Вася, Макаренко и алабай

 «Нельзя закалить человека, если не ставить перед ним трудных задач, на которых иногда можно и сорваться. Если вы будете бояться, что он сорвется, не поставите трудных задач, значит, он сорвется обязательно», – считал Макаренко.

Заметим, что мама Васи с ним была решительно не согласна, равно как и с Васиным папой, который, таким образом, встает в один ряд с выдающимся педагогом. И вот когда одни не согласны, а другие, отдав бразды правления, отправляются на рыбалку, задания ребенку дает сама жизнь. Дает, не спрашивая, ни с какими педагогическими поэмами не считаясь. У жизни перед литературой есть одно несомненное преимущество. Жизнь одновременно творит огромное количество сюжетных линий. Литератор же с той или иной степенью талантливости ковыляет от одной к другой. И значит, самое время, простившись с Макаренко, сосредоточиться на Васе и алабае.

Вася рос хорошим, но упрямым мальчиком. Мама его страх как опекала. И когда папа хотел научить Васю плавать, мама говорила: вода мокрая – простудится. И когда папа хотел взять Васю на рыбалку, мама говорила: антисанитария, комары. И когда… Впрочем, что бы ни говорил папа, выходило, что он искренне, но опасно заблуждается, поскольку вообще-то сам не повзрослел.

Мамина политика привела к тому, что Вася не научился ставить палатку под шквальным ветром, до утра, несмотря на наличие москитной сетки, отбиваться от комаров, и самое главное – так ни разу до конца не дослушал полную красноречивых подробностей историю про то, как папа поймал «вот такого сома». Зная же от мамы, что папа кругом неправ и, по правде говоря, ничего не знает, Вася перестал относиться к нему с доверием. А потом, естественно, перенес свое отношение и на маму.

Более он не мог полагаться на их советы. Поэтому, сталкиваясь с трудностями, не внимал родительскому слову, не верил, что «если захотеть, всё у нас обязательно получится». Никаких трудных задач он не выполнял, не рос над собой, что делало Васю, особенно в общении со сверстниками, робким. А в общении с мамой и папой – упрямым.

Алабай Арчи рос порядочной свиньей. Задорнов говорил, что иностранцы не в силах понять невообразимой парадоксальности русской речи. Это верно. Но не будем заноситься: возможности «великого и могучего» не безграничны. К примеру, нельзя сказать, что свинья Хавронья росла порядочным алабаем.

Возвращаясь к Арчи, запишем в служебной характеристике: недисциплинирован, склонен к самовольному оставлению места несения службы, авторитетом в коллективе не пользуется.

Не колеблясь, Арчи покидал двор, который должен был охранять. Его метод был прост: он выкапывал под забором яму, в которую, слегка наклонив рога, запросто могла пройти и корова. Маршрут его дальнейших странствий был в общих чертах известен. Огибая мыс Доброй Надежды, он пролегал через двор многоэтажного дома, где по стечению обстоятельств жил Вася.

Цикл прекрасных отечественных фильмов о Шерлоке Холмсе начинается с эпизода встречи. В нашей отнюдь не детективной истории встреча служит не прологом, а развязкой. Когда Вася в очередной раз проигнорировал мамину просьбу зайти домой, обалдуй Арчи просто подошел к нему и поздоровался на свой лад. А когда Вася завопил, Арчи сам испугался.

Как результат – след от укуса на ноге. Не такой большой, всего-то легкий прикус, но значительный в Васиной биографии, глубоко потрясший его самого и ещё больше – Васину маму. «Потому что когда лохматые собачки высовывают язык и говорят своим блохам: «Гав, гав», а старушки в черных бомбазиновых платьях кричат: «Собака взбесилась!», и полисмены начинают стрелять, тогда без пострадавших не обходится (О. Генри)».

Нельзя сказать, что если бы на месте Васи был кто-то другой, он бы не испугался. В этом смысле ничего поучительного в нашей истории нет и быть не может. Но жизни, как мы знаем, нет дела до «Педагогической поэмы». Всё, к счастью, закончилось благополучно. Вася вскоре оправился от шока и даже после случившегося не возненавидел собак.

Владельцев алабая нашли, и они клятвенно обещали, что Арчи будут держать на коротком поводке. Сам Арчи дико извинялся и даже дал письменное обязательство «о недопущении подобного впредь». Однако обманул замполита и ещё не раз покидал свою тихую обитель, демонстративно заявляясь в Васин двор. Рассмотрев его получше с безопасной дистанции (из окна), Вася только теперь осознал, насколько это большой, грозный пес. И впервые ощутил прилив гордости: у него появился собственный жизненный опыт.

Мальчишкам в школе он запальчиво повествовал: «Видели бы вы, какой алабай меня укусил! Вот такой!». И ребята слушали, удивлялись, словно бы Вася выиграл чемпионат мира по боям без правил, и не узнавали Васю.

Это же надо: целый алабай… Здоровенный, как тот сом, которого поймал Васин папа.

Петр Васин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.