Он рисковал своей жизнью, чтобы спасти плоды труда других

Человек, о котором пойдёт речь в этом материале, достоин памятника при жизни. Он наш земляк.

Пролог

Думаю, что коллектив Черноморского судостроительного завода в украинском Николаеве при первом же призыве скинулся бы на монумент ему. Но в сегодняшней Украине принято скидывать памятники, хоть как-то напоминающие о том, что когда-то была единая страна. Да и само некогда мощнейшее предприятие, обеспечивавшее достаточно значимую часть горожан неплохо оплачиваемой и престижной работой, почти уже достояние истории… Достаточно часто в новостях на ведущих российских телеканалах рассказывается о походах флагмана ВМФ России авианосца «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». В последнее время он один из героев телевизионных сюжетов, связанных с боевой работой российских лётчиков в Сирии. А ведь единственный на сегодняшний день российский авианосец ещё в 1992 году мог, по примеру недостроенного атомного авианосца «Ульяновск», исчезнуть в домнах какого-нибудь металлургического завода, или стать, как его прародители «Киев» и «Минск», плавучими увеселительными заведениями в Китае. Туристическим объектом должен был стать и третий корабль этой серии – «Новороссийск» (о четвёртом речь ещё впереди. – Прим.), но на нём после вывода из состава действующего флота произошёл пожар, и этот бывший тяжёлый авианесущий крейсер в начале 90-х был разобран на металл в Южной Корее. В лучшем случае «Кузнецову» была уготована судьба его родного брата «Варяга», проданного в КНР по цене металлолома, но впоследствии достроенного китайцами и вошедшего в состав национального ВМФ под именем «Ляонин». Спас же, а следовательно, и труд тысяч людей – проектировщиков, корабелов-«черноморцев», инженеров и рабочих с предприятий-смежников, – наш земляк, Герой России, заслуженный лётчик-испытатель Николай Диордица. Он совершил то, что до него не делал ни один лётчик в мире. Автор этого материала о том, что произошло в сентябре 1992 года в акватории Баренцева моря, знает, что называется, из первых уст. Мне удалось побеседовать по телефону непосредственно с Николаем Фёдоровичем. Но вначале небольшая предыстория.

«Порванная» НИТКА

«Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» (за время строительства на ЧСЗ корабль поменял несколько имён – закладывался как «Рига»; сходил на воду уже «Леонидом Брежневым»; проходил испытания как «Тбилиси»; вошёл в строй под нынешним своим названием) был первым и единственным на сегодняшний день отечественным полноценным авианосцем. Его предшественники («Киев», «Минск», «Новороссийск» и «Баку») были вооружены самолётами КБ им. Яковлева с вертикальным взлётом и посадкой. Здесь же взлетать и садиться нужно было «горизонтально». Специально для подготовки лётного состава для строящегося в Николаеве корабля, а заодно и для планируемых к постройке боевых единиц того же класса, близ крымского города Саки был построен Наземный испытательный тренировочный комплекс авиационный (НИТКА). Со временем лётчики последней букве изначально несклоняемой аббревиатуры начали придавать соответствующее падежное окончание. Было проще и звучнее. В самый пик испытаний «Кузнецова» Союз рухнул. Украина предъявила претензии и на комплекс, и на авианосец. Командир корабля Виктор Ярыгин, несмотря на настойчивые телеграммы первого украинского президента Леонида Кравчука оставить «новострой» в Чёрном море, перевёл его вокруг Европы на Северный флот. «Нитку» по понятным причинам перебазировать не представлялось возможным. Небольшая часть лётчиков 100-го полка корабельной авиации приняла украинскую присягу. Большая, включая командира – будущего Героя России Тимура Апакидзе (погиб 17 июля 2001 года), последовала за «Кузнецовым». Оставшийся на Украине лётный состав в скором времени за ненадобностью был уволен. И среди тех, кто остался на Украине, и тех, кто решил продолжить службу в России, опыт взлёта и посадки на авианосец имели немногие. Вот тут и стал вопрос жизни и смерти корабля… «Когда перебазировался на Северный флот полк и авианосец, встал вопрос, как закончить государственные испытания. Вызвали меня и ещё одного лётчика-испытателя. Сказали: «Подумайте до утра и примите решение. Да, вы никогда палубой не занимались. «Нитка» потеряна. И, исходя из вашего решения, мы примем своё – быть авианосцу или не быть. Первая задача – закончить этап государственных испытаний. Вторая – начать готовить лётчиков. Корабль без лётного состава – ничего… Мы до утра подумали. В итоге я остался один», – рассказал в телефонном интервью Николай Диордица.

В море он оказался не таким большим, как стоящий у причальной стенки

Здесь стоит заметить, что Николай Фёдорович не то чтобы не тренировался на «Нитке», он её и в глаза никогда не видел. Первое его знакомство с кораблём произошло у причальной стенки в Видяево. «Когда я его увидел с берега, он был таким большим. Всё было эмоционально хорошо, пока он не вышел в море… Мне дали вертолёт, на нём я облетал авианосец. В море он стал для меня не таким огромным, как будто его обрезали лобзиком», – поделился воспоминаниями лётчик-испытатель.

На первую посадку на палубу «Кузнецова» Николай Диордица решился на седьмом полёте над авианосцем. «Самые сильные впечатления – от первого касания палубы. Это самое сложное. Сделал! Зашёл на второй круг, и – второе касание. А потом передал: «Готов к посадке». В тот же день после заключения меня потащили на взлёт-палубу. Я обрулил и взлетал с короткой дистанции – 105 метров перед самым началом трамплина. В обычном режиме сначала бежишь по палубе, а потом выходишь на трамплин. А тут всего 105 метров… Ну ничего, форсаж включил, отмашку дал и оторвался… – вспоминает Герой России. При этом он подчеркнул: – Никогда на Су-33 не летал. Всё было новое, и времени немного было. Ну, и погода… Баренцево море. В середине сентября – начале октября от снежных зарядов палубу не успевали чистить. Шторма были. Это не Чёрное море. Тяжеловато было. Не самое удобное время для принятия решения по продолжению испытаний, а тем более для освоения палубы. В общем, как говорится, всё «по-русски» было».

После закрепления полученных при первых взлётах и посадках с палубы навыков, началась подготовка первой десятки лётчиков, включая Тимура Апакидзе и нынешнего командующего авиацией ВМФ РФ генерал-майора Игоря Кожина. «Мы отработали все методики. Дальше они сами начали «размножаться». Был второй, затем третий поток и так далее. Но наши последователи уже пошли через «Нитку». Отношения с Украиной немного к тому времени наладились», – заметил Николай Фёдорович.

Таким образом, он стал первым в мире лётчиком корабельной авиации, сумевшим сесть и взлететь с палубы авианосца без предварительной подготовки на наземных тренажёрах.

«МиГнуть» над «Викрамадитьей»

Кроме того, что уроженец Паркан вписал своё имя в историю отечественного флота, ему уже нашлось место и в летописи ВМС Индии. Тяжёлый авианесущий крейсер «Баку» сумел избежать «туристическо-увеселительной» участи своих родных братьев по серии. На него нашлись более серьёзные покупатели. Индия – не новичок в авианосной семье. В составе её флота к тому времени уже имелось два авианосца – «Викрант» и «Вираат». Но это были бывшие британские корабли: первый постройки 1945 года, а второй также был заложен ещё во времена Второй мировой, но в строй вступил только в 1959 году. Безусловно, что индийцам хотелось чего-то поновее. Вот им и приглянулся «Адмирал Флота Советского Союза Горшков», бывший «Баку». Правда, требованием заказчика было основательное переоборудование его под «горизонт», что и было сделано в Северодвинске. Правда, не обошлось без эксцессов. После гибели 23 июня 2011 года во время испытательного полёта в Астраханской области экипажа палубного истребителя МиГ-29 КУБ (корабельный учебно-боевой истребитель-«спарка» – этими машинами планировалось оснастить «Викрамадитью», так должен был называться бывший советский авианосец в ВМС Индии) индийцы заявили, что собираются расторгнуть контракт. И уже над вторым детищем николаевских корабелов нависла тень неопределённости. И снова, как и в случае с «Кузнецовым», для спасения корабля потребовалось мастерство Николая Диордицы.

Единственный российский авианосец, кстати, стал своего рода демонстрационным стендом для доказательства усомнившимся индийцам качеств самолёта. «Я никогда не думал, что вернусь на «Кузнецов» и на МИГ-29. Но им надо было это показать, потому что «Викрамадитья» не была ещё готова. Нас приехало шестеро лётчиков-испытателей, из которых только я имел дело с палубой. В 2012 году мы выполнили 151 полёт и ни разу не ошиблись. Я очень тогда переживал, что после случившегося в Астраханской области тоже «уроню» кого-нибудь…» – вспоминает Николай Фёдорович.

16 ноября 2013 года на «Викрамадитье» был поднят индийский военно-морской флаг. Более того, в настоящее время по немного изменённому проекту в самой Индии строится второй «Викрант»…

«205-я … И хватит»

«Крайний», как предпочитают говорить лётчики, взлёт с палубы авианосца Николай Фёдорович совершил в 2012 году. Незадолго до этого ему довелось «покатать» на МиГ-29 КУБ бывшего своего ученика – командующего морской авиацией Игоря Кожина.

«28 августа 2012 года я взлетел с командующим. Он меня попросил провести его. Это было ровно как я 20 лет отслужил на севере. Во время полёта он мне сказал, что мы летали 43 минуты. Это нужно было для заполнения полётной книжки. Я ему: «Двадцать одну». В ответ: «Почему двадцать одну? У меня часы были включены…». На что я сказал: «20 минут полёта – 20 лет жизни». Ну а 5 сентября я взлетел с «Викрамадитьи», узнал, где находится «Кузнецов», прошёл над ним и помахал крыльями… Потом пришёл на «Викрамадитью» Сделал круг, сказал: «Давайте вертолёт». Сел на палубу и полетел на землю. Больше с корабля не взлетал. Это было всё. Это была моя 205-я посадка. Мне было тогда 57 лет. В этом возрасте мало кто летает, а с палубы – тем более…» – сказал под конец телефонного интервью Николай Диордица. Всего за годы работы лётчиком-испытателем им было освоено более пятидесяти типов самолётов.

Насчёт того, чего бы он хотел пожелать приднестровцам, Николай Фёдорович был краток: «Ничего нового не скажу, главное – мира!. Когда смотришь, что в мире происходит, – только мира!!!».

 P.S. В Тираспольском промышленно-строительном техникуме возле кабинета НВП есть стенд, посвящённый Николаю Фёдоровичу Диордице. Это бывшее техническое училище №8, которое с отличием в 1974 году по специальности «Электромонтёр по эксплуатации промышленных электрических установок» окончил будущий Герой России. В этом году часть этого учебного заведения стала Суворовским училищем. Так что у будущих приднестровских офицеров есть пример для подражания. Кстати, выйти на Николая Диордицу мне помог бывший военрук техникума Валерий Гизу. Он тоже бывший военный моряк-подводник. Ему тоже было что мне рассказать. Но об этом в следующий раз.

Кирилл Нефёдов.