«Попов»

Каждому школьнику известно, что у радио два отца – Гульельмо Маркони и Александр Попов. Правда, во всём мире лавры первенства отдают Маркони. Он первым запатентовал изобретение.

Не знаю, как в других торговых флотах, а в советском, чтобы не отставать от общемировой моды, «Маркони» называли начальников судовых радиостанций. Слышал я и об одном моряке по прозвищу «Попов». К радио он никакого отношения не имел, но незапатентованное изобретение у него было. И случилось это как раз в новогоднюю ночь где-то на рубеже 70-80-х годов. По крайней мере, так мне рассказывал человек, который знал «Попова» лично. Попробую пересказать…

Если стоянка в иностранном порту приходится на новогоднюю ночь, то к обычным стояночным хлопотам прибавляется ещё одна – обойти с поздравлениями близстоящих собратьев. Понятное дело, что тут только поздравительными руладами да обменом подарками не обходится. Зарубежные коллеги всегда тянули за стол. Отказываться было неприлично, поэтому «поздравительные делегации» комплектовались из наиболее крепких лиц командного состава с неплохим знанием английского языка. Помощник капитана по политической части советского судна, которое угораздило разгружаться под Новый год в инпорту, был идеален в этом отношении. Единственный был минус. Он не мог поддержать разговор на профессиональные темы. Но, с другой стороны, это был и плюс. Сболтнуть лишнего ничего не мог. Правда, позиционировать его перед иностранцами как помполита тоже было не с руки. Мол, потом разнесут по всему свету, что русские и в Новый год без своей пропаганды обойтись не могут.  Поэтому и был он легендирован, как грузовой помощник капитана. Тот, в свою очередь, мирно спал после встречи Нового года по Москве в своей каюте и даже не подозревал, что у него на судне завёлся двойник.

Всё для Васильича, как его уважительно называли на судне (отчество изменено), поначалу на борту чужого контейнеровоза шло по плану. Отчасти помогли прочитанные в иностранных журналах анекдоты, а где-то выручало природное остроумие, ну и, конечно, безупречный английский. Правда, беседа в кают-компании  постепенно, но  неизбежно съезжала на профессиональные темы. Гостеприимные хозяева отпускать советскую делегацию быстро не собирались. Фразы «Мы засиделись. Нам надо идти. Разрешите раскланяться» никакого эффекта на хозяев не произвели бы. Не отпустили бы без ещё пары, тройки или квартета тостов. Поэтому риск провала нарастал ежесекундно. Трудно сказать, что у него творилось в голове в эту минуту, но помполит сам пошёл на обострение, заявив, что на этом судне  недавно, а до этого работал на ролкерах.

Их ещё называют «ро-ро», или судами с горизонтальным способом погрузки. Представьте себе полый внутри корпус, куда грузы завозятся автопогрузчиками, а предназначенные для транспортировки автомобили и прочая колёсная техника загружается самоходом.

Рассчитывая, что его коллега «чистый контейнерник» и ничего не понимает в «ро-рошных» делах, Васильич  решил перешибить неумолимо надвигающееся разоблачение какой-нибудь невероятнейшей байкой. Моряки на этот счёт большие мастаки. Фантазия у них, особенно подогретая горячительными напитками, работает безотказно.

Помполитовский экспромт  удался на все сто процентов. Да на какие там сто!  На все двести или триста! Никогда на партсобраниях или политзанятиях герой этого повествования не видел столь благодарной аудитории. Рты были рази-нуты, а уши развешаны. «Помпа» вещал о новом экономичном способе погрузки и выгрузки автомобилей, тракторов и прочего колёсного груза. Всё гениальное, говорят,  просто. Суть помполитовской методики сводилась к тому, что все, кто на судне имеет водительские права, садятся за баранки, чем помогают штатным портовым водителям разгружать судно. Экономится время, а, следовательно, и деньги. Дальше шли рассказы о баснословных премиях со всеми вытекающими…

Уже по прибытии на родное судно попутчики (депутация состояла из трёх человек) поинтересовались у помполита, а не сболтнул ли тот чего лишнего? «Да нет, ребята. Это же бред – использовать непрофессиональных водителей для этих операций.  Там же нужно чётко выдерживать определённый скоростной режим. Знать порт, наконец», – бросил в ответ лже-грузовой помощник.

Спустя некоторое время советское судно заняло своё место у пирса в другом инпорту. Невдалеке меж рядов контейнеров ловко сновали легковушки. Ещё чуть поодаль стоял ролкер. Что первым бросилось в глаза помполита при виде этой картины, так это то, что часть водителей и люди, суетившиеся на ролкере, были одеты в робу одних и тех же цветов с логотипами одной и той же судоходной компании. В воздухе застыло надрывно зычное и протяжное помполитовское: «!!!».

Его потом успокаивали, приговаривая, что «болтун, конечно, находка для шпионов, но наши ролкерники этот «самогонный» способ применяют уже порядочное время и без Васильича». Так и осталось неизвестным, подсмотрели ли иностранцы за работой советских ролкерников в каком-нибудь порту,  или всё же «русское ноу-хау» было перенято благодаря помполитовской байке, но на судне скромный моряк-пропагандист за глаза получил прозвище «Попов». Его потом частенько некоторые политически несознательные личности во время скучных лекций просили что-нибудь завернуть из области новаций в перевалке грузов…

Сергей СТЕЛЕМАХ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.