СВЕТЛЫЙ БАСТИОН

Приднестровская земля подарила миру трех полных кавалеров ордена Славы. Это уроженцы Слободзейского и Григориопольского районов Емельянов Петр Иванович, Чичик Антон Григорьевич и Дарьев Григорий Никитович. В Слободзее, Карагаше и Шипке, где родились герои, предпринимаются важные шаги по увековечению памяти славных односельчан. В Слободзее заложена аллея в честь Емельянова, в Карагаше именем Чичика названа улица, в Шипке на стене школы установлена памятная плита. На плите надпись: «В нашей школе учился Герой Советского Союза Дарьев Григорий Никитович, фронтовой разведчик». И хотя Дарьев вовсе не Герой Советского Союза, а кавалер ордена Славы, это отнюдь не меняет сути – он один из храбрейших, достойнейших советских солдат – победителей фашизма. 

 

IMG_1331…В Шипку, как и в Гыртоп, мы приехали без предварительной договоренности с местной администрацией. Вот так, взяли и приехали. Возможно, для того, чтобы лично убедиться, насколько бережно хранят память о легендарных воинах на Родине, помнит ли каждый шипский  школьник, кто такой Дарьев, чем он знаменит. А возможно, просто вообразили себя туристами, первооткрывателями нового маршрута по местам, где родились герои-приднестровцы.

Нет, правда, почему бы всем нам, людям, на чьих автомобилях красуется надпись «Спасибо деду за Победу!», не сесть в эти самые автомобили и в выходной день не проехаться с семьей по местам боевой славы, не постучаться в двери домов-музеев Солтыса, Жарчинского, Коваля, Вершигоры, не побывать в Карагаше, Слободзее, Коротном, Гыртопе, Шипке… И там, на месте постараться прочувствовать обстановку, в которой жил герой, увидеть в его лице реального, живого человека, а, может быть, разглядеть знакомые черты в лицах потомков. Подумать только, насколько незаурядным и плодотворным для современников могло бы стать такое турне.

По правде сказать, ввиду того, что заранее о своем приезде мы никого не предупреждали, на многое особо и не рассчитывали. Но, узнав о нашем приезде, директор школы (той самой, на стене которой висит мемориальная доска), с заботой и вниманием отнеслась к фотопутешественникам. В сопровождении завуча Дианы Анатольевны Лесник мы побывали в прекрасном школьном краеведческом музее, пообщались с ребятами и познакомились с Таней, правнучкой Дарьева.

«Итак, она звалась Татьяной». Эта пушкинская строка, процитированная Дианой Анатольевной, и послужила для нас введением в мир Дарьева. Мир, в котором он жил, мир, за который боролся, мир, который подарил Тане и всем нам.

«Итак, она звалась Татьяной»

IMG_1347Приветливая девочка с обезоруживающе светлой улыбкой, Таня совсем не походила на строгого, сдержанного, никогда не улыбающегося на фотографиях прадеда. На всех известных нам фотокарточках Григорий Никитович смотрит прямо в объектив, губы его плотно сжаты, выражение лица предельно сосредоточенное. Таня – полная противоположность. Взгляд её обращен, скорее, внутрь себя. Она занимается в художественной школе и мечтает о творческих профессиях, сомневаясь, кем стать: археологом, архитектором или психологом.

Встретившись с нами, девочка, вполне возможно, полагала, что в понимании людей приезжих, никогда не встречавшихся с Григорием Никитовичем лично, её лицо – это его лицо. Ведь она не только наследница славы Дарьева, но и его фамилии. А значит, нужно было соответствовать столь ответственной роли. Так что, поначалу, когда мы фотографировали Таню, она тоже старалась выглядеть очень серьезной. И только убедившись, что мы не требуем от неё внешнего сходства с Григорием Никитовичем, перестала пытаться «войти в образ» и снова стала сама собой. А нам, в самом деле, довольно было того, что Таня – этот Таня.

В этом году она, ученица 7-го класса, правнучка кавалера ордена Славы трех степеней, приняла участие в конкурсе исследовательских работ «С чего начинается Родина», приуроченного к 70-летию Победы, в рамках которого представила материал о своем знаменитом предке.

Ценность Таниной работы, в нашем понимании, вдвойне высока, поскольку, рассказывая о жизни и подвигах прадеда, девочка и её руководитель Диана Анатольевна Лесник опирались не только на опубликованные данные, но и на сведения, почерпнутые из рассказов близких, односельчан, на то восприятие личности Дарьева, которое до сих пор живо в сердцах жителей Шипки.

Дарьев Григорий Никитович (1919 – 19 марта 1998)

«По сообщениям наших многочисленных родственников, Дарьев Григорий Никитович родился в 1919 году в с. Шипка Тираспольского уезда Херсонской  губернии», – начинает Таня свой рассказ. Именно «по сообщениям», потому что единого мнения относительно того, когда родился Дарьев, нет. В различных источниках приводятся даты 20 декабря, 15 ноября, а на надгробии указана третья – 22 мая. Единодушны составители биографии только по части года рождения героя.

…С малых лет Гришу приучали к труду. Семья жила тяжело, но, по воспоминаниям самого Григория Никитовича, была очень дружной. Отец требовал от детей говорить правду и только правду, сурово наказывая за малейший обман. Все помогали друг другу, вместе делили печаль и горе, вместе радовались. Родители Дарьева были верующими, но открыто приучать детей к вере в то время уже было нельзя. Однако строгая мораль, трудолюбие, чувство справедливости и уважения к старшим были впитаны героем, что называется, с молоком матери.

В 1934 году Григорий Никитович окончил 5 классов. Освоил профессии механизатора и шофера. Очень любил технику, великолепно разбирался в ней, был на хорошем счету у начальства. В 1939-м его призвали в армию. Ещё до войны Дарьев успел окончить полковую школу сержантов в г. Орджоникидзе (Владикавказ). На фронте с июня 1941 года. Храбро воевал, но в 1942 году, по сведениям близких, попал в окружение, а затем оказался в плену. Интернет ничего не сообщает о том, где находился Дарьев с 41-го по 44-й год. Родные говорят, что ему удалось бежать. Правда, к своим пробраться так и не удалось, пришлось возвращаться на оккупированную территорию, в родную Шипку. То было страшное время фашистского террора. Житель села Илья Трофимович Удовиченко вспоминал, как жестоко обращались румыны с людьми, как били палками по пяткам и ладоням за любую провинность, как заставляли кланяться шапке примара, которую носили по селу на палке…

Но вот пришла долгожданная весна освобождения. Григорий Никитович в апреле 1944 года явился в военкомат, чтобы продолжить прерванную службу в рядах Красной Армии.  Вскоре его назначают командиром отделения разведывательного взвода 289-го гвардейского стрелкового полка (97-я гвардейская стрелковая дивизия, 5-я гвардейская армия, 1-й Украинский фронт). По всей видимости, Дарьев должен был испытывать немалый гнет, связанный с тем, что в 42-м он попал в плен и после этого два года находился на оккупированной территории. Теперь наш земляк решил сполна наверстать упущенное, отплатив фашистам за годы унижения, а заодно, показав Родине, на что он способен.

В наградном листе командир подразделения, в котором служил Григорий Никитович, писал: «В ночь на 24 ноября 1944 г., выполняя задание по разведке позиций противника западнее с. Котушув (Польша), Дарьев подполз к вражеской траншее и забросал немцев гранатами. Захватил «языка». По возвращении с задания был ранен, но продолжал выполнять боевую задачу». Приказом командира 97-й гвардейской стрелковой дивизии от 29 ноября 1944 года за успешное выполнение заданий командования гвардии сержант Дарьев награждён орденом Славы III степени.

Григорий Никитович не собирался останавливаться на достигнутом. Ночью 5 декабря 1944 года у населённого пункта Яблоница (Польша) он проник во вражескую траншею и захватил в плен ещё одного гитлеровца, который дал ценные сведения о передислокации войск. Трудно даже представить, какими качествами необходимо обладать разведчику, какой отвагой, чтобы не только добраться до вражеских позиций, но и живым вернуться оттуда, да ещё вместе с захваченным в плен неприятелем. Приказом по 5-й гвардейской армии от 16 января 1945 года гвардии сержант Дарьев награждён орденом Славы II степени.

10 февраля 1945 года близ населённого пункта Швойка, в 18 километрах юго-восточнее г. Бреслау (ныне – Вроцлав, Польша), наступавшие батальоны были встречены сильным огнём противника и залегли. По приказу командира полка разведчики с фланга подошли к позициям фашистов и нанесли по ним внезапный удар. Гвардии сержант Дарьев во главе отделения первым ворвался на окраину города и противотанковой гранатой уничтожил станковый пулемёт с расчётом, бивший из подвала кирпичного дома. Это дало возможность одному из батальонов возобновить атаку. Советские воины ворвались в населённый пункт и овладели им. Г. Дарьев, наступая вместе со стрелками, из автомата скосил девять солдат и офицера противника.

При форсировании р. Одер подразделение, в котором служил Григорий Никитович, ежедневно отбивало по десять-двенадцать атак неприятеля. В мае он принимал участие в последней военной операции по разгрому вражеской группировки, окружавшей столицу Чехословакии Прагу.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, гвардии сержант Дарьев Григорий Никитович награждён орденом Славы I степени.

Война закончилась. На Красной площади прошел исторический Парад Победы. Но только в 1946 году гвардии старшина запаса Дарьев, призванный на службу Родине ещё в 39-м, вернулся домой. Вернулся в освобожденное Приднестровье, в дорогую сердцу Шипку, вернулся на правах победителя, героя, а не чудом скрывшегося от расправы фашистов советского военнопленного. Вернулся и сразу же включился в восстановление разрушенного народного хозяйства, работал трактористом и  шофёром в колхозе им. Ленина Григориопольского района. Вступил в брак.

«Первый брак до войны, к сожалению, сложился неудачно, теперь судьба подарила прадеду второй шанс, – пишет Таня. – Он встретил Аксению Ефремовну, мою прабабушку. Она во время войны стала вдовой, и на руках у нее осталась маленькая дочь. В браке у них родились пятеро сыновей: Леонид, Владимир, Анатолий, Борис, Алексей. По их свидетельствам, отец, как и дед, был строгим, но сумел всем привить любовь к труду, уважение к дисциплине, научил последовательно добиваться задуманного».

«Моя бабушка рассказывала, какой он был замечательный человек, – продолжает Таня. –  Ей запомнился один трогательный случай, произошедший с прадедом на фронте. Это было в одном из маленьких европейских городов (названия бабушка не запомнила) весной 1945 года, когда фашистов гнали до их логова. Наши бойцы проводили зачистку, искали прятавшихся немецких солдат. Зайдя в один из полуразрушенных домов, прадед услышал чьи-то голоса. Пройдя вглубь дома, обнаружил женщину с четырьмя маленькими детьми. Вид беззащитных детей напомнил  Григорию Никитовичу маленькую дочь (она родилась у него в первом браке), и решил угостить малышей сахаром из своего пайка. Когда он достал нож, чтобы разделить сахар между ребятишками, женщина испугалась, кинулась к детям и начала жестами умолять не убивать их. В какой-то момент взгляд этой женщины и взгляд Дарьева встретились. Только теперь она поняла, что русский солдат не причинит им зла. Прадед со слезами вспоминал этот случай и словно наяву видел перед собой детские испуганные глаза, слышал мольбы беззащитной женщины…».

Впрочем, о войне близким Григорий Никитович рассказывал не так много. Человек, переживший такие потрясения, немногословен, считает его правнучка. Не думал Дарьев и о том, какие выдающиеся подвиги совершил. Говорил только, что, как и все, выполнял свой долг. Не любил выпячиваться. На редкой фотографии его можно видеть с тремя орденами Славы или с орденской планкой. Всегда держался подчеркнуто скромно, с чувством собственного достоинства, но без тени превосходства над окружающими.

«Наши люди победили в той войне именно потому, что не искали богатства и славы в чужой земле, – уверена Таня, – они защищали свое, родное – дом, землю, семью, то, что на самом деле и называется высоким словом Родина».

Ушел из жизни Григорий Никитович в 1998 году на 79-м году жизни. Похоронен со всеми военными почестями на центральной аллее кладбища с. Шипка. В Григориополе поставлен бюст Дарьеву. В экспозиции Григориопольского центрального музея установлен стенд, на котором собраны документы, фотографии и другие материалы, рассказывающие о боевом пути отважного разведчика. Танин прадед оставил после себя добрую память, став надежным ориентиром для детей, внуков, правнуков и всех нас, потомков, хранителей его славы, наследников Победы.

В апреле этого года во дворе шипской средней школы состоялся митинг, посвященный Дню освобождения села от немецко-румынских захватчиков. В качестве почетных гостей на митинге присутствовали три сына Григория Никитовича и  его внук Дмитрий, ставший кадровым офицером. В память о Г. Дарьеве во дворе школы была заложена аллея, ученики школы приняли участие в спортивных соревнованиях в его честь.

«Я хочу, чтобы наши мальчишки равнялись на тех, кто геройски воевал на фронте, заплатив огромную цену за мир на нашей Земле, – напишет Таня в своем первом исследовательском труде о легендарном прадедушке. – Я хочу, чтобы помнили и берегли все то, что так тяжело нам досталось. Сегодня это наш красивый и благодатный край – наше Приднестровье. Мы должны быть достойны наших отцов и дедов, достойны памяти героев, нередко безвестных, но бессмертных советских солдат».

 

Николай Феч.

Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.