Экипаж машины боевой

Столичный Мемориал Славы…

Отсюда начинаются все значительные мероприятия в городе и Приднестровье.

Свою благодарность  защитникам и освободителям выражают тираспольчане и гости столицы.

Мемориал Славы был открыт 23 февраля 1972 года. Вечный огонь на месте массового захоронения воинов-освободителей зажёг Герой Советского Союза, участник Ясско-Кишинёвской операции М. Т. Харин.

Этому событию предшествовали решения, принятые на самом высоком – союзном уровне. До 1965 года День Победы – 9 Мая – был обычным рабочим днём. В конце этого дня, около шестнадцати часов, со всех уголков Тирасполя стекались в центр города колонны тираспольчан к скверу около средней школы №6, где  в 1945 году у братской могилы был водружён танк. На боевую машину поднимались выступающие, так они были видны слушателям, участникам  общегородского митинга.

Будучи главным элементом – акцентом Мемориала Славы, танк неизменно привлекает внимание. Неудивительно, что это внимание сегодня сопровождается легендами, окружающими боевую машину. Одна из них звучит так: танк первым ворвался в Тирасполь при его освобождении в апреле 1944 года. Но историческая правда требует уточнений. Так, участник освобождения Тирасполя офицер-артиллерист Б. Воропаев вспоминал: «Подступы к Тирасполю в те апрельские дни мы преодолевали с большими трудностями. Грунтовые дороги превратились из-за распутицы в месиво грязи. Помню, как нас выручали тогда жители Раздельной, Кучургана, Владимировки. Люди брали с застрявшей машины по одному-два снаряда. Кто в мешках, кто в кошёлках, они несли их до ближайшего села, передавая дальше по эстафете. Благодаря этому нам удалось выйти на подступы к городу». Естественно, что в таких условиях просто технически было невозможно использовать танки.

Ещё в одной легенде говорится, что этот танк был извлечён из Днестра, а затем установлен на берегу, в центре Тирасполя. Тут особенным образом переплелись истории двух танков-памятников – дубоссарского и тираспольского. Танк, установленный у Дубоссар, действительно был извлечён из реки и установлен на высоком кургане.

История тираспольского танка и его экипажа предстаёт в воспоминаниях командира 7-го мехкорпуса, генерал-майора танковых войск Василия Антоновича Сергеева.  В одном из своих интервью он вспоминал: «Как сейчас помню Тирасполь 1944 года. Из него только что выгнали фашистов. На центральной городской площади Борис остановил танк и вышел на борт машины. К нему подбежали девушки и подарили огромный букет цветов. «Давай маме пошлём, – сказал он, увидев меня. – Пусть знает, что с нами ничего не случилось».

Далее, после Ясско-Кишинёвской операции,  фронтовые дороги 7-го механизированного корпуса пролегли вдали от Родины. Так об этом вспоминает генерал Сергеев: «В январе 1945 года наш корпус действовал левее Будапешта, в районе озера Балатон. Здесь немцы сосредоточили крупные танковые силы. Железным потоком хлынули на нас три дивизии: «Мёртвая голова», «Викинг» и «Великая Германия». По приказу командующего 3-м Украинским фронтом Маршала Советского Союза Толбухина мы заняли оборону. Завязались ожесточённые бои. Наши силы таяли. Вскоре мы оказались в окружении. К нам на помощь шёл танковый корпус. Появился момент, когда можно было прорваться к своим, я отправил вперёд танковый взвод управления. Им командовал мой 20-летний сын Борис. Перед прибытием на фронт он окончил танковое училище, получив звание младшего лейтенанта.

Машина Бориса стремительно вышла на мост через канал Шарвиз. Позади остались вражеские пушки и пулемёты, раздавленные его гусеницами. И тут её подбили. Мост рухнул, она полетела в канал. Воды в нём было мало. Борис вывалился из Т-34. Его нога оказалась между бортом танка и цементным дном канала. Друзья по экипажу старались освободить Бориса, но фашисты поливали их огнём из пулемётов и автоматов.

Мне сообщили о случившемся. Я на танке бросился выручать экипаж сына. Но было поздно. Все пять танкистов лежали в воде мёртвыми. Полдесятка пуль угодило в голову и грудь Бориса.

А жаркие бои не прекращались. Четырнадцать суток я возил с собой мёртвого Бориса. Не хотелось оставлять на чужой земле.

Потом я обратился в Ставку ГКО с просьбой списать танк моего сына, чтобы установить его на братской могиле танкистов, погребённых в Тирасполе. Быстро пришло разрешение. Здесь же я похоронил Бориса».

Кроме сына генерал привёз из Венгрии и похоронил  в родной земле четырёх Героев Советского Союза, чьи имена на отдельной плите Мемориала Славы.

Стечением обстоятельств этот уголок Тирасполя можно рассматривать как особое место почитания танкистов, участников Великой Отечественной войны.

На рядом расположенной гимназии укреплена памятная доска с именами самых известных её выпускников. Среди пятерых Героев Советского Союза и трёх Героев Социалистического Труда – Герой Советского Союза, почётный гражданин города Тирасполя  танкист Бочковский Владимир Александрович. Его имя с недавних пор носит переулок, отходящий от Мемориала Славы, где на одном из домов – на его родном доме – памятная доска.

Именно ему была передана построенная на средства граждан освобождённой в 1944 году Молдавской ССР танковая колонна «От трудящихся Молдавии». Славное воинское подразделение отличилось во многих боях. Кроме В.А.Бочковского в его составе воевали и были отмечены званием Героев Советского Союза старшие лейтенанты И.В.Головин, А.М.Духов, В.В.Беляев, лейтенант Ю.Г.Священко и старший сержант А.В.Тихомиров.

Это была общая беда и наша общая победа.

 

Алла МЕЛЬНИЧУК.