Гипотетически возможно. Есть, правда, одно «но»

Попытки проведения совместных круглых столов и прочих форумов с участием молдавских и приднестровских журналистов предпринимались и ранее. Как правило, этим занималась местная миссия ОБСЕ.

Надо отметить, что как раз представители приднестровских СМИ проявляли на них большую коммуникабельность, нежели их молдавские коллеги. Они предпочитали общаться между собой, чем с собратьями из Приднестровья. Что-нибудь изменилось с тех пор? Судить сложно, потому что миссия ОБСЕ, разуверившись в возможности сблизить пишущую братию из Приднестровья и Молдовы, прекратила проведение таких мероприятий.

Свято место, как известно, пусто не бывает, поэтому намедни Институт социально-политических исследований и регионального развития (ИСПИРР) организовал в Бендерах круглый стол на тему «Роль СМИ в урегулировании молдо-приднестровского конфликта: основные тренды, проблемы, перспективы». Дискуссия получилась. Вот только было одно неприятное «но». В самом начале работы круглого стола директор института Игорь Шорников отметил, что этот уже третье мероприятие, проводимое этим экспертным центром с  приглашением гостей из Молдовы.  «Приезжает процентов десять от приглашённых», – констатировал  Игорь Шорников. Процентное соотношение точное, потому что в Бендеры на сей раз прибыл единственный молдавский журналист из порядка десяти приглашённых…

Забегая вперёд, отмечу, что принципиальных возражений по поводу того, что необходимо сотрудничество между молдавскими и приднестровскими масс-медиа, ни у кого из участников круглого стола не было. Другое дело, что формат дискуссии был несколько не подходящим, ибо молдавская сторона оказалась в абсолютном меньшинстве. Приднестровье же было представлено журналистами почти всех государственных СМИ, несколькими муниципальными и частными. Плюс к этому на круглом столе присутствовали сотрудники МИД ПМР. Возможно, что и в этом направлении в скором времени появятся приднестровские инициативы.

Меж тем, в области информационного взаимодействия Приднестровьем и Молдовой ранее было подписано несколько  соглашений. Их ретроспективу в своём докладе привёл замдиректора ИСПИРР Андрей Моспанов. Пробегусь бегло по ним и я. Итак, ещё в седьмом пункте документа, породившем переговорный процесс по молдо-приднестровскому урегулированию – Соглашении об урегулировании вооружённого конфликта от 21 июля 1992 года, – было сказано об образовании при Объединённой контрольной комиссии совместного пресс-центра. Он, кстати, работает до сих пор, а его работу обеспечивают российские, приднестровские и молдавские журналисты. Более того, раз в год, в канун начала миротворческой операции на берегах Днестра, ими издаётся совместный номер газеты «Миротворец». Но на сегодняшний день это единственный положительный пример сотрудничества между СМИ Молдовы и Приднестровья. Остальные соглашения если и действовали, то непродолжительно. Например, в 1994 году тогдашние министр связи Молдовы Ион Касиян и начальник управления связи Приднестровья Валерий Ефимец договорились о взаимном распространении молдавских и приднестровских периодических изданий. Они действительно распространялись до поры до времени. Как отмечалось на круглом столе, не составляло никаких проблем приобрести в газетных киосках молдавские газеты и журналы. Хуже обстояли дела с приднестровской периодикой в Молдове. Её можно было купить всего в нескольких киосках в Кишинёве. Во время дискуссии приводилась цифра в 300 экземпляров наших газет, которые поступали в розничную продажу на территории Молдовы. Раскупались они в течение часа-двух.

Ещё больший толчок к взаимодействию в данной сфере должно было дать протокольное решение о сотрудничестве в области СМИ от 16 мая 2001 года. Им предполагалось создание совместных теле-и радиопрограмм, а также обмен информацией между официальными информагентствами двух стран – «Молдпресс» и «Ольвия-пресс». Информационные агентства посотрудничали несколько месяцев до тех пор, как в августе того же года во взаимоотношениях между Тирасполем и Кишинёвом не произошли первые серьёзные после 1992 года осложнения – началась «телефонная война». Затем, как известно, в 2003 году тогдашний президент Молдовы Владимир Воронин в последний момент отказался подписывать Меморандум Козака, что не могло не повлиять негативно на дальнейший ход переговорного процесса.

Показательным в плане того, кто действительно готов и в этой области идти навстречу, является приднестровская инициатива об одностороннем вещании на своей территории трёх молдавских телеканалов. Приднестровье год с лишним ожидало ответной реакции (вещания в Молдове Первого Приднестровского телеканала) от Кишинёва. Не дождалось, и в 2013 году место телекомпаний Молдовы в базовом пакете приднестровского многоканального телевидения заняли российские, украинские и белорусские каналы.

«Надо с удовлетворением отметить, что в Приднестровье доминирует более взвешенный подход. Нет запрета каких-либо иностранных каналов. Молдавские телеканалы вещали на территорию Приднестровья даже во время войны. То, что ужесточилась позиция относительно российских СМИ, – это шаг назад в плане существования информационного поля», – заметил по этому поводу депутат Верховного Совета
Андрей Сафонов.

Несмотря на то, что полноценного диалога по поводу взаимодействия приднестровских и молдавских СМИ не получается, участники круглого стола всё же пришли к тому, что необходимо его продолжать. Договорились о встрече уже на молдавской территории. Состоится ли она и каково на ней будет представительство масс-медиа Молдовы, никто не берётся предугадать. Посмотрим…

Александр Никитин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.