Протестую, Достоевский бессмертен!

Эти слова, произнесенные Бегемотом в «Мастере и Маргарите», актуальны в русскоязычном пространстве в любое время.

Центр фонда «Русский мир» в ПГУ им. Т.Г. Шевченко принял республиканскую конференцию «Великое пятикнижие Ф.М. Достоевского» (к 150-летию публикации книги «Преступление и наказание»). В первую очередь стоит поблагодарить за организацию кафедру русской и зарубежной литературы, которая сумела провести не просто рядовое мероприятие, но очень живое, местами переходящее в дискуссию, как того и требует литературный процесс.

Профессор Екатерина Погорелая задала тон конференции темой «Коммуникативное измерение художественного пространства романов Ф.М.Достоевского». Преподаватель Ирина Бавенкова остановилась на сцене, где Соня Мармеладова читает Раскольникову притчу о воскрешении Лазаря, а также на образе Свидригайлова. Доктор филологических наук Сергей Заяц в докладе «Ф.М. Достоевский глазами современника» дискутировал на тему христианского начала в романах классика.

После пленарного заседания прозвучали еще около 30 докладов, за некоторыми следовала жаркая полемика (ее, впрочем, Федор Михайлович, очутись он на такой встрече, только приветствовал бы). Многие уделяли внимание христианскому пути автора: о нем рассказывали учителя столичных школ Ирина Гевко, Марианна Смирнова и Елена Денисенко. Доцент Наталья Кривошапова проанализировала «Дневник писателя» с лингвокультурологической точки зрения.

Ольга Шевченко из бендерской СШ №11 поведала о фильмах, снятых по Достоевскому. Примечательно, что больше всего в мировой литературе киноленты снимают на сюжеты Шекспира, на втором месте – Диккенс. Что касается русского кино, то наши режиссеры чаще всего экранизировали Чехова, за ним – Пушкина и Достоевского. Самые обсуждаемые экранизации начала XXI века связаны с романом «Идиот». Иван Охлобыстин написал сценарий к фильму «Даун Хаус» и сам же сыграл Рогожина. Гротескная черная комедия была снята скорее по мотивам романа о князе Мышкине. «Идиот» Владимира Бортко, вышедший в 2003 году, был уже очень серьезной и оставляющей неизгладимое, даже тяжелое впечатление картиной.

«…простого-то человека я боюсь более, чем сложного», – писал Федор Михайлович своему брату в 1854 году. Исследователями и психологами доказано, что писатель был человеком очень нестабильным в эмоциональном плане, а к тяжелому нраву добавлялась еще и болезненная внешность. В общем, портрет настоящего гения, что тут еще скажешь. Амбивалентности его образу добавляет восприятие творчества автора у нас и на Западе. Для русской традиции Достоевский – православный мыслитель, а для Запада – предтеча экзистенциализма и разрушитель литературных табу. Отдельно упомянем о популярности Достоевского в Японии, где его романы из-за колоссального количества смертей (в том числе самоубийств) до сих пор вызывают повышенный интерес читателей. А если вспомнить любовь Федора Михайловича к сценам «общего сбора» (поминки по Мармеладову, сцена сватовства к Настасье Филипповне), то в них можно усмотреть корни всех современных телешоу, где так любят «скандалы, интриги, расследования».

По результатам продуктивной республиканской конференции планируется публикация электронного сборника материалов.

Андрей ПАВЛЕНКО.