Сила, которая завораживает

Работники СМИ, люди по определению творческие, казалось бы, далеки от суровой армейской дисциплины, повседневной деятельности войск.

 

IMG_4965  Да, большинство из нас в свое время прошли службу в армии, а, значит, представляют Вооруженные силы такими, какими они были, к примеру, 5-10 лет назад. Однако в действительности ситуация уже давно не такова, многое изменилось. И вот для того, чтобы увидеть, понять, «насколько изменилось», журналистов, так сказать, заново «призвали» в армию. Призвали, правда, ненадолго, всего на несколько дней, без казарменного положения, и именно как журналистов, дабы осветить армейские будни. Стоит ли удивляться, что один из таких дней мы провели сразу в двух частях: в армейском спецназе и у артиллеристов. И, забегая вперед, скажем, что провели его с пользой и большим интересом.

В отдельном отряде специального назначения в тот день отрабатывалось преодоление полосы препятствий. Полоса препятствий для спецназа значительно отличается от общевойсковой, поэтому не случайно именуется «полосой разведчика» – она более чем в два раза длиннее обычной армейской, и набор преград, которые здесь необходимо преодолеть, значительно сложнее.

IMG_4994То, что сами спецназовцы считали обычным делом, ещё одним плановым занятием, нам казалось чем-то экстраординарным. Трудно было представить, что вот сейчас журналисты снимут легкую, хорошо продуваемую в жаркий летний день верхнюю одежду светлых тонов и… подобно бойцам армейского спецназа, надев камуфляж и высокие берцы, в полной экипировке начнут преодолевать полосу препятствий.

Спецназовцы же выполняли свою задачу уверенно, безошибочно. Разведчики преодолевали инженерные заграждения противника, одновременно прикрывая действия разведгруппы с флангов и с тыла. Ловкость, четкая координация действий, прекрасные физические данные и специальные навыки – всё здесь образовало единый сплав. Но главной всегда остается стальная воля разведчика.

Молодому пополнению в армейском спецназе есть на кого равняться. Ветераны спецподразделения охотно передают молодежи знания и опыт, сам дух боевого братства. Служат в спецназе и участники боевых действий, защитники Приднестровья, те, кому не понаслышке известно о том, что такое война и, соответственно, какие она предъявляет требования к воину.

Так что разговоры на тему «покраски бордюров в армии», конечно, можно вести сколько угодно.

Военнослужащие нашей армии знают, что всё это далеко от истины. А действительность… Действительность, будни Вооруженных сил мы видели собственными глазами – грамотная подготовка, опытные командиры, настоящий мужской характер, навыки универсальных бойцов.

И ещё один предрассудок. Как-то так повелось, что людей военных, много лет прослуживших в армии, некоторые обыватели считают какими-то черствыми, грубыми. Иные, возможно, полагают, что эти качества якобы являются следствием истинной «брутальности». Наблюдая подготовку спецназовцев, мы убедились: действия командиров, закаленных бойцов, которые сами прошли все ступени суровой спецподготовки, наполнены не показной заботой о подчиненных. В спецназе старший – это и заботливый отец, и опытный наставник, и надежный товарищ. Здесь все члены одной боевой семьи. Поэтому речь может идти о систематической требовательности – она необходима для того, чтобы выполнить задание, спасти жизнь разведчику, но никак не о грубости, бессмысленном насилии в отношении подчиненных.

IMG_4866Не потому ли успехи в подготовке разведчиков столь высоки? А тот, кто, в отличие от нас, не может наблюдать за действиями элиты Вооруженных сил в процессе повседневной подготовки, пусть каждый год 23 февраля приходит на республиканский стадион. Смеем заверить: показательное выступление армейского спецназа никого не оставит равнодушным и развеет сомнения по поводу того, насколько всё увиденное «реально».

Как говорит военнослужащий роты специального назначения Николай Скрипник, нагрузки в армейском спецназе, конечно, немалые. Справиться с ними легче тому, кто на «гражданке» увлекался спортом. Сам он, например, занимался боксом, что очень помогло в формировании выносливости, столь необходимой и боксеру, и спецназовцу. В элитное подразделение Николай попросился сам. Хотел совершенствовать свою спортивную форму, приобретать другие навыки, неведомые спортсменам, но жизненно необходимые разведчикам, участникам не спортивного, а реального боя.

Нам повезло: в один и тот же день, проведенный в спецназе, мы стали свидетелями не только подготовки разведчиков, но и занятий воздушно-десантного подразделения. В Приднестровье – если кто-то не знал или сомневался – есть свои десантники, хорошо обученные, овладевшие всеми необходимыми практическими умениями и навыками.

Прямо на наших глазах десантники отрабатывали вводные, совершали тренировочные прыжки с парашютом, раскрывали купол, крутились в специальном тренажере-колесе, позволяющем укрепить вестибулярный аппарат. Все действия отточены до мелочей. Командир дает вводную, и бойцы в подвесных системах синхронно реагируют, отрабатывая различные, в том числе и нештатные, ситуации в воздухе. «501,502,503, кольцо, 504, 505, купол…».

По лицам ребят видно, что они гордятся своей специальностью, не сомневаются в целесообразности службы. «В армии ты живешь по определенному распорядку, по армейским законам, учишься точно выполнять приказы, быть частью воинского коллектива, – рассказывает военнослужащий парашютно-десантного подразделения Владислав Бурдюжа. – Да, на первых порах, не скрою, было трудно. Нужно было привыкнуть к новой жизни. Но я сам к этому стремился, хотел получить хорошую подготовку, и теперь не жалею, что попал сюда. Служба в спецназе отличается – здесь выше нагрузки, другая закалка, воспитание. Всё это обязательно пригодится каждому мужчине, позволит подготовиться к любым испытаниям».

«На самом деле, десантник испытывает то, что никогда не испытает боец другого подразделения, – продолжает его сослуживец Руслан Годзун. – Это, в первую очередь, ощущение прыжка. На это нужно ещё решиться. Но в то же время этого хочется тем, кто, как я, испытывает потребность в адреналине. Перед первым прыжком страшно даже посмотреть вниз. Внизу разворачивается бездна. Но вы должны покорить её. И при этом где-то всегда проскальзывает мысль: никаких гарантий, что парашют раскроется, нет. Бывает всякое. Но вы верите в то, что парашют раскроется, и прыгаете. И вот, когда вы побеждаете свой страх, и происходит самое прекрасное в вашей жизни – фактически вы рождаетесь заново. Всё остальное зависит от навыков, опыта, от того, что формируется здесь, день за днем, в этом тренировочном городке».

Прямо из армейского спецназа мы направились в гости к артиллеристам. Здесь тоже проходили плановые занятия. Отрабатывали практические навыки ведения учебной стрельбы из реактивных систем залпового огня. Всё – и ведение стрельбы, и управление артиллерийским огнем с помощью буссоли – выполняли солдаты срочной службы.

Как нам пояснили артиллеристы, в подразделениях этого рода войск нужны люди с различными способностями и данными. Поэтому требования к призывникам самые разные, в зависимости от будущей воинской специальности. Нужные все: и физически крепкие парни, и выпускники физмата, способные производить сложные вычисления, и хорошие водители.

IMG_4964Кстати, артиллерийская часть в Тирасполе считается лучшей по уровню дисциплины и другим показателям. Журналистам показали уютные, чистые казармы и прекрасную столовую, угостили даже солдатской кашей и, в целом, позволили составить собственное впечатление, как живет «бог войны».

По словам заместителя командира части по воспитательной работе капитана Ивана Подгурского, особое внимание в подразделении уделяется боевой и морально-психологической подготовке. Первая невозможна без второй, ибо только воспитав волю, закалив характер воина, можно рассчитывать, что в экстремальной ситуации он справится и с профессиональной задачей.

Следует отдельно отметить, что именно на базе данной части несколько лет назад впервые начал служить войсковой священник. Как отмечают командиры, на протяжении последних лет качественно изменился морально-психологический климат в подразделении. Внимание к состоянию духа каждого бойца, которое проявляет отец Владимир, не разглашая при этом, конечно, тайну исповеди, принесло потрясающий результат. Полностью исключены факты дедовщины и самовольного оставления части на протяжении значительного отрезка времени. Как следствие – выросли показатели во всех видах подготовки, всех сферах служебной деятельности.

Сегодня родители призывников сами приходят к командиру части с просьбой, чтобы сын после распределения попал именно к артиллеристам. Так что, отныне не родители обвиняют в каких-то недоработках «отцов-командиров», а отцы-командиры справедливо предъявляют высокие требования к призывному контингенту, требуют от родителей понимания и взаимодействия.

И ещё. Как мы убедились, пообщавшись с офицерами-артиллеристами, в нашей армии отцы-командиры способны не только обучить воина всему необходимому, но и учесть индивидуальность каждого бойца. Так, в артиллерийской части мы познакомились с сержантом Юрием Флорой, срок службы которого вот-вот закончится. Юрий считает, что время, проведенное в армии, было для него, как и для каждого мужчины, важным испытанием, и притом испытанием необходимым. Сам он пошел служить по собственной инициативе, прервав обучение на первом курсе режиссерского факультета. После демобилизации, которая уже не за горами, в планах – попытаться освоить профессию актера, продолжив обучение в Москве. «Армейская дисциплина не вредит творческим людям, – уверен сержант Флора. – Наоборот, она помогает узнать что-то новое, увидеть неизвестный прежде мир, стать сильнее и лучше».

Роман Кожухаров и Николай Феч.

Фото Н. Феча.