Страница судьбы…

Праздник Победы всегда с нами

 

  Из истории мы знаем много событий той кровавой и незабываемой войны.

 

image001Как же чувствовали себя люди, защищая Родину? Изменила ли их война? Что отняла у них? Ответы на эти вопросы можно узнать только из уст участников этих событий. Вот свидетельства одного из ветеранов Великой Отечественной войны Бориса Андреевича Нимченко, с которым мне посчастливилось встретиться и побеседовать.

Борис Андреевич родился в 1926 году в селе Березовка. Его отца в 1930 году арестовали и отправили в лагерь как кулака. Его объявили врагом народа, а мать с детьми выставили на улицу.

– Тяжело приходилось, – вспоминает ветеран. – Жили в земляной хибаре, мать ходила по селам, подрабатывала, чтобы прокормить детей. Но вскоре и её посадили, обвинив в «агитаторстве» против советской власти.

Детей определили в детдом. Через год стало известно, что у них есть взрослая сестра, и их определили к ней.

Было за что обижаться Борису Нимченко на советскую власть, но, не задумываясь, пошёл добровольно на войну, так как любовь к Родине превыше личных обид. Он служил в 30-й дивизии 304-го гвардейского стрелкового полка 9-й гвардейской армии. По мнению ветерана, война – самая тяжкая в мире работа. При любой погоде, в любое время дня и ночи, с ружьём в руках шли на врага и били его до победного конца. Несмотря на все трудности держались и сражались за Родину!

Вместе со своим полком Нимченко дошёл до Вены, которую обороняли отборные немецкие части, рассказывает ветеран. Во время сражения Бориса хотел подстрелить фашистский снайпер, по счастливой случайности попал в ногу и в плечо. Было так больно, что слёзы сами катились из глаз, кровь текла из ран. Превозмогая боль, боец не выпускал винтовку из рук и продолжал стрелять…

К концу войны гимнастёрку солдата украшали двенадцать боевых наград – орден Отечественной войны I степени, медали «За победу над Германией», «За взятие Вены»…

– Победили солдаты, которые любили Родину, – считает Борис Андреевич.

 

ЮЛИЯ БАЗЫКИНА,

ученица 10«б» класса МОУ «Бендерская СОШ №2».

 

 

Жизнь прожить – не поле перейти

 

 SAM_0744 Все меньше остается ветеранов Великой Отечественной войны, участников одной из самых кровопролитных войн, которые знало человечество. В селе Кицканы из 300 осталось 5 ветеранов. Всем уже за 90 лет. Я хочу рассказать об одном из них.

 

Павел Максимович Татарой родился в селе Кицканы 11 декабря 1923 года в многодетной крестьянской семье. С малых лет наряду с родителями трудился в поле, по хозяйству помогал. В школе учиться ему было легко и интересно. Павел мечтал получить специальность, но помешала война.

Когда началась Великая Отечественная, ему было 17 лет. На фронт не взяли, остался с родителями в оккупированном селе. В армию призвали после освобождения села в 1944 году. Начал военную службу в 132-й запасной моторизированной стрелковой дивизии в Архангельской области.

В начале 1945 года Павла направляют в учебную школу кинологов. Сельский парень, который любил собак, быстро освоил специальность, получил звание старшины и стал старшим инструктором учебного центра розыскного собаководства. Службу продолжил инструктором при лагере строгого режима в Перми Коми АССР. В 1947 году переведен в г. Петрозаводск. Там он встретил свою единственную – Клавдию, вскоре поженились. Родился сын. В 1950 году Павла Максимовича переводят в Мурманскую область, Кольский район, поселок Мурмаши, где он прослужил до 1957 года. После демобилизации с семьей вернулся в родные Кицканы.

Устроился ездовым в колхоз. Скромный, ответственный, привыкший к дисциплине, Павел Татарой быстро завоевал уважение и доверие односельчан и руководства колхоза. Когда образовалась новая виноградарская бригада, ему предложили возглавить ее. Через 2 года ему как человеку, имеющему военный опыт, предложили работу в Бендерском РОВД. Но Павел Максимович выбрал сельскую профессию – в 1961 году начал работать лесничим в Кицканском лесхозе. Ему достался худший обход № 4. За короткое время Павел Максимович сумел навести порядок в своем обходе. Работал в лесхозе до выхода на пенсию в 1984 году.

Награжден орденом Отечественной войны II степени, юбилейными медалями за безупречную армейскую службу. За добросовестный труд – медалью «За трудовую доблесть», отмечен грамотами лесного хозяйства, колхоза и района, ветеран труда.

Вырастил и воспитал троих детей, построил дом и посадил не одно дерево. У него 6 внуков, 8 правнуков. В свои 91 Павел Максимович чувствует себя бодро, хотя годы берут свое. Низкий поклон ему за вклад в Победу. Желаем ветерану здоровья и мира.

В.Бедрос,
заведующая Музеем боевой славы с. Кицканы.

 

 

Эхо войны

 

  Во время Великой Отечественной войны наша семья была эвакуирована  в Ташкент.

 

Сразу после освобождения Тирасполя мы выехали  на родину. Дорога домой заняла  почти три месяца. В родной город мы  вернулись только в конце лета 1944 года. Вся территория современного Приднестровья была полностью освобождена от захватчиков, но за Днестром ещё раздавались отдалённые звуки канонады, Красная Армия добивала фашистов на Ясско-Кишинёвском направлении. Когда захватчики в спешном порядке покинули наш край,  они  оставили после себя много техники и стрелкового оружия, заминированных жилых и производственных зданий.

Местные власти, комиссариат и комендатура не успевали собирать оружие и разминировать освобождённую территорию. Несмотря на строгие приказы властей и комендатуры, многие люди, особенно подростки, собирали оружие, боеприпасы и припрятывали у себя дома или в тайниках. Так мои старшие братья Борис и Дмитрий с друзьями собрали целый арсенал трофейного оружия. У нас за сараем был целый склад  оружия: немецкий станковый пулемёт, две винтовки без затворов, коробки от немецких противогазов, ракетницы, исправный пистолет «Вальтер», множество патронов разного калибра, две немецкие каски, штыки от  винтовок… Самое опасное заключалось в том, что мальчишки собирали   снаряды и поджигали их на кострах, подвергая себя опасности. Они часто  подрывались при  попытках извлечь из снарядов порох. Много ребят на нашей улице были покалечены, теряли руки, глаза, а то и вовсе погибали. В вечернее время то тут, то там раздавались взрывы повреждённых боеприпасов. «Эхо войны» настигало очередную жертву.

Помнится, между нашим и соседским домом долгое время лежала противотанковая мина, к которой мы просто боялись приблизиться, пока не прибыли сапёры, не вывезли её за город и там подорвали.

Как многодетной семье нам выделили в плавнях участок под огород. Отец тогда работал  механиком на плодокомбинате. Осенью 1944 года он решил перепахать огород. На производстве ему выделили плуг, лошадь и девушку-коновода. Они пропахали несколько борозд: отец правил плугом, девушка вела под уздцы лошадь. И вдруг на очередной борозде девушка встала,  как вкопанная. Её насторожил металлический лязг. Отец спросил,  в чём дело. Девушка  попросила отца вернуться и посмотреть,  что там. К своему ужасу они увидели край противотанковой мины. Оба побледнели от страха. Трудно было даже представить, какая трагедия произошла бы на следующей борозде, если бы лошадь или девушка наступили на мину. Страшного «эха войны» было бы не миновать…

После войны вышел грозный сталинский  указ о сдаче трофейного оружия под страхом наказания вплоть до расстрела. С  нескрываемым разочарованием мои братья собирали весь свой оружейный арсенал, чтоб отнести и сдать его в милицию… После этого  милиция и представители  комендатуры ещё несколько раз навещали нас и наших соседей, проверяли все дворы и огороды, чтобы обезопасить людей и город от военного наследия, чтобы  «эхо войны» миновало нас раз и навсегда.

 

 ЮРИЙ ПОРОЖНЯКОВ.