Друг студентов!

Дело было вечером. Не то что делать было нечего. Как раз наоборот.  На носу зимняя сессия, а несданных контрольных, курсовиков и РГЗ (расчётно-графическое задание) как-то незаметно поднакопилось. Да и первый экзамен по теоретической механике лёгким быть не обещал.

На дворе был 1991 год. Наука тогда финансировалась абы как. Новых учебников не было, а старые разваливались в руках. До официального упразднения Союза оставались считанные дни…

Мой одногруппник, пытавшийся разобраться в конспекте, доставшемся в наследство от кого-то из старшекурсников, наконец не выдержал и сказал: «Если вы его расшифруете, то потом мне расскажите. Я не способен вообще разобрать, что здесь написано». Конспект действительно вёлся каким-то неведомым до сих пор и понятным лишь писавшему его способом стенографирования. Общими усилиями удалось дешифровать одну страницу.

Оно бы так и продолжалось, пока кто-то не вспомнил о детских временах, когда не надо было столь рьяно грызть гранит науки. У всех была своя новогодняя история, которой, отложив ненадолго учебники и конспекты, мы делились друг с другом. За воспоминаниями из своего беззаботного детства кто-то ради шутки предложил, а не попросить ли Деда Мороза посодействовать в сдаче «термеха». Как раз в прессе и по телевидению тогда много говорилось, что в Великом Устюге открылась резиденция зимнего волшебника, и уже поступают первые письма с заказами на новогодние подарки. Шутка имела продолжение. Было написано послание Деду Морозу с просьбой о напущении волшебных чар на «изверга-препода» для успешной сдачи экзамена студентами-разгильдяями, которые клялись пройти все последующие сессии без «хвостов».

Новый год, учитывая предсессионные «хвосты», мне пришлось встречать в родимой общаге. Оказалось, что там существовала давняя традиция наряжать ёлочку во дворе, наподобие того, как это происходило в мультфильме «Зима в Простоквашино» – старыми вещами. В качестве таковых использовались шпаргалки-гармошки, «бомбы» и конспекты по сданным в уходящем году предметам. Украшения со смыслом, надо сказать. Это ещё и подарки сообщажникам с младших курсов. Чего греха таить, студентов, кто исправно вёл конспекты по всем предметам, были единицы. Думаю, что наш вуз не был исключением. Или? «Счастливый» обладатель криптографического конспекта поведал, что ровно год назад снял его с этой самой ёлочки. Тогда же он разжился и рукописной литературой по ещё нескольким учебным дисциплинам. На вопрос, что это за предметы, он буркнул: «Давай не будем загадывать. Нам бы этот семестр пережить. А до тех ещё далековато». Тут он изменился в лице и сказал: «Слушай, а не приличествует нашей комнате обделить ёлочку!  Пускай молодёжь поработает над этой писаниной! Кто говорил, что учиться будет легко?!». С этими словами он с помощью скотча прикрепил общую тетрадь на одну из ветвей ели. «Даже скотч припас, чтобы потом позабавиться над молодёжью», – подумалось мне в тот момент. Наши последователи оказались более усидчивыми. Им коллективно удалось справиться с этой тайнописью в относительно короткие сроки – за два с небольшим месяца…

На третий день наступившего 1992 года на столике у вахтёрши лежала небольшая бандеролька, адресованная жильцам нашей комнаты. К ней прилагалась открытка с поздравлениями с Новым годом и пожеланием удачно сдать экзамен по теоретической механике. Бандерольку мы развёртывали столь же неторопливо, как и подарки под ёлкой в детстве. Там был трёхтомник  по «термеху». Как сейчас помню:  авторы – Бать, Джанелидзе, Кельзон.  Нам на тот момент нужен был лишь второй том. Может быть и субъективный взгляд, но ничего более доступно изложенного  со множеством подробно разобранных задач по этой дисциплине мне не попадалось. Все три учебника остались как реликвия у автора затеи с письмом. Сто процентов даю, что они у него занимают почётное место в домашней библиотеке. А как же иначе, ведь подарок самого Деда Мороза!

Кирилл НЕФЕДОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.