Земля – яблоко раздора?

Земельные споры были, есть и будут. С этим не поспоришь, потому что земля – мерило многих ценностей, наша главная кормилица. О судьбе приднестровской земли четыре часа в ходе очередного заседания говорили члены Совещательного собрания первых приднестровских депутатов при Председателе Верховного Совета.

Зал пленарных заседаний парламента собрал широкое представительство: руководитель Администрации Президента Сергей Белоус, заместитель Председателя Правительства Станислав Касап, прокурор Приднестровья Анатолий Гурецкий, министр сельского хозяйства и природных ресурсов Ефимий Коваль, заместитель председателя комитета Верховного Совета по экономической политике, бюджету и финансам, глава парламентской фракции «Обновление» Петр Пасат, председатель Арбитражного суда Александр Кийко, председатель Верховного суда Владимир Рымарь, землепользователи, представители общественных организаций, входящих в ОНФ, журналисты.

За последние 10 месяцев это не первый разговор о земле на площадке Совещательного собрания. В его состав входят основатели республики – те, что решали сложные земельные вопросы на протяжении 21 года начального периода становления нашей государственности. Именно поэтому не раз вспомнили то время, когда обрабатывать землю никто не хотел, заросшие бурьяном земельные участки буквально навязывали становящимся на ноги новоявленным приднестровским бизнесменам, начавшим работать в аграрном секторе. Могли ли тогда даже догадываться, что сейчас за одни из самых плодородных земель в Европе разгорятся такие споры.

То, что земля – выгодный товар, даже когда она находится в собственности государства, давно понял второй Президент республики Евгений Шевчук. Он и его окружение на многоходовые, юридически-казуистические схемы отъема земли не заморачивались. Просто приглашали и просто «предлагали» поделиться землей. Скажем, руководитель ООО «Агро Люкка», депутат Верховного Совета 4-го созыва из Рыбницкого района Юрий Кузьменко пользовался 11 тыс. га земли. Сначала ему «предложили» отдать Рыбницкий молочный комбинат. Он с этим не согласился, и тогда рейдерско-бюрократическая машина в стиле 90-х заработала на полную мощь. Он уже согласился было отдать 3,5 тыс. га земли, но сказали не эту, дай ту.

Самое иезуитское состоит в том, что землепользователи «добровольно» отдавали землю, якобы неэффективно ими используемую. К примеру, руководитель ООО «Агростиль» Владимир Пасютин так «добровольно» расстался с 1930 га. Но какова цена этой «добровольности», мы, сторонние наблюдатели этого земельного захвата, можем только догадываться. А вот те, у кого землю отбирали, об этом первым приднестровским депутатам рассказывали. Это настоящий триллер.

У ООО «Фиальт Агро», которым руководит депутат Верховного Совета Сергей Писаренко, из 3700 га отобрали 2 тыс. гектаров. При этом у него в то время было 1400 голов крупного рогатого скота и 6 тыс. свиней. Потом, правда, в обмен на политическую лояльность Президенту землю возвратили. Но в итоге из 370 работников агрокомплекса сейчас работает только 130.

Также поступили и с ООО «Палагрос», которое было создано легендарным в истории Приднестровья человеком, депутатом Верховного Совета еще СССР, одним из отцов-основателей ПМР Борисом Палагнюком. 650 га отобрали президентским указом и передали другому землепользователю.

Если у одних землю отбирали, то другим передавали. Так, за короткий промежуток времени в пользовании у ООО «Великая победа» оказалось 20 тыс. га, так «поскребли по сусекам». Все эти данные представил членам Совещательного собрания бывший депутат Верховного Совета пяти созывов Анатолий Белитченко.

«Пришедший к власти второй Президент полностью изменил схему распределения земли, которая находится в государственной собственности. Так ему было выгодно, а там где выгода – там Шевчук. Это было не перераспределение, это был самый настоящий рейдерский захват земли, на которой работали сотни, тысячи людей», – констатировал патриарх приднестровского парламентаризма. Ему, а также Владимиру Емельянову и Владимиру Рылякову еще в начале года коллеги поручили заниматься этим запутанным вопросом.

Лишь после того, как в республике прошли выборы депутатов Верховного Совета, что-то стало меняться. Обращения землепользователей в Верховный суд привели к первым результатам.

Судебный вердикт – Президент не вправе был изымать, передавать земельные участки. В соответствии с Конституцией и Законом «О Правительстве», вопросы собственности, в том числе земельной, еще в 2011 году были отнесены к компетенции высшего исполнительного органа власти. Правительство на своем заседании 4 августа 2016 года «задним числом» приняло одиозное постановление №588. В нем автоматически были продублированы все президентские указы на земельную тему, которые были им изданы за ударную в отъеме земли пятилетку. Как говорится, все по формальным основаниям – раз Правительство отвечает за землю – значит, Правительство так решает, как ранее решил Президент.

Поначалу робко, затем все смелее эту тему на различных площадках начали поднимать депутаты Верховного Совета 6-го созыва. Вице-спикер парламента Галина Антюфеева написала заявление в прокуратуру, в котором просила проверить законность президентских указов об изъятии/выделении земли, продублированных позже нормативными актами Правительства. Это было время жесточайшей внутриполитической схватки, в которой сошлись два основных претендента на президентский пост. Исполняющий тогда обязанности прокурора ПМР Александр Радченко признал незаконность изданных правовых актов по земле.

Но вот что со всем этим шевчуковским «наследством» делать – это уже стало головной болью новых властей. Совещания, заседания, различные точки зрения, «мозговой штурм», в том числе в рамках межведомственной комиссии с участием ведущих правоведов республики. На них была возложена ответственность за определение путей и механизмов решения этой в одночасье ставшей острой социальной проблемы. Первый путь: новому Президенту отменить указы старого, землю вернуть напрямую тем, у кого её в своё время изъяли. Второй: все спорные хозяйственные вопросы (не будем забывать, что у этих земельных участков появились новые пользователи, которые закрепили это право в Регистрационной палате) решать путем обращения в судебные органы. Спорили долго, и на государственных площадках, и на общественных. Резонанс от обсуждения был большой. Органы государственной власти склонились ко второму варианту разрешения этой проблемы. Земельные вопросы должны быть решены на основании закона, по справедливости. Да вот незадача: у каждого понятия о справедливости были свои. Тем не менее, глава Совещательного собрания, первый Президент ПМР Игорь Смирнов, отрывая заседание совещательного собрания, призвал коллег: «Мы, используя наш опыт, должны выработать такие рекомендации по решению этой проблемы, которые бы не порождали несправедливость».

Различие в трактовках, что такое справедливость, проявилось и при обсуждении этой темы в ходе прошедшего заседания Совещательного собрания первых приднестровских депутатов. Эмоции зашкаливали, было очевидно, что основатели республики склонялись к решению вопроса, ориентируясь на принципы «революционного романтизма», целесообразности,  которые были присущи первым, самым сложным годам становления приднестровской государственности. Они считают, что если земли изымались не на основании судебных решений, то и сейчас споры не должны разрешаться в суде. Политики и государственные деятели новой волны отличались рациональным и прагматичным подходом, отвергая принцип «так поступил Шевчук, так надо и нам». Прокурор ПМР Анатолий Гурецкий, вице-премьер Правительства Станислав Касап, министр сельского хозяйства и природных ресурсов Ефимий Коваль убеждены: только суд как независимая ветвь власти в состоянии все расставить на свои места. Иными словами, те, у кого землю отобрали, за защитой нарушенных прав пользования землей должны обращаться в судебные инстанции. «Мы должны опираться на закон. Никакие комиссии не будут рассматривать эти споры, только в суде. Никто не вправе подменять судебные органы и выносить вердикт по тому или иному хозяйственному, имущественному делу. В каждом конкретном случае нужно разбираться отдельно. В своей деятельности прокуратура ПМР основывается на законе, а не на предпочтениях», – заявил прокурор республики Анатолий Гурецкий.

Судебный путь – путь нелегкий, многоступенчатый. Сначала надо констатировать, что земельные участки были изъяты. Затем надо оспорить их передачу третьим лицам. Третий шаг – добиться, чтобы их изъяли у третьих лиц. Потом земля поступает в государственный фонд перераспределения. А уже затем… И не факт, что она будет отдана прежнему землепользователю.

Это и породил у тех, кто лишился земли, определенный скепсис по поводу того, что они когда-нибудь смогут вновь обрабатывать ту землю, что обрабатывали. Члены же Совещательного собрания убеждены: те, у кого она была изъята в предыдущие пять лет, должны получить ее в безусловном порядке.

Как сообщил основателям республики председатель Арбитражного суда Александр Кийко, по вопросу нарушенных земельных прав в эту судебную инстанцию обратилось 9 предпринимателей. Однако иски продолжают поступать. Судебные органы рассмотрение такого рода дел не волокитят, они, как и те, кто распределяет земельные участки из государственного фонда, стараются их рассматривать оперативно, понимая, что земля должна работать.

Александр ЗАВЕЛЯ.