Личное отношение

Лето 2015 года

 

Вот уже второе лето невозможно от него, от лета, оторваться. «Почему второе? А как же все предыдущие?» – спросите вы. Когда совсем рядом, в соседнем государстве, пахнет войной и смертью, тогда запах жизни, любви, лета ощущается вдвое сильнее.

 

 

– Новости смотреть стало просто невыносимо, но не смотреть тоже не получается. Как думаете, у нас все будет спокойно?

– Пока тихо, никто никуда не уезжает. Хотя настораживают свежие надписи на домах «Убежище». Думаю, это формальность.

На пляже две женщины, пришедшие сюда с внуками, беседуют. Невольно начинаю прислушиваться к заинтересовавшему меня разговору. Замечаю, что не одна. Что слушают все те, кто физически может услышать их приглушенные голоса. Говорят так, словно о какой-то большой тайне. И так везде. На рынке в очереди за малиной, на детских площадках, в общественном транспорте. И все же люди продолжают жить своей обычной размеренной жизнью: обсуждать рецепты летних пирогов, готовить детей к школе, купаться в Днестре, ходить на работу, делиться друг с другом радостями и мелкими бытовыми неприятностями. Жизнь течет, как и прежде, только порой в воздухе проносится запах тревоги. Слухи, рассуждения, догадки, «испорченный телефон». И в том, что люди говорят и не всегда верно пересказывают услышанное, их вины нет. Война для многих не просто страшная сказочка на ночь, это то, что пришлось пережить в 92-м году.

Тогда я была ребенком. Мне было лет 12, и, казалось, что война в Приднестровье – временная неприятность в виде встревоженных родителей, запрета подходить к окнам балкона, выходящего на Днестр, и надежда в лице генерала Александра Лебедя. Тирасполю повезло, Бендерам пришлось намного сложнее. Потому его жители до сих пор вспоминают те события очень эмоционально, всегда говорят, что война 92-го года сплотила бендерчан еще больше. «В каждом бендерчанине я вижу что-то родное и близкое мне. Пережив войну в 1992 году и восстанавливая город, мы стали одним целым». Это слова жительницы Бендер. Они сегодня актуальны как никогда, они сегодня приобретают особую ценность.

Сегодня я все чаще между делом спрашиваю у мамы, а как было тогда, в 92-м? Было ли им, взрослым, страшно? Многие ли семьи покидали город? Сегодня я все чаще ловлю себя на мысли о том, как прекрасен наш Тирасполь. Как я люблю его набережную, тенистые дворики, такие знакомые и родные с детства улочки. Как мне нравится наблюдать за детьми с нашего двора, играющими в дочки-матери или уже не в них, а в какие-то непонятные мне современные игры. За детьми, «складывающими» в коробки из-под печенья улиток, хомячков и другую попавшуюся под руку живность. И любоваться их безмятежностью, и думать о том, что хотя уже почти целый летний месяц позади, но еще два – впереди. И о том, что раз так, то нужно ощутить запах персиков, солнца, пляжа, зноя и мира всей душой. Потому что лето 2015 года, именно оно и именно такое, не повторится.

Татьяна

Астахова-Синхани.