Андраник Мигранян: «ВАШ СЛУЧАЙ ОСОБЫЙ»

Российский политолог дал интервью газете «Приднестровье»

Сейчас стали весьма популярны разного рода политические ток-шоу. Появились же они не сегодня. Хотя за последние двадцать с лишним лет данный телевизионный жанр несколько поменял оболочку. Люди старшего и среднего поколения наверняка помнят передачу «Красный квадрат», выходившую на первом общесоюзном, а после развала Союза – на главном общероссийском телеканале. Частым гостем её был политолог, публицист, профессор МГИМО МИДа РФ Андраник Мигранян. Его и сегодня приглашают на разные ток-шоу в качестве эксперта.

На днях он побывал в Тирасполе, где в местном филиале Института стран СНГ встретился с представителями приднестровского научно-экспертного сообщества. Кстати, именно Андраником Миграняном ещё до образования Приднестровской Молдавской ССР в 1989 году в рамках одной из передач «Красный квадрат» была поднята тема принятого Кишинёвом дискриминационного закона об языках, породившего политические забастовки по всей Молдавии. Тема молдо-приднестровских отношений затрагивалась на этой передаче и позднее.

 «Мне всегда нравился ваш народ»

До нынешней своей поездки в Приднестровье он уже был раз в нашей республике. В 2000 году в Приднестровском госуниверситете им. Т.Г. Шевченко проводился форум «Вся Россия», в котором принимал участие и Андраник Мигранян. «Чистота, порядок и приятная атмосфера, которые и тогда царили в вашем городе, сохраняется и сегодня. Хоть погода и чуть прохладнее, чем хотелось бы, но люди здесь тёплые. Мне было очень приятно снова побывать в Тирасполе спустя 17 лет. Ещё в самом начале конфликта я был вовлечён в здешние дела. У нас была телепрограмма «Красный квадрат». После одной из передач от меня шарахался румынский посол в Москве (о ней шла речь выше. – Прим.). Мне всегда нравился ваш народ», – сказал в интервью нашей газете российский политолог. Мне тогда довелось проинтервьюировать Андраника Мовсесовича. В тогдашнем интервью он признался, что хотел бы побывать в Григориополе, который, как известно, в 1792 году был основан армянскими переселенцами из Османской империи. В этот раз моему собеседнику съездить в Григориополь не удалось, но поездку 17-летней давности он вспоминает до сих пор. «Я очень благодарен тогдашнему вашему Президенту Игорю Смирнову. Я тогда посетил захоронения первых переселенцев. Мне было очень приятно, что я прикоснулся к такому культурно-историческому очагу моего народа», – вспоминал Андраник Мигранян.

 Каталония и Приднестровье. Разница есть!

Недавно состоялось сразу два референдума – в Каталонии и Иракском Курдистане. Оба и центральные власти Испании и Ирака, и международное сообщество отказались признавать. Приднестровье тоже родилось по воле народа, высказанной на целой серии городских и районных плебисцитов, а затем 17 сентября 2006 года подтверждённой на всеприднестровском референдуме. Так называемое мировое сообщество к волеизъявлению более 90% приднестровцев осталось глухо. Вместе с тем, многие страны признали Косово независимым и без всякого плебисцита. Не проводились референдумы и о суверенитете бывших союзных республик. Более того, кое-где республиканские власти препятствовали проведению общесоюзного референдума о сохранении единой страны. «К сожалению, признать или не признать те или иные новые образования уже становится не юридическим, международно-правовым вопросом, а вопросом политики. Те или иные страны исходят из собственной политической целесообразности и в зависимости от этого признают или не признают. Это притом что западники, в том числе и американцы, много говорили о том, что косовский случай особый, и это никак не похоже на Абхазию, Приднестровье, Карабах, Южную Осетию, но я никогда не слышал ни одного вразумительного объяснения, в чём заключается особенность этой ситуации», – высказал своё мнение по этому поводу Андраник Мигранян. При этом он подчеркнул: «Первоначально они рассчитывали, что Белград на это согласится. Мол, будет добрая воля с двух сторон и цивилизованный развод. Но Белград на это не согласился. Сербы никогда бы это не приняли. Поэтому здесь искать какое-то объяснение за исключением политической целесообразности бессмысленно. Западники решили, что надо довести развал Югославии до предела, крайне ослабить Сербию. Я не знаю, что это им даёт… И создать в центре Европы государство с изначально сомнительной репутацией. Лидеры косоваров – люди, которые промышляли наркотиками, оружием, человеческими органами. Западники на свою голову создали это образование и заодно с ним ещё один очаг напряжённости в Европе». Что же касается сравнения юридически-правовых оснований по признанию приднестровского референдума 2006 года и, например, каталонского или прошедшего в Иракском Курдистане, то у ПМР, по мнению Андраника Мовсесовича, они куда весомее. «У вас больше юридических оснований быть независимыми, чем у каталонцев и курдов, – подчеркнул мой собеседник. – В 1990 году был принят закон о порядке выхода из СССР союзных республик, автономных образований и даже просто местностей с компактным проживанием определённых этнических или религиозных групп населения. Согласно ему, если союзная республика выходила из Союза, то автономия или же местность с компактным проживанием национальных и религиозных меньшинств могли определять свою судьбу на собственное усмотрение. В этом смысле, например, не повезло каталонцам, потому что в 1978 году, когда у них проходил переход от франкистской диктатуры к демократии, в Конституции записали, что ни одна территория не имеет права отделиться от Испании. Поэтому сегодня в Мадриде говорят, что этот референдум был незаконен. Советский же закон 1990 года давал Приднестровью полное право на определение собственной судьбы. В Иракском Курдистане такая же ситуация, как и в Каталонии».

 Видит око, да зуб неймёт

Весь год, кстати, юбилейный для миротворческой операции на берегах Днестра, Кишинёв предпринимал на неё атаки. Сейчас Молдова пытается перевести тему российского военного присутствия в Приднестровье на площадку ООН. По мнению моего собеседника, это всего лишь демонстрационные действия, которые не могут привести ни к какому реальному результату. «Я думаю, что их планы не могут быть реализованы, потому что Россия – постоянный член Совбеза ООН, и она проголосует против тех решений, которые ущемляют её интересы. Желания Кишинёва понятны, потому что он хотел бы свести к минимуму влияние России в этом регионе. Они считают, что таким образом им было бы легче установить контроль над Приднестровьем. Я думаю, что это делается в преддверии выборов. Это мне известно на примере Грузии и Азербайджана. Теперь вот ещё и Молдова. Правящие круги должны же отчитываться перед националистами в том, что они не согласны со сложившейся ситуацией, что они действуют в направлении восстановления контроля», – отметил российский политолог. Что же касается самой идеи переформатировавния нынешней миротворческой операции в гражданскую наблюдательную миссию, то Андраник Мигранян заметил: «Я всегда очень настороженно относился к интернационализации любых конфликтов. Никогда нет уверенности в том, какие страны там будут представлены и какие позиции они займут по тому или иному вопросу. К сожалению, мы наблюдаем укрепление западных позиций во всех международных организациях».

Попытки блокирования работы формата «5+2» и будирование вопроса о смене формата миротворческой операции, по мнению российского эксперта, вызван раздражением Кишинёва участием Приднестровья и там, и там в качестве полноценной стороны. «Это атаки и на Приднестровье, и на Россию, сказал Андраник Мовсесович. – Сейчас армянская сторона пытается восстановить статус НКР как стороны конфликта. Азербайджан этому сопротивляется. Конечно, хотела бы Молдова выбить Приднестровье как сторону конфликта. Это наподобие того, как на Украине пытаются представить, что там не конфликт между Киевом, с одной стороны, и Донецком и Луганском, с другой, а как конфликт между Киевом и Москвой. Но я думаю, что это вряд ли удастся, потому что у России и здесь есть рычаги, чтобы не допустить такого развития событий».

 Приднестровье и Палестина. В чём разница?

Наша газета уже неоднократно писала об обращениях в адрес Генсека ООН и Председателя Генассамблеи о придании ПМР, по примеру Палестины, статуса наблюдателя при этой организации. Хотя в положительное решение по этому вопросу мой собеседник и не верит, но считает, что данный шаг был сделан не напрасно. «Я рассматриваю это как очень положительный фактор. Конечно, это тоже можно рассматривать как политико-пропагандистскую акцию, которая имеет свои определённые плюсы. Это попытка поднять статус Приднестровья. Действительно, есть случай с Палестиной, но надо сказать, что за ней было много арабских, в частности, и мусульманских стран, в общем. Притом что они имеют между собой разногласия, но в данном случае они выступили едино. Я думаю, что это в любом случае очень удачная контрмера Приднестровья – дипломатически противостоять желанию Молдовы решать свою судьбу в международных структурах. Показать, что мы являемся состоявшимся государством, мы хотим быть в одном ряду с другими государствами мира и стать полноправным членом международного сообщества», – прокомментировал приднестровские обращения в ООН Андраник Мигранян.

Главная приднестровская особенность

По его словам, ситуация в молдо-приднестровских отношениях даже при буксующем переговорном процессе уникальна по сравнению с другими конфликтными регионами на постсоветском пространстве. Здесь, как особо подчеркнул мой собеседник, нет ни окопов, ни артиллерийских орудий в них, ни врытых в землю танков. «Ваш случай особый во всех отношениях. Трудно было бы представить, чтобы люди прилетели бы, например, в Тбилиси, а потом на машине поехали бы в Сухум или Цхинвал. У вас не совсем прерванные отношения. Конечно, они определённым образом напряжены, и время от времени градус поднимается, но, тем не менее, вы сохранили огромный объём взаимодействия», – сказал в заключение нашей беседы Андраник Мигранян, подписывая на память о ней один из номеров газеты «Приднестровье».

Александр Никитин.