Вдоль по Пушкинской идем…

Есть в Тирасполе улицы утренние: идешь по ним один, в тиши, приветствуешь давно знакомые деревья, которые застыли в медленной веко вой дреме, и только перекличка уже давно бодрствующих птиц будит сонные пятиэтажки. Есть у нас полуденные шумные проспекты, где вокруг тебя мельтешат столько сигнальных гудков, ног и чужих мыслей, что и не сосчитать. Есть улицы вечерние, под фонарями которых прогуливаются только парами, не торопясь зажечь свет на собственной кухне.

Сколько еще таких улиц в Тирасполе!.. На дворе осень, и потому больше всего хочется гулять по самой «поэтичной» улице столицы – улице Пушкина. И дело даже не в имени Александра Сергеевича, хотя поэт, будучи проездом в Тирасполе, вполне мог побывать в этих местечках. Не Болдино, конечно, но у нас есть свой дивный магнетизм.

Кстати, ни историки, ни краеведы не могут сказать, как называлась она в дни основания Тирасполя (а предполагают, что Пушкина – одна из самых первых улиц в городе). В 1899 году, как раз в столетие солнца русской поэзии, улица стала называться Пушкинской. Конечный свой вид название приобрело в год освобождения столицы Приднестровья – в 1944-м вместо «Пушкинская» стали писать привычное нашему уху и глазу «ул. Пушкина».

Сколько детей ходили по этой улице в школу – не перечесть! Сначала только девочки, потому как улица вела как раз к женской гимназии, что открылась в центре города в далеком 1893-м. После 1949 года улицу Пушкина на пути к математическим корням и суффиксам существительных топтали уже школяры и с косичками, и без косичек – тогда в трудовую школу №1. А уже в 80-е, когда в моду вошли скейты, на «Виражах» и «Спринтах» вниз по уличному спуску гоняли мальчишки со всей округи. Прошло более столетия со дня основания гимназии, и мы видим все тех же школьников, спешащих на первый урок с громоздким портфелем наперевес мимо здания нынешнего минздрава.

Об этом монументальном доме стоит сказать отдельно. Построен он был по проекту архитектора А. Скорупко для земской управы и Городской думы. В архивах есть даже сумма расходов на строительство здания в 1903 году – 25305 рублей 25 копеек. Очутись невероятным образом в том времени, мы бы этот район даже не узнали, ведь второй этаж к нему был пристроен только во время СССР. Постройка в хорошем смысле стала универсальной для горожан, успев побывать и штабом 25-го Молдавского погранотряда в 20-х годах прошлого века, и роддомом.

Табличка на здании, расположившемся на пересечении улицы Пушкина и переулка Днестровского, гласит прохожему, что здесь с марта по июнь 1933 года в должности начальника приграничного разведывательного пункта штаба Украинского военного округа проходил службу легендарный разведчик, классик партизанского движения, участник гражданской войны в Испании, советско-финляндской и Отечественной войн полковник Илья Старинов. У нас легендарный военный деятель готовил партизан-диверсантов. Спустя три года он был уже в Испании, где провел ряд опаснейших операций, самой значительной из которых было уничтожение штаба итальянской авиадивизии.

С июня 1944 года был начальником штаба советской миссии в Югославии, располагавшейся в Бухаресте, и несколько раз встречался и беседовал с маршалом Иосипом Тито. Старинова не зря назвали позже «личным врагом Гитлера», потому что грамотные действия советских диверсионных служб во время Второй мировой – во многом его заслуга.

Кстати, вышеупомянутый архитектор Антон Михайлович Скорупко тоже жил именно на Пушкина. Он спроектировал ту же женскую гимназию, а также из года в год принимал деятельное участие в жизни города, к примеру, занимался ремонтом дорог.

Многие горожане уже забыли, что в доме №20 когда-то давно располагался Дом Советов, а во время Великой Отечественной его попеременно занимали то румыны, то немцы, пока советские войска не дали отпор неприятелю. Сегодня здесь самый простой многоквартирный дом, однако ни историей, ни атмосферностью не похожий на другие дома… А на месте нынешнего жилого дома №11 располагалось в 1929-1940 гг. не хухры-мухры, а целое здание Правительства МАССР в типично конструктивистском стиле!

Продолжаем прогуливаться по тихой осенней улице. В одном из еще дореволюционных домов когда-то жил мировой судья и отставной подполковник А. Васюхнов. Именно жители Пушкинской улицы первыми увидели игру будущего талантливого актера, а тогда – маленького мальчика Юрки Шомина. Затем Юрий Васильевич взял себе псевдоним «Шумский», играл в театрах Одессы и Киева, а за роли маршала Василевского в кинодилогии «Третий удар» и «Сталинградская битва» и председателя колхоза Ивана Романюка в комедии «Калиновая роща» он был дважды удостоен Государственных премий, стал народным артистом СССР.

Табличка на доме 19 совсем облупилась (надо бы отреставрировать!). Из нее узнаем, что здесь жил Григорий Иванович Старый (с настоящей фамилией Борисов), председатель Совета Народных Комиссаров МАССР. Личность для нашей истории знаковая. Родился он в Бозиенах и, будучи простым рабочим, прошел все этапы революционного движения, руководил Бендерским восстанием 27 мая 1919 года (а многие ли помнят о нем?). К сожалению, Григорий Иванович не избежал кровавых репрессий 1937 года и 11 октября был расстрелян (реабилитирован в 1955-м).

Любые тяжелые времена, как известно, проходят, и улица Пушкина, вместе с ее старинными каменными домами, засаженная деревьями с богатой листвой, поменяла гранит на асфальт и приобрела тот уютный октябрьский облик, который горожане знают по сей день. Не так давно (судя по современному ремонту и безупречной побелке) напротив дома, где жил Григорий Старый, появился домик с прямой аллюзией на свое местоположение – выгравированным на стене четверостишием классика «Два чувства дивно близки нам…». Хороший подход хозяев!

Позволю себе остановиться на двух личностях, оставивших свой след в истории МССР. Георгий Никитович Зимбровский, подполковник в отставке, которого все знали как коммуниста, преданного партийной идеологии. Он был кавалером орденов Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, в почтенном возрасте проводил большую воспитательную работу среди молодежи. «Но как прежде в строю комсомольцы двадцатого года» – строчки как нельзя лучше передают характер этого человека.

В одной из «хрущевок» по Пушкина жил Дмитрий Вениаминович Лемберг – правда, читатели «Советской Молдавии» скорее знали его под псевдонимом «Л. Дмитриев». Тираспольского корреспондента по праву можно назвать летописцем нашего города: из-под его пера выходили материалы о строительстве в городе хлопчатобумажного объединения, крупнейшего в Союзе, о запуске новых энергоблоков на Молдавской ГРЭС, о космонавтах Горбатко, Береговом и Джанибекове, которые раньше служили в нашей авиационной части… «Советская Молдавия» после начала забастовок на заводах нашего города перестала печатать материалы Дмитрия Вениаминовича о складывающейся ситуации. Однако журналист, несмотря на «неприятности», остался верен себе и писал о событиях в родном Приднестровье только правду.

Имена некоторых людей матушка История, быть может, и не сохранит среди пыльных архивов памяти, а фольклор – очень даже. В самом начале улицы Пушкина бабушки-старушки активно торговали жареными семечками вплоть до конца 90-х. Самые вкусные были у бабы Вали. Никто не знал о ней более того, как ее зовут: ни ее взглядов на жизнь, ни увлечений, ни родни…
Впрочем, ты купил домашние семечки в кулёчке из тетради двоечника, щелкаешь их пальцами, потом что зубами не умеешь, и, увлеченный похождениями по судьбоносным дорожкам, тут же забыл свою мысль…

В 80-х годах XX века на стыке между улицей Пушкина и 25 Октября возвели громадную стройку. Поначалу никто не знал, что здесь будет находиться, так как она была законспирированной. Выросшая постройка оказалась зданием горкома партии (нынешний Верховный Совет). Участники тех событий вспоминают, что в ЦК Молдавии были очень недовольны тем, что в Тирасполе строится такое крупное здание, однако население города упорно приближалось к цифре 200 тысяч, и ему был необходим новый управленческий аппарат… Пока же мальчишки день за днем пытались высмотреть за высоким забором, как идет стройка, и высказывали самые невероятные предложения, что же здесь будет. Космопарк? Или, может быть, гостиница?.. Позже, когда постройка приобрела более-менее ясные контуры, местные ребята называли его не иначе, как «дворец».

Есть улицы утренние, есть вечерние. Что касается улицы Пушкина, то у меня она всегда ассоциировалась с мирным послеобеденным временем, осенней неторопливой прогулкой в тени деревьев и созерцательными размышлениями о вечном перевоплощении. Какие разные судьбы, какие разные жизни… История повторится еще не раз, и кто знает, что будет в этом старинном местечке Тирасполя, «сразу за Покровской», спустя пятьдесят лет?

Андрей ПАВЛЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.