Который раз убеждаюсь, что Тирасполь – город далеко не рядовой. В нем родились и жили незаурядные личности. Мой ровесник Сергей Борисюк наверняка в свое время ходил теми же улицами, что и я. Я мог встретиться с ним в парке, на стадионе, на набережной… Он так же любил наш город, считал, что он лучший на земле.

В Ейске, в этом приазовском курортном городке, многим известном тем, что в нем есть высшее военное авиационное училище летчиков, Сергей провёл четыре года. Здесь он учился по направлению Тираспольского военкомата с аттестатом зрелости средней школы № 11. Если бы кто-то ему, курсанту, тогда сказал, что спустя годы его фотографию повесят в фойе школы на стенде «Ими гордимся», точно бы не поверил, наверное, даже рассмеялся. Сейчас, по прошествии многих лет, он очень хочет вернуться в родные места, хоть на недельку, хоть на денек, но все как-то не получается. Кирпичи и Бородинка, район водолечебницы ему нет-нет, да и снятся теперь, мальчишки и девчонки из 10 «Б» тоже. А еще самолеты, летающие над школьным двором. Тирасполь в ту пору был военным городом, и истребители Миги были одной из его примет. Уже тогда, закидывая голову к небу и провожая взглядом быстрые стальные машины, он думал стать военным летчиком. Слова популярной в то время песни «…Лишь одна у летчика мечта – высота, высота», словно путеводная звезда, светили ему и вели по жизни.

Сергей как-то в интервью одному военному корреспонденту скажет: «Мне по службе повезло. Летать на Мигах 17-м и 19-м не каждому посчастливится. Машины классные, надежные. Позже Су-24 «обуздывал» – по тем временам, можно сказать, последнее слово авиационной техники. И в Германии (тогда там находилась Группа советских войск) служил, и в Прибалтике, и на Дальнем Востоке. Я уже молчу о Кавказе – о нем особый разговор. А с какими офицерами! Влюбленными в небо, в свою профессию. Мы смотрели друг на друга, и каждый старался быть лучше. Для летчика, впрочем, не только для него, это в самый раз школа».

Командир звена и эскадрильи, заместитель и командир полка истребителей-бомбардировщиков Сергей Борисюк принимал участие в боевых действиях по локализации грузино-абхазского вооружённого конфликта, а также в гражданской войне в Таджикистане, участвовал в чеченской войне. Лётчики авиаполка под его командованием совершили свыше двух тысяч боевых вылетов против незаконных вооружённых бандформирований. Сам Борисюк, будучи командиром, сделал более ста боевых вылетов на Су-25. Штурмовыми ударами им было лично уничтожено 60 единиц бронетехники и автомашин с живой силой и вооружением противника, а также взорвано 6 складов и уничтожено 12 опорных пунктов чеченских банд. В 1996 году Указом Президента Российской Федерации за мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, полковнику Сергею Константиновичу Борисюку было присвоено звание Героя России.

Казалось бы, имея такую награду и профессиональное образование (ко всему он окончил еще Военно-воздушную академию имени Ю.А. Гагарина), наш герой мог бы найти себе место поспокойнее. Ему, кстати, и предлагали престижную должность, связанную с обучением летчиков, освоением ими новой техники. И не где-нибудь, а в столице, только все это было не для него. Помните кинофильм «Офицеры», когда боевого генерала, командира дивизии, в благодарность за его кипучую военную деятельность и для успокоения его самого и семьи хотели назначить начальником военного училища, а он наотрез отказался. Это как раз тот случай из жизни Сергея Борисюка.

Я уже говорил выше, что звание Героя России Сергей Борисюк получил в 1996 году, 13 июня. Эта цифра в тот момент стала для него счастливой. Но вот в другой раз, через три года, – роковой. В этот день над Аргунским ущельем был сбит его самолет, и он, катапультируясь, попал в ловушку к боевикам из банды Хаттаба. Он ясно понимал, что его ждет, если будет взят в плен, поэтому готов был отбиваться. А еще надеялся на своих – они должны были его найти и спасти. И они пришли. Вертолеты федеральных сил шквальным огнем били по неприятелю, но надежда, что боевики откажутся быть втянутыми в бой, не оправдалась. Наши журналисты, поспешив передать в эфир, что катапультировался не рядовой летчик, а командир полка, Герой России, тем самым усложнили обстановку. Головорезы поставили перед собой цель во что бы то ни стало взять Борисюка живым. Один вертолет они подбили, и он вынужден был приземлиться. На его борту кроме экипажа было еще с десяток военнослужащих. Теперь нужно было спасать и их. Бой разгорался не на шутку. Он с переменным успехом продолжался до захода солнца. А утром подошла наша подмога. На спасение своих бросили пять вертолетов, которые, кружась над ущельем, сразу заметили подбитую машину и отстреливающихся россиян. По бандитам ударили метким огнем. И удачно – враг тут же отступил. Но зато вплотную приблизился к месту, где закрепился Борисюк. Ситуация становилась критической. Нужно было добивать врага, но в связи с тем, что он был очень близок к нему, удар нанести не решались. Поняв, что машину не посадить (не было пригодной для этого площадки), приняли решение поднимать летчика прямо из леса на тросе. Задуманное получилось. С вертолета словно дождем поливала пулеметная очередь, а Борисюк, как акробат в цирке, качаясь из стороны в сторону, медленно подтягивался к борту вертолета. За успешно проведенную операцию по спасению командира и уничтожению банды Хаттаба многие отважные солдаты и офицеры были удостоены правительственных наград. Двое стали Героями России.

Война в Чечне осталась позади, но будни военного летчика Сергея Борисюка не закончились. В звании генерал-майора он командовал авиационной дивизией, продолжая летать. Им гордились сослуживцы, ведь не каждый командир может так долго оставаться летчиком, умеющим личным примером покорять высоту, к которой однажды раз и навсегда позвала его юношеская мечта. Позвала еще в нашем городе, в нашем Тирасполе.

Александр ДОБРОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.