Остается рассчитывать на здравый смысл

Президент Вадим Красносельский прокомментировал новость об официальном (при непосредственном участии премьер-министра Молдовы Павла Филипа и президента Украины Петра Порошенко) открытии совместного молдавско-украинского таможенного поста «Первомайск-Кучурган»:

 

«Приднестровье, как и прежде, расценивает эти действия как односторонние, как попытки полностью контролировать наш экспорт и импорт, а также передвижение граждан через приднестровско-украинскую границу. Я напомню, что есть ранее достигнутые договоренности, есть право Приднестровья на осуществление экономической деятельности, право на свободное перемещение граждан. Конечно, данный пост нарушил все ранее достигнутые договоренности. Кроме того, решения, принятые 2-3 июня в формате «5+2», говорят о том, что все спорные вопросы должны решаться исключительно за столом переговоров. Всем известно, что решение по выставлению данного поста было принято за спиной Тирасполя, безо всяких договоренностей на этот счет. Я не знаю, может быть ранее – в 2015-2016 годах – с кем-то велись какие-то переговоры, имелись некие договоренности, но со мной лично, с моими коллегами в настоящее время данный вопрос не обсуждался. Это, конечно, нас настораживает. Естественно, Приднестровье понесет определенные потери. Я не разделяю оптимизма руководства Украины и Молдовы, которые утверждают, что все будет хорошо. Для кого-то, может, и будет хорошо, но точно не для приднестровцев. Посмотрим на функционал этих пунктов пропуска. Обратите внимание: выставлены фискальные посты с определенными инструкциями. Они должны действовать по регламенту, по молдавскому законодательству, что однозначно будет ущемлять права и свободы наших граждан, наших экономических субъектов.

Мы, естественно, не сидели сложа руки. Обращались ко всем посредникам, наблюдателям и гарантам переговорного процесса в формате «5+2». За моей подписью были направлены письма всем министрам иностранных дел стран Европейского союза, и эти письма возымели действие. Многими западными политиками озвучивалась мысль о том, что в наших словах есть правота, что не все так однозначно и просто, как представляет это молдавская сторона. Они понимают, что вопрос надо дополнительно изучать, особо к этому подходить. Есть четкое понимание западных политиков, что это не влияет на экономические схемы, что это сугубо политический шаг, политическое решение. Политику в данном случае явно пытаются объединить с экономикой. Как показывает практика, это всегда ошибочно и никогда не приводит к положительным результатам. Я уже не говорю о том, что вдоль границы с Приднестровьем появляется силовая составляющая Республики Молдова, что также не добавляет оптимизма нашим отношениям.

После конфликта 1992 года военная составляющая Приднестровья и Молдовы была разделена российскими миротворцами. Эта миссия существует 25 лет, и проблем нет. А теперь будет прямое соприкосновение. Если бы не было конфликта, может быть, не было бы и проблем, но конфликт, как таковой, был, и он не исчерпан. И в этих условиях выставляются посты… Те должностные лица, которые эту идею генерировали и продвигали, наверное, думают об эскалации конфликта. Зачем это делать? Зачем после 25 лет мирного сосуществования Приднестровья, Молдовы и Украины запаливать фитиль, который может привести к взрыву?

Молдова не хочет обсуждать этот вопрос в формате «5+2», утверждая, что это внутреннее дело Украины и Молдовы. Но не может быть в зоне конфликта каких-то внутренних вопросов одностороннего характера. Все вопросы должны решаться за столом переговоров. Мы выбираем только этот путь и надеемся на гарантов, в первую очередь на Россию, потому что Украина, как видно, приняла сторону одного из участников конфликта. Остается рассчитывать на здравый смысл».