За открытость судебной системы

Вопросы по поднимаемой теме актуальны и имеют глубокий смысл. Об этом говорят юристы, работники судебных органов. Об этом шел разговор и на встрече главы государства Вадима Красносельского с руководителями Верховного, Арбитражного и Конституционного судов. Затронутая тема нашла отклик у наших читателей, в том числе и тех, кто имеет самое непосредственное отношение к судопроизводству. В редакцию нашей газеты поступили заметки по данному поводу Ильи Мильмана, с 1991-го по 2011 год занимавшего пост председателя Арбитражного суда ПМР, а ныне передающего свой опыт студентам госуниверситета. Приводим материал без купюр.

На юридическом факультете ПГУ состоялось заседание круглого стола. Такой формат был выбран для того, чтобы каждый участник мог высказать мнение по обсуждаемой теме, задать вопросы коллегам, высказать предложения по ходу обсуждения. В работе приняли участие судьи и руководители Конституционного, Верховного и Арбитражного судов, первый Президент ПМР И.Н. Смирнов, руководители прокуратуры, ГТК, представители Верховного Совета, Правительства, Администрации Президента, судьи, пребывающие в отставке, преподаватели юридического факультета. Столь представительный форум обсуждал проблему, последний раз предметно обсуждавшуюся 16 лет назад, – что удалось сделать и что необходимо сделать для развития судебной системы республики за 25 лет. Прозвучали конкретные замечания и предложения, которые были сведены в «Рекомендации круглого стола».

Недавно у Президента ПМР состоялась встреча с руководителями республиканских судебных органов. Тема беседы, как видно из официальной хроники, – открытость судов ПМР. Тема эта была одной из центральных и на нашем мероприятии. Учитывая, что руководители Верховного и Арбитражного судов заверили Президента, что понимают государственную значимость проблемы, но ее решение сдерживают финансирование (суды общей юрисдикции) и сохранение коммерческой тайны (Арбитражный суд), хочу высказать свою точку зрения по этой теме.

Начнем с позиции Верховного суда. Действительно, Верховный суд имеет свою структуру, значительное количество судей. На него замыкаются, как на вышестоящий судебный орган, 7 городских и районных судов. Я не располагаю информацией, позволяющей определять необходимые для реализации требований закона средства. Но. Закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов Приднестровской Молдавской Республики» был принят в декабре 2012 года. Одно из требований Регламента Верховного Совета ПМР (пункт «д» ст. 58) – наличие финансово-экономического обоснования (в случае внесения законопроекта, реализация которого потребует дополнительных материальных и иных затрат). Предполагаю, что Верховный суд дал свое заключение, совпадающее с его нынешней позицией. Видимо, с учетом этого заключения срок вступления закона в силу был продлен до 2015 года. Но началась ли работа по исполнению закона и на какой стадии она сегодня? Что конкретно и в какие сроки можно сделать? А то ведь у нас часто получается, как в расхожей фразе «Суровость российских законов смягчается необязательностью их исполнения».

А вот у Арбитражного суда проблема представляется проще. Пункт 2 ст. 9 Арбитражного процессуального кодекса ПМР связывает защиту коммерческой тайны, во-первых, с ходатайством участвующего в деле лица, ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой и иной тайны (надо полагать, мотивированным), во-вторых, с проведением слушания в закрытом заседании. Это может быть в исключительных случаях, т.к. согласно пункту 1 этой статьи разбирательство дел в Арбитражном суде открытое. Это напрямую следует и из пункта 1 ст. 85 Конституции ПМР: «Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом заседании допускается лишь в случаях, предусмотренных законом».

В обычном же заседании, в соответствии с пунктом 3 ст. 104 Арбитражного процессуального кодекса ПМР, присутствующие в зале заседания (не только участники процесса) имеют право делать письменные заметки, вести стенограмму и звукозапись. Разрешение суда при этом не требуется. Это реальные инструменты для обеспечения гласности. О каких коммерческих тайнах при этом может идти речь?! Ведь вся информация становится доступной неопределенному кругу лиц. Добавлю, что более чем за десять лет открытого доступа к судебным актам Арбитражного суда каких-либо проблем с необходимостью закрытия каких-либо сведений не было. Аналогично обстояли дела и в системе Арбитражных судов РФ.

Почему я всегда настаивал на этом? Причин несколько. Во-первых, публикация судебных актов дисциплинирует самого судью, т.к. демонстрирует его профессионализм, уровень общей культуры. Во-вторых, практикующие юристы имеют возможность делать выводы о подходе суда к разрешению дел определенной категории. И если его дело будет рассматриваться (при всей его специфике) с иных позиций, возникают вопросы, на которые суд должен дать ответ в соответствующем судебном акте, и тоже публично.

Я теперь уже как преподаватель юрфака черпаю учебный материал на сайте Верховного суда России, а ведь мы готовим студентов для работы в Приднестровье. Отсутствие доступа к судебной практике не дает возможности и для независимого ее анализа, чем могли бы с успехом заниматься преподаватели юридического факультета.

Но открытость суда – не только доступ к судебным актам. Давайте сразу определимся: правосудие (а это рассмотрение специально уполномоченными государственными органами – судами – в установленном законом порядке уголовных, гражданских, арбитражных и административных дел) – это прерогатива суда и только суда.

Но закрытая система не может и не должна развивать сама себя. Кадровый состав судей, развитие судебной системы требуют внимания и активного участия общества. Еще в 2011 году председатель Конституционного суда РФ В.Д. Зорькин в ответ на обращение Совета судей РФ заявил: «Независимость судей, будучи фундаментальной ценностью любого демократического государства, не предполагает полной закрытости судейского корпуса». Он также напомнил, что «полномочия судей непосредственно связаны с их ответственностью, которая подразумевает в первую очередь подотчетность судейского корпуса обществу». В.Д. Зорькин также отказался признать общественный контроль за громкими делами «публичной формой влияния на суд». Речь, конечно, не идет о делах, находящихся в рассмотрении.

Необходимо узаконенное участие в работе органов судейского сообщества представителей юристов, преподавателей, компетентных представителей государственных органов и общественных организаций. Неоправданно забыты десятки судей в отставке, ведь это люди с большим жизненным и профессиональным опытом. Думаю, руководство Арбитражного суда приветствовало бы участие в работе квалификационной коллегии и экзаменационной коллегии таких уважаемых, профессиональных людей, как Г.В. Урская, А.Б. Алексеева, Т.Н. Герун. А сколько судей могли бы помочь судам общей юрисдикции! Конечно, приход в органы судейского сообщества независимых, компетентных людей заставит пересмотреть определенные стереотипы, создаст определенные сложности. НО ВЫИГРАЕТ СИСТЕМА, ВЫИГРАЕТ ОБЩЕСТВО.

Отмечая положительную роль в развитии российской правовой системы института представителей общественности в работе квалификационных коллегий судей, российский автор А.Г. Чепурнов отмечает: «Налицо разрыв корпоративной замкнутости судебных органов, последствием которого не стала разобщенность судейского корпуса. Наоборот, появился дополнительный фактор оценки и социального контроля за решением очень важных вопросов: подбор кадров, аттестация судей, дисциплинарная ответственность и др. Качество работы не пострадало, апокалипсические оценки не подтвердились».

И.Н. Смирнов предложил образовать при Президенте структуру, которая бы помогала ему реализовывать конституционные полномочия как гаранта независимости судебной власти и по кадровым назначениям судей, разумеется, на общественных началах. Такой опыт был у нас в 2010-2011 годах, есть он в России, Молдове, на Украине. Надо брать все лучшее. Критерий – польза государству и обществу.

Мы не используем в полной мере возможности участия граждан и организаций в деятельности консультативных и совещательных органов, создаваемых при органах государственной власти. При судах Российской Федерации, как правило, формируются и функционируют научно-консультативные советы, осуществляющие научно-методическую помощь по принципиальным вопросам судебной практики. Научно-консультативные советы имеют регламентированную структуру и полномочия, позволяющие осуществлять контрольную деятельность в отношении рассматриваемых судами дел.

Так, в структуру полномочий членов Научно-консультативного совета при Верховном суде РФ входят участие в изучении и обобщении судебной практики, работа по повышению квалификации судебных работников, выполнение поручений по разработке проектов научно обоснованных рекомендаций и заключений. Им также предоставляется возможность участвовать в работе пленума Верховного суда, знакомиться с материалами судебной практики и данными судебной статистики и др.

В нашем законодательстве создание таких органов при Верховном и Арбитражном судах предусмотрено. На сайте Верховного суда есть состав НКС, хороший состав. Хотелось бы видеть и его результативность.

Конечно, проблемы судебной власти республики обозначены здесь лишь тезисно, да и то далеко не все. Отдельного разговора заслуживает взаимодействие судебной власти и прокуратуры, подготовка и переподготовка судейских кадров, законодательная и материальная база.

Вопросы эти надо решать сегодня. Иначе нормальная корпоративность может укорениться в сознании как кастовость, а это неверно по сути и опасно для общества. Судебная система непризнаной республики, ее состояние – неотъемлемый элемент развития экономики, инвестиционной привлекательности ПМР. Но самое главное – профессионализм наших судов, их открытость работают на доверие общества к власти вообще. А сегодня это жизненно важно для государства. Предпосылки для решения всех этих вопросов есть. Даже по официальной информации, по общению с коллегами, с депутатами можно понять, что руководство республики поднимает проблему развития одной из ветвей власти на уровень проблемы государственной. Эту позицию очевидно разделяют и руководители судебной системы. Вывод: не дать заболтать тему, утопить ее в мелочах. В ближайшее время разработать конкретную комплексную программу развития судебной системы и двигаться вперед.

Разумеется, не претендую на истину в последней инстанции. Хотелось бы по обозначенной в статье проблематике узнать мнение практикующих юристов, коллег по судейскому корпусу. И уже радует тот факт, что пока готовился материал к печати, некоторые подвижки по поднятой теме имеют место.

От редакции. Илья Александрович – не единственный из числа наших читателей, имеющих непосредственное отношение к юриспруденции, кто пожелал поделиться с нами своим мнением по данному поводу. Поэтому эта тема на страницах нашей газеты будет продолжена.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.