Сплоченность – завет потомкам

Село Ближний Хутор в тяжелом, переломном для всех жителей Советской Молдавии 1989 году стало одним из первых, где решительно прозвучал протест против националистических поползновений республиканского центра.

О событиях, предшествовавших и сопутствовавших созданию Приднестровской Молдавской Республики, вспоминает житель села Федор Федорович Олейников, с 1990 г. занимавший пост заместителя председателя Ближнехуторского исполкома, участник создания Народного ополчения села.

26 августа 1989 года возле сельского Дома культуры прошел стихийный сход. Поводом послужила сессия Верховного Совета МССР, на которой был принят дискриминационный закон о государственном языке. На этом сходе речь шла о необходимости обратиться в Верховный Совет республики с требованиями рассмотреть вопросы о референдуме, региональном хозрасчете, безопасности депутатов от Приднестровья.

Ближнехуторяне были настроены решительно. Так как руководство Слободзейского района в тот период проводило линию республиканского центра, люди предлагали даже территориально войти в состав Тирасполя. 8 делегатов от села участвовали в историческом Первом съезде народных депутатов Приднестровья, проходившем в Парканах.

Как говорит Федор Олейников, село Ближний Хутор сыграло важную роль в создании Приднестровского государства. Именно здесь 8 июля 1990 г. первым в Слободзейском районе прошел референдум по вопросам возможного применения на территории села триколора Молдовы и о целесообразности воссоздания Приднестровской государственности. В референдуме приняли участие 4826 человек (78,8% избирателей). Против применения триколора высказались 98,1% голосовавших, против латинской графики – 97,9%, за вхождение в ПМССР в случае её образования – 98%.

Когда против созданной Приднестровской Молдавской Республики начались вооруженные провокации, жители села, не колеблясь, встали на её защиту. Ближнехуторянки участвовали в знаменитом «сидении на рельсах» – блокаде железной дороги приднестровскими женщинами, требовавшими освобождения захваченного спецслужбами Молдовы Игоря Смирнова и других представителей народа.

Увы, сплоченность приднестровцев не заставила агрессора сделать должные выводы, задуматься, остановиться, хотя бы сменить тактику. Националисты, поддержанные в высших эшелонах власти РМ, продолжали воплощать в жизнь силовой сценарий. В марте 1992 года это привело к началу крупномасштабной войны против жителей Приднестровья.

17 марта Президентом ПМР Игорем Смирновым был подписан Указ об образовании народного ополчения, создававшегося по территориально-производственному принципу. Мгновенно было создано Слободзейское народное ополчение. Его командиром по распоряжению председателя райисполкома Николая Остапенко был назначен Юрий Затыка, начальником штаба – Александр Гусар.

Встать на защиту государства было не простым решением. Все прекрасно понимали, какому риску подвергаются защитники. В результате совершенных на территории Приднестровья террористических актов были зверски убиты Н.И. Остапенко и А.Д. Гусар. Однако искать добровольцев, упрашивать людей не приходилось, вспоминает Федор Олейников. «По домам не ходили, сельчане сами приходили к сельсовету, записывались в ряды ополчения. Воевали и в других подразделениях». На защиту республики из села ушло 137 человек. Была создана Ближнехуторская рота, которой командовал Александр Андреевич Швец.

Ближнехуторяне стояли на мосту у села Бычок, воевали на Кошницком и Бендерском направлениях. В самом селе были организованы круглосуточные дежурства. На въездах установлены бетонные блоки. По словам Федора Федоровича, командование республиканской гвардии, руководство ОСТК, с которыми поддерживалась постоянная связь, уделяли селу особое внимание. Помимо того, что это фактически пригород Тирасполя, на территории Ближнего Хутора находились нефтебаза и газораспределительная станция. Попавший в них снаряд мог вызвать массовую гибель мирных жителей. Поэтому был разработан план эвакуации людей на полевые станы отдаленных бригад, проводились тренировки по выводу их в укрытия (колхозный холодильник), круглосуточно дежурили врачи. Позже на Ближнем неоднократно бывал Александр Лебедь.

Защищая республику, погибли Сергей Сергеевич Пасечник, Эвольд Фридрихович Фогель и Владимир Евгеньевич Дубчак. Первые двое – на Дубоссарском направлении, Владимир – в ходе боев за Бендеры.

«Помню, ещё до начала войны Сергей Пасечник часто заходил ко мне в сельсовет, – рассказывает Федор Федорович. – У него была мечта: открыть на Ближнем Хуторе конную школу. Сережа держал в Гребениках на Украине двух племенных рысаков. Но мечте не суждено было осуществиться».

С болью вспоминают очевидцы событий то время, когда националисты вбивали клин между жителями двух берегов Днестра, развязывали братоубийственную войну, агрессию против мирных граждан республики.

Приднестровцы, самые обычные люди, сплотившись, не позволили посеять семена межнациональной розни в нашем государстве, разделить людей на «коренных» и «пришлых», ущемляя их по языковому и национальному признакам. И это величайшее завоевание нашего народа, дар и завет грядущим поколениям.

Николай Феч.