александр Невский, спасший русских от нашествия тевтонских рыцарей и победивший в опросе.

Мы нация крайностей. В особенности это касается нашей недавней истории. Помните, как на волне гласности и перестройки, непривычных для нашего общества демократических ценностей, мы огульно стали поносить все, ну буквально все, что было связано с советским строем. С таким же рвением мы стали осуждать доносчиков и сексотов, всю репрессивную машину, как еще каких-то сорок-пятьдесят лет клеймили позором «врагов народа», а на партийных и профсоюзных собраниях орали во всю глотку: «Собаке – собачья смерть».

Но вот мы надышались «воздухом свободы», точнее, были им опьянены, в полной мере насладились демократией и рынком, профукали Советский Союз и пережили национальную рознь, вновь окунулись в пучину гражданских войн и словно прозрели – оказывается, в советском прошлом было много хорошего, что необходимо взять с собой и в настоящее, и в будущее. Мы вдруг (вдруг ли?) осознали, что нам есть чем гордиться, даже если эти события происходили в самые страшные периоды нашей истории.

Тем временем наши идеологические оппоненты из-за рубежа не дремали, времени зря не теряли. Они работали, они создавали исторические мифы. Голливуд снимал такие хорошие фильмы («Спасти рядового Райана», например), что многие молодые, особенно на том же Западе, и сейчас убеждены, что Великую Отечественную выиграли… американцы.

Я думаю, что многие наши беды от того, что мы не знаем собственной истории. Говорят, что когда читаешь труды наших известных историков, то параллели с сегодняшней ситуацией напрашиваются сами собой. И если мы не знаем, как разрешить ту или иную ситуацию, необходимо обращаться к историческому опыту, он всегда подскажет выход из затруднительной ситуации. Ведь, как говорится, все уже придумано до нас. Именно в прошлом можно найти ключи к разрешению многих нынешних проблем, для того чтобы построить лучшее будущее. Но для того, чтобы их найти, нужно обладать накопленными человечеством знаниями, в том числе историческими, которые являются универсальными. Тем более, что история России, Приднестровья богата событиями, личностями, которыми мы вправе гордиться.

Выводом, который напрашивается по результатам этих «размышлений по поводу», является выражение «Если вы выстрелите в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в вас из пушки».

Савва МОРОЗОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.