Танцевать, чтобы жить

– Разбились по парам, – обращается к собравшимся преподаватель танцев Виктор Гоголь.  

– Дайте мне мужчину, – смеется одна из женщин, оставшаяся без партнера.

– Мужчин нужно завоёвывать, – улыбается в ответ педагог, хитро прищурив глаза.

Это лишь один из ярких моментов, замеченных мною на занятиях по танцам для людей пожилого возраста. Уроки ведут педагоги Виктор Гоголь и Ирина Тарута. Люди с идеей, увлеченные и влюбленные в танцы. Весной ими были проведены пробные занятия, с октября же уроки стали постоянными. И теперь по четвергам с 11 до 12 часов все желающие, люди пенсионного возраста, могут присоединиться к танцующим в клубе «Ветеран». Кадриль, русский народный, сударушка, молдовеняска, полька, полонез, венский вальс – всему этому учат здесь.

-Раз-два, три-четыре, – открыто улыбаясь, отсчитывает «па» для своих подопечных Ирина Тарута и очень ловко направляет пары.

– Вальс не должен быть дерганным и прыгающим, – объясняет Виктор Гоголь. – Движения здесь плывущие. Вот вижу, мужчина делает все аккуратно, как и нужно в вальсе. Как Вас зовут?

– Николай, – отвечает мужчина, трепетно держа за руку свою даму.

– Николай, Вы молодец! И еще мне нравится, что Вы ведете женщину, а не она Вас. Женщина должна быть послушной, а мужчина вести – как в танце, так и в жизни. Итак, дамы, старайтесь не смотреть в пол, а на партнера. Можно и на чужого.

По залу в очередной раз прокатился смех. Здесь атмосфера такая, пропитанная шутками и задором. Здесь говорят обо всем: о жизни, о любви, о здоровье и о бодрости духа. Здесь, не стесняясь, смеются над своими неловкими «па», над своими ошибками шутят и не боятся их совершать. Сюда приходят за тем, чтобы не только танцевать, но и общаться. Виктор Гоголь находит для каждого нужные слова – поддержки ли, одобрения ли, совета. Ирина Тарута мила, предельно внимательна и очень корректна. Она видит каждого, составляет пары, если мужчины и женщины не решаются сделать это сами. Пока одна из учениц отдыхает и ждет следующего круга вальса, мне удается побеседовать с ней. Мария Степановна Плакущенко отвечает на мои вопросы так же жизнеутверждающе, как и танцует.

– Наблюдала за Вами, Вы такая активная. А как попали на эти занятия?

– Я очень люблю танцы. Танцую и пою с молодости. И сейчас, какой бы я ни была уставшей, когда слышу музыку, не могу устоять на месте. Танцы – это моя жизнь. Я без этого уже не могу, задыхаюсь. А в клубе «Ветеран» пою. Однажды узнала, что здесь будут учить танцам, сразу решила, что буду ходить! Педагоги наши замечательные! Они учат правильно танцевать, вселяют в нас уверенность, что мы справимся. И мы справляемся! Я ведь в молодости как танцевала? Как умела, как мне казалось красивым. А наши учителя поправляют, подсказывают. И это нам нравится. А какое общение здесь! У многих дети и внуки уже взрослые, они заняты работой или учебой. И нам оставалось бы сидеть дома. Но вот появилась возможность приходить сюда, учиться танцам, общаться, знакомиться.

– И у вас здесь очень душевно.

– А Вы приходите к нам чаще! Мы будем очень рады!

Благодарю за приглашение. Моя новая знакомая возвращается в пару. На занятии, конечно, больше дам, но и четверо достойных мужчин уже есть. Педагоги по танцам уверены, что будет больше. Ведь начинали с малого. А сегодня учеников было столько, что в следующий раз придется более плотно сдвигать столы в зале, чтобы высвободить больше пространства для танцев. Начинающие танцоры, юные в душе и чуть более взрослые по паспорту, учатся старательно, снова и снова оттачивая движения и делая непослушные поначалу «па» легкими. «Вы ведь такой народ, не привыкли сдаваться и бросать начатое на полпути, я же знаю!» – подмигивая, говорит Виктор Гоголь.

…Занятие подходит к концу. Ученики аплодируют друг другу и прощаются со своими педагогами до следующего четверга. Я прошу этих двух людей, вокруг которых только что все вертелось, о беседе.

– Виктор, Ирина, когда шла сюда, то и не думала, что занятия проходят с таким размахом и с таким количеством учеников.

В.Г. – Учеников будет еще больше. Их количество постоянно растет. Люди звонят, интересуются.

– Когда вам предложили вести танцы для людей пожилого возраста, эта идея показалась удачной?

В.Г. – Дмитрий Анатольевич Тарута как-то спросил меня, насколько реально воплотить эту идею в жизнь. И я сказал, что и реально, и нужно. Потому что у нас есть два совершенно неохваченных слоя танцами. Это люди пожилого и среднего возраста.

И.Т. – А мне было любопытно познакомиться с будущими учениками ближе, научиться чему-то у них. Поначалу они стесняются, а потом вдруг начинают показывать такие шаги, как это было на сегодняшнем занятии. Эти люди очень активные и любящие жизнь.

– Я тоже заметила: они танцуют порой вопреки. И возраст, и болезни… Но они словно не замечают этого.

И.Т. – И я вижу, что у них желание танцевать не пропадает. Приходят к нам снова и снова. Мы начали с марта заниматься, и я замечаю, как они изменились. И внешне, и внутренне. Они сами заряжаются от танцев и нас заряжают.

В.Г. – Молодежь находит болезни, а эти люди прячут, скрывают.

– Мне кажется, что эти прекрасные люди приходят сюда и чтобы чему-то новому научиться, и за общением.

В.Г. – Вы правы. Ведь мы не знаем, может, кто-то из них одинок, у кого-то дети давно выросли…

– От души хочу сделать вам обоим комплимент: вы так здорово это делаете! Я в течение всего занятия улыбалась. Ваше чувство юмора, тактичность и простое, но в то же время непанибратское отношение к подопечным покоряют!

В.Г. – Спасибо. Именно так и нужно: сначала привести в состояние спокойствия, а потом учить.

…Продолжение следует. У педагогов и их учеников большие планы: выйти с танцами на улицу. Чтобы в парке или на набережной звучал оркестр, пусть даже небольшой. Чтобы, как раньше, люди разного возраста собирались и танцевали. Я закрываю глаза и представляю: звучит красивая музыка, пары вальсируют. Вот они в красивых нарядах. Играет оркестр. Весна, с деревьев осыпаются белые лепестки. И хочется жить.

Татьяна Астахова-Синхани.

г. Тирасполь.