Звезда Виталия Козака

…Говорят, когда появляется на свет человек, на небе загорается звезда. Парнишка из села Ержово Рыбницкого района Виталий Козак свою звезду выбрал сам – небольшую голубоватую звездочку у самой линии горизонта.

 

фото козакОн мальчишкой любил смотреть в звездное небо, любил мечтать о дальних странах, а звезда, маленькая голубая точка, с высоты небес подмигивала ему: дерзай, все в твоих руках! Это только с виду скромный сельский мальчишка был сдержанным и очень серьезным. В душе Виталий был романтиком и мечтателем, хотел побывать в дальних странах. И не его вина, что не все мечты сбылись, – война…

Виктор был вторым ребенком в семье Анны Константиновны и Михаила Андреевича Козак. Со старшим братом Юрой его разделяли четыре года. Сначала семья жила в селе Сарацея, но после сильнейшего наводнения в 1968 году дом разрушился, и пришлось старшим Козакам строить новый дом на участке, выделенном в селе Ержово. Так что детство Виталия нельзя назвать беззаботным – родители привлекали сыновей к посильному труду, вот и выросли мальчишки трудолюбивыми и мастеровитыми.

После окончания семи классов Виталий пошел работать учеником столяра в межколхозное строительное объединение. Среднюю школу закончил в «вечерке».

Профессия столяра помогла быстрее адаптироваться на новом предприятии «Бытмебель», куда Виталий перешел по примеру старшего брата. Ребята научились делать добротную мебель. Да и зарплата там была приличная, что немаловажно для семьи, которая строила дом.

Одно отличало Виталия от ровесников – он был очень упорным и целеустремленным. Любая цель, даже самая трудная, ему со временем покорялась, чего бы это ни стоило. Упрямый был и гордый. Если в детстве за какую-то провинность наказывали, он никогда не просил прощения – хоть убей. Юра – тот более мягким был: «Мамочка, прости и меня, и Витю, мы больше не будем…». Впрочем, злопамятным Виталий тоже не был и быстро забывал о недавних обидах.

Было у него еще одно замечательное качество – он был очень добросовестным и дотошным в выполнении любого дела. Все, что делал, было сделано с полным соблюдением технологии, с точностью до миллиметра и миллиграмма, халтуру не признавал. В огромном родительском доме есть мебель, сделанная руками Виталия.

Еще в школьные годы Виталий овладел искусством игры на трубе. Играл в духовом оркестре. Он очень хорошо чувствовал и мелодию, и ритм, и считался одним из лучших учеников руководителя оркестра.

А потом случилось так, что исполнилась детская мечта Виталия побывать в далекой стране. Службу в армии Виталий проходил на Кубе, в музыкальном взводе. Ни один праздник, ни один военный парад не обходился без духового оркестра, а в будние дни были репетиции, и лишь изредка – учения…

Запомнилось дружелюбие кубинцев, которые искренне, как к братьям, относились к советским солдатам. Это и был интернационализм в самых лучших его проявлениях. В память о том времени остались у родителей фотографии и две розово-перламутровые раковины, в которых, если приложить к уху, до сих пор слышится шум прибоя…

 

Последнее место работы Виталия перед войной – цех обжига извести цементно-шиферного комбината. Руководители цеха заприметили подтянутого, вдумчивого парня, немногословного, но надежного, как кремень. И когда пришла пора выбирать, кого готовить для работы на новой упаковочной машине, сомнений не было – на курсы в Москву отправили Виталия.

Цех успешно работал, и Виталий не только мог управлять машиной, но и устранять любую неполадку. Зорко следил и за тем, чтобы все операции на машине производились на совесть.

Виталия нельзя было назвать компанейским, он не был «рубахой-парнем», зато он быль очень надежным. Наверное, за эту надежность и полюбила его скромная и симпатичная Татьяна. А вот женился Виталий по нашим меркам поздно – в тридцать один год. Свадьбу сыграли в ноябре девяносто первого, жить молодожены стали в родительском доме Виталия. А в начале декабря прозвучали первые выстрелы в Дубоссарах….

Это было тревожное время, когда все понимали: так долго зревшее напряжение обязательно должно привести к драматической развязке. Во всех городах Приднестровья создавались ТСО – территориально-спасательные отряды, члены которых совместно с милицией дежурили на всех объектах жизнеобеспечения города, а также на стратегических объектах, чтобы не допустить провокации или диверсии. На правом берегу Днестра все громче звучали призывы «раз и навсегда покончить с сепаратизмом». Было понятно, что надо готовиться к военному противостоянию, к необходимости защищать свою республику, свой дом, свой семейный очаг.

И все-таки, когда 1 марта 1992 года прозвучал ультиматум из уст президента Молдовы Мирчи Снегура, для многих это было полной неожиданностью: одно дело – предполагать, и совсем другое – осознавать, что реальные военные действия начались. А ведь у всех была своя жизнь, свои планы, и война совсем не была нужна нашему народу.

Записывались в ополчение цехами: если ты молод, здоров, служил в армии, умеешь обращаться со стрелковым оружием, разве совесть позволит остаться дома, когда враг стоит уже на пороге?

Записался в ополчение и Виталий, хотя жена была против – она ждала ребенка и очень боялась за мужа. Он уехал на боевые позиции вопреки воле родных: «Не беспокойтесь, ничего со мной не случится. Мне же еще дочку воспитывать!». Будущий папа, ополченец Виталий Козак, был почему-то уверен, что родится непременно дочка…

На боевых дежурствах под Дубоссарами Виталий проявил себя как герой: не прятался за спинами товарищей, смело и честно выполнял боевые задания.

Но 22 июня прозвучал роковой взрыв, когда от разорвавшегося вражеского снаряда погибло сразу девять человек. И что обидно, в тот момент ополченцы и не думали стрелять, они просто выскочили из окопов водички попить – привезли цистерну с водой после суточного перерыва. На некоторое время забыли об опасности, а противник – снарядом по безоружным людям…

Похоронили Виталия на ержовском кладбище. Начальство, правда, долго уговаривало Анну Константиновну, чтобы разрешить похоронить сына на Аллее Славы городского кладбища. Однако мать настояла на своем: как старикам добираться до города? А на сельское кладбище мать может прийти в любое время – сын ведь младшенький, родной…

На могиле героя установили памятник. В день гибели Виталия и в День памяти защитников Приднестровья туда обязательно приезжают родные Виталия и его боевые товарищи.

Дочь свою, которая родилась через полтора месяца после его гибели, Виталий так и не увидел. Девочку назвали Викторией. И, наверное, в момент ее рождения на небе загорелась новая звездочка – звезд на небе должно быть много. Девочка выросла умной и красивой, вся в папу. После школы поступила у ПГУ, и на днях ей предстоит защита диплома экономиста.

А звезда Виталия Козака, она будет светить вечно, и будет она путеводной для нового поколения приднестровцев, которые будут сверять свои дела и поступки с жизнью героев, таких, как Виталий Козак и его боевые товарищи.

Герои не умирают, а звезды, их негасимый свет, – подтверждение немеркнущей славы сынов приднестровского народа, отдавших за ее независимость самое дорогое – жизнь.

Дина Листюгина.