Простаки в Трансильвании

Будучи заморочившимся мистическими вопросами девятиклассником, я начитался выдумок Брэма Стокера о Дракуле и решил рано или поздно посетить сей таинственный замок. К нынешнему времени моя вера в вампиров несколько подутихла, но интерес к сумрачным лесам Румынии только разгорелся.

 

Паломничество с затекшей спиной

Первой точкой нашего весьма бюджетного путешествия по Румынии был монастырь Синая, расположенный в одноименном городе, куда мы доехали в рейсовом автобусе. В 1690-1695 гг. румынский дворянин Михай Кантакузино совершил паломничество в монастырь святой Екатерины на Синайском полуострове и, возвратившись, основал одноименный монастырь уже у себя на родине. Долго я думал о том, как Михай ехал в своей карете от Румынии до самого Красного моря и как сильно затекла его спина после сумасшедшей тряски по ухабистым дорогам конца шестнадцатого столетия.

Даже в нынешнем двадцать первом, когда в гористой Румынии мы ехали по ровнехонькой, правда, очень петляющей дороге, спина вашего автора за восемь часов переезда в автобусе ныла, как подросток, которого мама повела на вещевой рынок покупать новую школьную форму.

Однако вот и городок Синая. Первое, что чувствуешь здесь, – сказочно «вкусный» воздух. Конечно, ведь город расположен на высоте около 800 метров! Кажется, на улочках здесь одни гостиницы и отели, а зимой здесь туристов в разы больше – Карпаты совсем близко! Интересно вот, как воспринимают эти замечательные пейзажи местные жители – для них проснуться и увидеть горы в порядке вещей…

Ранним утром нас пустили осмотреть монастырь бесплатно, хотя уже к десяти здесь у ворот сидит пузатый мужчина и с румынским акцентом по-учительски строго говорит «ю маст бай э тикет» («вы должны купить билет» – англ.) Монастырь, по моей местечковой оценке, мало чем отличался от нашего Ново-Нямецкого. В братском корпусе, по замыслу основателя, должны были проживать максимум двенадцать монахов – в соответствии с двенадцатью апостолами. Правда, сейчас число монахов – тринадцать.

Новая церковь, которая стала первой в Румынии с электрическим освещением, меня мало интересовала, а вот старая – очень даже. Она расписана красивейшими фресками конца XVIII века (тогда «бисерику» восстанавливали после русско-турецкой войны). Надписи на церковнославянском рассказывают нам что-то про благочинные деяния игуменов и митрополитов, а на внешней стене – изображения со сценами Страшного суда. Дальше следует еще один библейский сюжет – архангел Михаил отрубает руки иудею Авфонию. Когда Иоанн Богослов вместе с другими апостолами несли тело Богоматери в Гефсиманию, нечестивые иудеи (ну а как же) ослепли от злости. Все, кроме хитреца Авфония – тот каким-то образом сохранил зрение и бросился к одру, чтобы его опрокинуть. Тут-то его руки и зависли в воздухе. Впрочем, согласно легенде, неглупый священник тут же сказал, что верует в Христа, и руки приросли к их владельцу.

Королевская кукуруза

Неподалеку от Синая на чудесном холме, откуда видны все необозримые дали румынской местности, стоит замок Пелеш, куда мы и направились. Кароль I, первый король Румынии и немец по национальности, очень ностальгировал в этих краях, напоминавших ему Германию. Пелеш вышел неким «вавилонским» замком, судя по дневнику супруги короля Елизаветы: «Каменщиками были итальянцы, румыны строили террасы, цыгане были чернорабочими. Албанцы и греки работали по камню, немцы и венгры были плотниками. Турки обжигали кирпич. Инженерами были поляки, а чехи – резчиками по камню. Французы рисовали, англичане измеряли — здесь были сотни людей в национальных костюмах, которые разговаривали, пели, ругались и болтали на четырнадцати языках…».Каждое утро прелесть местного лесопарка скрашивают жители ближайших сел, которые предлагают туристам магнитики на холодильник, пончо, ковры (сейчас, попру его на своем горбу домой), сладости, да и много еще чего. Цыгане, как и у нас, «толкают» орехи, а кроме них – малину, чернику и вареную кукурузу за пять румынских леев (почти 20 рублей на наши). Спасибо, пожалуй, откажусь от этих королевских цен, как и от чашечки кофе за 50 рублей.

Ансамбль для осмотра – просто замечательный. Тут и прекрасные итальянские терраски, статуи в стиле неоренессанса, фонтаны (среди всех монеток мы оставили в нем и приднестровскую), львы, статуи женщин (любовниц Кароля?). Атмосфера отдохновения от суеты такая, что королю можно позавидовать. Здесь же немец построил замок Пелишор – для своего сына и наследника Фердинанда I. Николае Чаушеску, установивший в начале 70-х культ самого себя, закрыл для посещения практически все исторические памятники Румынии, в том числе и Пелеш. Впрочем, работники замка сами отпугнули Чаушеску, страдавшего фобиями, объявив, что здание заражено опасным грибком.

Вокруг замка, вестимо, много местных. Попросили почтенного отца цыганского семейства нас сфотографировать. Нет, он не украл фотоаппарат, он сказал: «Окей!». Но снимка не вышло. Я начал объяснять ему на английском, что нужно нажать на кнопочку, и тут оказалось, что на «окей» его английский заканчивается. Тут прямо в парк стремительно заезжает «Шевроле». Из него выходит мужчина в заношенной рубашке и спортивных штанах, вытаскивает баян и начинает играть, собирая деньги с посетителей, направляющихся к замку! Спрашиваю, этим ли он заработал себе на «Шевроле», – он только смеется: «Нет, еще я продавал кукурузу».

Опечаленный Дракула

Местечко, прямо скажем, меня не вдохновило и надежд не оправдало. От Брашова к замку ехать всего 30 км. А вот затем уже придется стоять полчаса в пестрой очереди, где говорят на самых разных языках, кажется, даже еще не придуманных. Румынам однозначно повезло: вот взял Брэм Стокер и написал своего «Дракулу», где выдумал легенду, которая интересна миллионам. А тут, собственно, и один из самых древних замков страны, где можно стричь деньги с тысяч доверчивых туристов.В замке Бран Влад Цепеш-Дракула, собственно, никогда и не жил. Построен замок был еще в XIV веке местными крестьянами, за что те были освобождены от уплаты налогов. Цепеш ночевал здесь во время своих походов. Много позже замок был центром местной администрации Австрийской империи, а затем жители Брашова подарили его королеве Марии.

Готические своды, мрачные лестницы, ведущие в темные подвалы, отметки на стенах о пребывании здесь вампиров, духи страдавших жертв графа… И тени этих ужасов в замке Бран нет. Завывания волков в близлежащем лесу тоже не слышно. В каждой комнатке толпятся туристы, которые не знают, как пройти на верхний уровень. Тут и там спальни королевы Марии с кроватями в духе мебельных каталогов (после возвращения замка наследнику в 2006 году вся мебель была вывезена в музеи Бухареста), парочка старинных костюмов, портреты королевской семьи…

От «древности» замка остались только стены. Даже в комнате пыток – все те же «железная дева» и кресло допроса. В Бендерской крепости подобный музей как-то интереснее выглядит. А со стен тут и там глядит на нас с портретов Влад Дракула, и, кажется, его лицо исполнено мучения и недовольства вашим посещением. Идите-ка отсюда, непрошеные гости, я вас не звал, думает он, рассматривая ежедневно лица простаков и зевак со всего света. И так нацепили ярлык «вампира», да еще и погулять призраку по замку спокойно не дают…

В общем, если вам представится шанс побывать в Бране, – можете смело сфотографироваться на фоне угрюмого памятника Средневековья, погулять по окрестностям, а внутри – ничего интересного.

Крепость не для турков

Гораздо более интересным вышло наше пребывание в городке Рышнов в 15 км от Брашова. Здесь находится трансильванская крепость, построенная тевтонцами в 1215 году. Правда или нет, но румыны придумали очередную легенду, связанную с крепостью, – о двух пленных турках, которых во время осады города заставили рыть колодец в центре города в обмен на свободу. Пленники «добывали воду» на протяжении 17 лет, но затем их все равно убили. Недавние раскопки обнаружили на дне колодца кости двух человек, и особенно насторожились от этого туристы из Турции.

Есть в Рышнове и «парк динозавров», однако 20-метровые скульптуры неких жирафоящериц из пластика что-то совершенно не впечатляют, особенно когда узнаешь, что билет стоит больше семи долларов. В самом городке, как и в Синае, – масса отелей для горнолыжников, а вот магазинчик с едой, работающий позже пяти вечера, найти очень трудно. Впрочем, продавцы попадались нам неизменно приветливые, бесплатно угощали местными мясными закусками и чрезвычайно любимым сыром кашкавал, хотя на поверку и не знали, где находится Тирасполь, с умным видом кивали головами.

Особенность Трансильвании – очень малое количество многоэтажек в городах. Даже в Брашове их можно пересчитать по пальцам – сейсмически опасная зона все-таки!

На то они и горнолыжные курорты, чтобы изобиловать лесными красотами и уютными улочками. А в румынских селениях картина совершенно иная: полуразрушенные дома без воды и отопления, с матрасами на земле вместо пола. В таком домишке запросто может жить семья цыган с одиннадцатью детьми, и туристы здесь будут «желанными» гостями. Вот такая обратная сторона видимой успешности: хоть Румыния формально и является Европой, местами здесь можно наткнуться на ребят, опаснее выдуманных вампиров… В моей памяти Румыния все же осталась такой, какой я ее себе и представлял: средневеково-холодной, с дремучими лесами и древними замками. Просто к этой загадочности добавились цыгане с кукурузой и магнитиками на холодильник.

Андрей ПАВЛЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.