Владимир Земляной: «ПОМНЮ ВСЕХ СВОИХ ВОСПИТАННИКОВ»

Кого-кого, а спортсмена пригласить на беседу за чашечкой кофе крайне трудно. Здесь вам и каждодневные тренировки, и соревнования по графику, да и обед по расписанию – попробуй выкроить час времени! Тем более, что гостем нашего субботнего номера, а вместе с тем и гостем кафе «Соло», стал, без преувеличения, легенда приднестровского футбола Владимир Иванович Земляной. Именно украинский специалист стоял у истоков создания футбольного клуба «Шериф», и в Тирасполе он оказался, что называется, по воле судьбы. После переезда в Одессу Владимир Иванович не забыл наш город, где прожил почти четверть века, и каждую субботу работает на матчах лиги мини-футбола Приднестровья в качестве главного судьи соревнований. Впрочем, Владимир Иванович, как оказалось, кофе не пьет, поэтому угощался черным чаем. А мы с хозяйкой кафе Татьяной Базуевой, радушно встретившей гостя, расспрашивали тренера о самых разных вещах, потому как собеседник он очень приятный и открытый.

«Переехал в Тирасполь к жене»

– С чего для вас начинался футбол?

– Я родился в украинской деревне Онилово Фрунзовского района, и в то время там был только любительский футбол. Но эта игра была для нас, мальчишек, любимым занятием. В селе я окончил школу на четверки и пятерки. Физкультура была всегда на первом месте. После окончания школы родители рекомендовали поступить в сельхозинститут, специальность «Кибернетика в сельском хозяйстве», которая была передовой… Я по их настоянию поехал поступать в Одессу, но умышленно на письменном экзамене по математике сдал чистый лист. Я бредил футболом и хотел пойти в физкультурный институт. Затем отслужил 2 года срочной службы в Николаеве и поступил-таки в Одесский пединститут на факультет физкультуры и спорта. С нами тогда работал только начинавший талантливый тренер Иштван Секеч, который потом ушел тренировать «Памир».

– А в Тирасполь вы попали по распределению после вуза?

– Нет, я окончил институт с отличием и получил направление в Херсон. В то время я встречался с девочкой-тираспольчанкой, моей нынешней женой, которая окончила вуз на год раньше. И тогда было такое положение: если один из супругов уже работает, то второй может переехать к нему в город. Мы расписались в 1978 году, я переехал в Тирасполь к жене по свободному распределению и начал работать в СДЮШОР №4, школе футбола, тренером.

– Как известно, не все ребята, кто занимался футболом в детстве, решают стать профессиональными футболистами. А вы помните всех, кого тренировали?

– Конечно, всех воспитанников, хоть и не по имени-отчеству, но помню. Первыми были ребята 1967 года рождения. Тогда лучших мальчишек отбирали и составляли футбольные спецклассы. Многие выпускники этого года продолжили играть в футбол – Владимир Чумаченко в «Старте» и «Автомобилисте», Саша Браславский, Женя Мельник, Игорь Жевтяк… Затем мы вели ребят 1971 года рождения. Хорошая была команда, неоднократно становились чемпионами республики, и человек шесть сразу же взяли в старшую команду. Юра Моренко потом попал в «Днепр».

После них я тренировал команду 1980 года рождения. Командочка была запоминающаяся – Станислав Иванов, Сергей Нудный, Игорь Карасев, Вадим Кучеров, все они учились также в футбольном спецклассе на базе школы №10.

– Эту команду вы возили в Новосибирск на Сибириаду…

– Шло непростое начало 90-х, и Тирасполь был городом-побратимом Новосибирска. Это была первая Сибириада для детей, и из Приднестровья поехало много юных спортсменов, человек 60. Поездка была очень интересной, потому что ехали поездом с детьми больше трех суток. А тогда советские рубли страшно обесценивались, и нам к поезду принесли «суточные» – два мешка денег по 3, 5, 10 рублей, а их уже и не везде брали… Помучались мы в дороге, но организация в Новосибирске была высочайшей. Выступили мы посредственно, вышли из группы, но проиграли в плей-офф «Зениту» со счетом 2:4. Впрочем, уверен, что поездка запомнилась всем ребятам на всю жизнь.

Вообще с этим возрастом связано немало теплых воспоминаний у меня как у тренера, потому что человек восемь вызывались в молодежную сборную. Очень хотелось, чтобы все заиграли уже на взрослом уровне…

«Что это вы принесли? Мы хотим настоящую команду!»

– В Тирасполе тогда, в 1996 году, флагманом футбола был «Тилигул», но пробиться в его состав молодым было непросто…

– Председатель спорткомитета Владимир Скляренко предложил в то время создать новую команду. Мы решили создать коллектив из двух возрастов: Виктор Сеник вел ребят 1979 года, а я – 1980-го, и назвали его «Тирас». Мы заявили клуб в дивизию «Б», в южную зону, весь город и сами родители юных футболистов принимали участие в команде: помогали с топливом для выездов, с формой, мячами… Тяжелое было время. Команда была молодая и азартная, результаты положительные, и к 3-4-й игре на республиканском стадионе в столице были полные трибуны.

Нам помогал ТМУ в лице ректора Владимира Соколова, а он уже познакомил нас с руководством компании «Шериф». Это было в конце первого круга, и нам предложили помочь с финансированием команды. На следующий день я написал коротенькую смету на пол-листочка, на что мне руководители фирмы сказали: «Что это вы принесли? Мы хотим настоящую команду!». Питание, автобус, жилье – это даже не обсуждалось, и «финансовый стресс» с нас был снят… Поезд тронулся, и очень оперативно нам организовали комфортные условия для профессионального футбола.

– Так начинался «Шериф»?

– Мы выиграли лигу «Б» и доукомплектовали команду более опытными местными ребятами. В дивизию «А» пригласили тренера с именем – Ахмеда Алескерова. Я стал его помощником, и мне было очень интересно учиться у него, мы вывели команду в национальную дивизию. Начали серьезно заниматься селекционными вопросами, потому что перед нами была поставлена задача быть лидерами. При белорусском наставнике Сергее Боровском мы впервые выиграли Кубок Молдовы, в 1999 году забили «золотой гол» команде «Конструкторул» на 109-й минуте. Впервые участвовали в еврокубках против чешской «Сигмы» из Оломоуца. В гостях закончили 0:0 и должны были забивать на последних минутах – мяч попал в стойку и прокатился по линии…

Через год ушел Сергей Боровский, до экватора команду вел Иван Данильянц, и после него я снова завершал сезон в качестве тренера «Шерифа». «Зимбру» оторвался от нас на 9 очков, надежд было мало, и завершили сезон на втором месте.

– Помните первое чемпионство «Шерифа»? Кого бы вы назвали самыми талантливыми игроками того времени?

– Да, это был сезон 2000/2001, когда мы стали чемпионами. Очень приятно вспоминать эти моменты в моей карьере, команду с большой буквы «Ш». Из местных ребят проявил свой талант Стас Иванов, игравший при всех тренерах и ушедший потом в ФК «Москва», а позже – «Локомотив». Сергей Даду, Витя Комленок, Александр Лапач, Сережа Нудный… После первых успехов многими нашими ребятами заинтересовались сильные клубы. Рогачев подписал контракт с «Сатурном». Румын Алиуцэ и нигериец Окоронкво ушли в донецкий «Шахтер», Чиди и Даду – в ЦСКА.

– Трагической вышла судьба украинского вратаря «Шерифа» Сергея Перхуна…

– Он был очень талантливым парнем. Провел здесь два сезона, был очень положительным со всех сторон, и перешел в ЦСКА в 2001 году. Быстро стал основным вратарем «армейцев», но трагическое столкновение с нападающим чужой команды в чемпионате России повлекло за собой тяжелейшую травму головы, и врачи спасти Сережу не смогли. А все дело в том, что он бесстрашно шел на любые столкновения, и в тот момент не пожалел себя, чтобы спасти команду. Даже доиграл матч с «Анжи». В любом случае, мы помним его как замечательного вратаря и парня.

– А у кого из футболистов, по вашему мнению, «не сложилось»?

– Очень хорошо знаю Женю Пацулу, воспитанника Валерия Васильева. Женя был не просто одаренным, а талантливым парнем. Не просто быстрый, а реактивный, реализовывал практические все моменты. Дисциплины ему не хватало: ему еще 16 не было, а его заявили, и он ворвался в основной состав. Но была у него проблема с «друзьями со двора», жил он с мамой, бедно, «дорвался» до денег…

Я поселил его в одну комнату со Стасом Ивановым, который был серьезным парнем, и без моего разрешения Женя вообще расположение команды не покидал. Его нужно было подержать годик-полтора, чтобы он привык к дисциплине. Так и вышло, что он закончил, не начав. Хотя в свое время его хотели взять в донецкий «Шахтер».

– Как складывалась ваша тренерская судьба после «Шерифа»?

– Жизнь закинула меня в Грузию, я поработал в команде «Зестафони». Когда я приехал, там вообще никакой инфраструктуры не было, но футбол любили и хотели создать команду. Я поработал там около года. Шел 2004-2005 год, Саакашвили был президентом, в стране, революция, так что создавали команду в тяжелых условиях. Ну а затем я работал в Одессе, завучем в СДЮШОР ФК «Черноморец». В 2008 году Виктора Гришко пригласили главным тренером в «Черноморец», и он взял меня помощником. Непростой у нас был сезон, УЕФА за грехи пятилетней давности сняли шесть очков, но закончили в середине таблицы. Тогда чемпионат Украины был на ходу (не то что сейчас): Суркисы, Ахметов, Ярославский вкладывали большие деньги в футбол.

– С кем поддерживаете связь из своих воспитанников?

– Хорошо общаюсь с Сергеем Нудным, я его брал с собой в «Зестафони», после Грузии я его в «Черноморец» приглашал, потому что всегда уверен в его качествах. В детско-юношеском футболе Серега был, как говорится, «разгильдяйчик», мог накуролесить, но повзрослев, стал мастером своего дела. Я бы его и сейчас в любую команду поставил, он бы каши не испортил.

– Какие современные и классические тренеры вам интересны?

– Безусловно, Валерий Лобановский. Его заслуга в том, что он сумел собрать вокруг себя гениальных людей. Его методикой, благодаря которой свои победы одерживало и «Динамо», и сборная СССР, пользуются наставники всего мира и по сей день. Сейчас для меня интересны работы Хосепа Гвардиолы, Марчелло Липпи, Алекса Фергюсона.

И о внуках не забудем

– Чем вы гордитесь как тренер и как человек?

– У нас в «Шерифе» был, конечно, не «Манчестер Юнайтед», но я горжусь, что работал здесь и что мы воспитали плеяду талантов. Когда люди из Европы приезжают в Тирасполь, все восхищаются базой «Шерифа». Это здорово, что руководство фирмы построило такую инфраструктуру на своей земле, а не в Англии или Франции.

Запомнил один такой момент. Когда работал детским тренером, отдыхали в Днестровске в лагере всей командой. Когда мы уже уезжали, я заметил, что две девочки заплыли за буек и тонут. Я сорвался, доплыл туда практически без сил. Одна девочка еще более-менее держалась на плаву, а вторая ушла под воду. Я из последних сил ее вытянул. Подлетели спасатели, забрали у меня вторую из рук, но и ее откачали. Не случайно мы там с мальчишками оказались!

– Владимир Иванович, каково ощущать себя в роли не тренера, а дедушки двух внуков?

– Уже не могу дождаться, когда сын скажет: «Папа, я нашел свою избранницу». Ему 29 лет, живет в Киеве, и я говорю ему: «Юра, я уже маленького Земляного хочу!». Старшая Анечка родилась на девять лет раньше, она подарила мне двух внуков. Хотелось бы и от Юры. Говорит, сердце не ёкнуло еще.

– Сын не хотел пойти по вашим стопам?

– Футболом он начал заниматься еще до четвертого класса. Потом, я помню, смотрю футбол, а он сидит за компьютером. Я ему говорю: «Юра, тебе не интересно?». Ему было интереснее учиться, и он ушел в шестую школу, потому что жена очень хотела. Учил английский язык, постигал науки, и ему уже было не до футбола. Он достиг успеха в своей сфере, занимается аудитом, ездит по всему миру. Я рад за него, что он очень самостоятельный, приспособленный к жизни. Как говорится, футболистом можешь и не быть, но человеком быть обязан!

Андрей ПАВЛЕНКО.