XIX Всемирный. День второй

Центральным событием второго дня Всемирного фестиваля молодёжи и студентов была дискуссионная сессия, в работе которой принял участие Сергей Лавров. Желающих присутствовать на ней было столько, что, несмотря на свои достаточно не маленькие размеры, конференц-зал всех вместить не мог. Да и многим из тех, кто всё-таки сумел туда пробиться (включая и журналистов), пришлось почти два часа простоять. Детально описывать всё, что происходило на этом фестивальном мероприятии, я не буду. Ответы главы российского МИД на вопросы участников фестиваля о различных аспектах внешней политики уже побуквенно процитированы моими коллегами из других СМИ.

Фестивальная дистанция

Тем временем за пределами медиа-центра начинались забеги на дистанцию, которая не фигурирует ни в одном легкоатлетическом соревновании. 2017 метров, конечно, не стандарт.  Пока я смотрел на то, как эту дистанцию преодолевают участники, родилась шальная мысль, а почему бы  не применить на официальных соревнованиях это сочинское новшество – с каждым годом удлинять на один метр дистанцию беговых дисциплин? Шутка… Часто на международных соревнованиях приходится видеть, как спортсмены, оторвавшиеся от соперников, финишируют со своими национальными флагами. Хотя в сочинском мини-марафоне не было ни победителей, ни проигравших, приднестровцы пришли на финиш под красно-зелёно-красным стягом с серпом и молотом. «А чей это?» – спросил  телеоператор у своего коллеги. «Приднестровский», – вмешался в разговор ещё один журналист. Оказалось, что все трое с центральных российских каналов.

Проданный народ

В первых своих дневниковых заметках из Сочи я уже писал о седовласом мужчине со значком с символикой САДР (Сахарской Арабской Демократической Республики, или, как она обозначается на картах, Западной Сахары).

С одной стороны, это не признанное мировым сообществом государство, потому что его знать не хотят ведущие мировые игроки, по этой причине оно и не входит в ООН. С другой стороны, Западная Сахара  имеет дипломатические сношения с несколькими десятками стран. Во второй день фестиваля мне всё-таки удалось пообщаться с этим человеком. Оказалось, что он превосходно говорит по-русски. Звать его Мухаммед Валид. Он руководитель немногочисленной (всего три человека) сахарской делегации, а ещё человек, занимающий достаточно высокое положение в ПОЛИСАРИО (Народный фронт за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро) – организации, ведущей сначала вооружённую, а ныне политическую борьбу за освобождение САДР.

Я думал, что торговля людьми – удел мафиозных группировок. Но оказывается, что этим занимались и некоторые признанные государства. В 1975 году, после смерти Франко, Испания решила отказаться от своей колонии Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро (Западная Сахара). Но сделала это не совсем обычным способом. Независимость, которой сахарцы добивались с оружием в руках, им предоставлена не была.

Западную Сахару бывшая метрополия решила поделить между Марокко и Мавританией, так сказать, в целях укрепления своего влияния в этих странах. ПОЛИСАРИО пришлось повернуть оружие уже против новых оккупантов. Вооружённое противостояние длилось до 1991 года, когда ООН решила провести там референдум на предмет независимости. «Вам, приднестровцам, повезло. Вы провели референдум сами. Мы понадеялись на ООН. В 1992 году «голубые каски» сменила ООНовская миссия по его организации. Она и сейчас находится в Западной Сахаре. А референдума всё нет, – сказал Мухаммед Валид и добавил: – Я считаю право народов на самоопределение священным. Должны уважать волю народа. Всё – от постройки того или иного здания до объявления независимости – должны решать люди, а не кто-нибудь посторонний».

Я был несколько поражён, когда Мухаммед подошёл к стенду марокканской делегации, где за столом сидели две девушки в цветастых хиджабах. Арабского я не понимаю, но тон диалога был очень благожелателен. Даже комплиментарный, ибо у барышень зарделись щёчки…

Небольшая ложка дёгтя в бочку с мёдом

Увы, такая идиллия, наподобие бытовых сахарско-марокканских или приднестровско-молдавских взаимоотношений, – пожалуй, исключение из общей практики взаимоотношений жителей конфликтных регионов.

Меня привлекли громкие речёвки и флаг Палестинской автономии. Разобрать из-за разноязычного многоголосия что-либо было трудно. Попахивало каким-то флэшмобом, и автор этого материала поспешил к месту события. Там уже были полицейские, а какой-то парень возмущённо разъяснял блюстителям порядка: «Да они вообще… (был применён глагол, являющийся в нашей газете неформатным. – Прим.)». Оказалось, что палестинцы прокричали несколько антиизраильских лозунгов. Израильтянам это не понравилось, и, как следствие,  была вызвана полиция. «А кому понравится, когда твой народ называют фашистами?» – объяснил мне подошедший мужчина, представившийся руководителем делегации Израиля Максимом Бабицким. Разговорились… Несмотря на небольшой конфликт, собеседник всё-таки уверен, что межконфессиональный мир в его стране когда-нибудь наступит.

О том, где находится Приднестровье, он прекрасно осведомлён. Знает и о войне 1992 года. Поэтому под конец нашей беседы Максим сказал: «И своему, и вашему народу я желаю мира.  Ничего дороже нет».

Любители джаза – народ стойкий

В первом своём дневниковом выпуске я уже писал, что фестиваль – это и дискуссии на злободневные темы, и спортивные мероприятия, и очень насыщенная культурная программа. Наиболее запоминающимся в плане развлечений мероприятием второго фестивального дня стал джаз-фестиваль «Сочи-2017». Проводился он на продуваемой всеми ветрами «Medals Plaza», где во время сочинской Олимпиады состоялись церемонии награждения.  Погода в этот день была не ахти. Было солнечно, но с моря дул пронизывающий до костей ветер.

Начался фестиваль в 16.00 и продолжился почти до наступления следующего дня. В 22.00 на сцену вышел Игорь Бутман. Но настоящим любителям джаза непогода не помешала насладиться выступлением джазмена № 1 современности. Ёжась от пронизывающего до костей ветра, я садился в «шаттл». Пояснять, что это такое,  не буду. Разъяснения были в предыдущем номере газеты. Вслед мне прозвучала фраза: «Да, это субтропики…». Машинально обернулся и увидел улыбающегося полицейского, который мне на прощание махнул рукой…

Кирилл Нефёдов.

г. Сочи.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.