Кто в доме Хозяин?

Где-то вычитал, что ученые какого-то университета подсчитали – 2/3 жизни мы проводим «под крышей дома своего». Англичане утверждают: «Мой дом – моя крепость». Дом или квартира, по определению, является личным пространством каждого человека. Но сейчас я не «про погоду в доме», а о вещах более прозаичных – об уходе за ним. И не в общепринятом смысле периодической уборки в квартире, а о более серьезном, о том, что на бюрократическом языке звучит, «как песня», – «управление жилищным фондом». Иными словами, хочется знать – «кто дома хозяин»?

 

тсжРечь пойдет о, наверное, самой обсуждаемой обывателями сфере – сфере жилищно-коммунального хозяйства. Она объект постоянной критики, она многим ненавистна, она едва ли не самый большой «пожиратель» бюджетных средств, но и без нее никак. Вспоминаю сообщения о том, как забастовали мусорщики Неаполя и во что вследствие этого превратился один из красивейших городов Европы… В общем, без трех «веселых» букв Ж, К и Х нам в жизни никак не обойтись. Более того, без них и жизни-то нет.

Не знаком с древней историей жилищно-коммунальной сферы, но как очевидец советского периода свидетельствую: ЖЭКи в моей жизни были всегда, эта аббревиатура всегда рядом, как папа и мама в беззаботном детстве. Оно может потому и беззаботное, что до совершеннолетия ты не сталкиваешься с этой структурой. Но как только получаешь паспорт (паспортист, кстати, тоже жэковский), тут все и начинается…

Конечно, не поругать прошлое сейчас считается моветоном, впрочем, как и не поностальгировать по нему. Во времена Советского Союза денег вроде бы на все хватало. Не являлась исключением и сфера ЖКХ. Но как только нас залихорадило переменами, одной из первых «посыпалась» именно эта отрасль. И потекли крыши и трубы, и стали осыпаться фасады, и начали разрушаться детские площадки и покрытие дворовой территории. В общем, Всемирная история, том четвертый. Дела в ЖКХ все запускались и запускались. В итоге в рейтинге жалоб отрасль стала уверенно держать первенство. Она стала настоящей головной болью и для местных властей, которые вместе с подведомственными предприятиями вынуждены были молниеносно, как пожарные, реагировать на постоянно возникающие кризисные ситуации – прорвало, затопило, обрушилось, упало, караул! Тарифы, по которым услуги жилищно-коммунального хозяйства оплачивали потребители, не соответствовали затратам на их оказание. Дефицит средств, солидарно собираемых для функционирования отрасли государством и жильцами многоквартирных домов муниципальных жилых фондов, рождал все новые и новые проблемы, которые слой за слоем накладывались на скудеющий жэкэховский пирог.  Конца и края этому не было видно.

Растущие как снежный ком проблемы вынудили органы местного самоуправления задуматься о необходимости реформирования ЖКХ республики. Как раз острая нехватка финансовых средств лежала в основе затеянной реформы ЖКХ, будь у государства деньги на его содержание и надлежащее функционирование, разве стало бы оно перекладывать бремя содержания жилого фонда на самих жильцов?! Пионером, по обыкновению, выступил Тирасполь. Основная концепция заключалась в передаче полномочий по управлению жилищным фондом самим жильцам, которые должны стать его настоящими и полноценными хозяевами. Тем более что число приватизированных квартир с каждым годом росло в геометрической прогрессии – мы все вдруг захотели стать собственниками. Сейчас этот показатель в столице превышает 90%. Но частную собственность на жилье абсолютное большинство из нас понимает как-то половинчато, мы считаем, что межа между моим и государственным должна проходить по двери квартиры. А крышами, подвалами, подъездами, внутриквартальными сетями, придомовыми территориями по-прежнему должно заниматься государство. Но так, наверное, не получится, ведь все это является сопутствующей нашим квартирам инфраструктурой жизнеобеспечения. Зачем нам жилье без воды, тепла, электроэнергии, лифта и т.д. и т.п.?! Любой дом – это сложный комплекс, в котором много-много взаимодополняющих винтиков.

Идея передачи жилых домов в управление жильцам многим показалась логичной – раз большинство квартир в них частные, то и все домовое хозяйство вкупе с прилегающей территорией должно быть передано их хозяевам. Но это теория, практика оказалась менее привлекательной. В большинстве своем небогатым людям было сложно воспринять тот факт, что вот сейчас им необходимо будет тратиться не только на содержание собственной квартиры, а и на так называемые места общего пользования (но ведь сейчас мы оплачиваем услуги ЖЭУКов). Тем более что техническое состояние большинства многоэтажных построек, возведенных в 60-80-х годах прошлого века, оставляло желать лучшего. Длительное время в них из-за недостатка средств не проводились капитальные и текущие ремонты, дай Бог наскрести на неотложные и аварийные. По оценкам специалистов, физический износ жилищного фонда республики, в том числе инженерных коммуникаций, составляет порядка 70%, превышая нормативный. Не обладаю свежей информацией, под рукой лишь двухлетней давности, но, по самым скромным подсчетам экспертов, для приведения жилищного фонда республики в надлежащее техническое и санитарное состояние необходимо свыше полумиллиарда рублей.

В этой непростой ситуации столичные власти и горожане решили заключить компромиссную сделку. Первые брали на себя обязательство выполнить ремонт кровель и замену подвальных инженерных коммуникаций, а жильцы после этого, создав товарищество собственников жилья или потребительский кооператив, брали свой дом в управление, становились в нем полновластными хозяевами. И такие примеры есть, но они весьма малочисленны. Местные бюджеты в условиях двух волн экономического кризиса (2009-2010 гг. и 2014 г. – ….) в выполнении своих обязательств по проведению самых трудо-, финансово– и материалоемких видов ремонтных работ на крышах и в подвалах начали «захлебываться». Денег в бюджетах административно-территориальных единиц Приднестровья, особенно в дотационных, что называется, «кот наплакал», что и сдерживало реализацию благих начинаний. Да и откуда им взяться на ремонты, если пенсионеры и бюджетники получают зарплаты и пенсии не в полном объеме.

В дополнение к этому те, кто взялся за создание и регистрацию ТСЖ или потребкооперативов, столкнулись с трудностями бюрократического характера, процедура их регистрации оказалась длительной и громоздкой. В итоге это движение не стало массовым. В основном самоорганизация жильцов коснулась новостроек или домов «детского» возраста. Поскольку все в них новое, у жильцов есть возможность собирать деньги сейчас, а необходимые ремонтные работы проводить в будущем, по мере необходимости.

В существующих обстоятельствах государство не могло и, наверное, не вправе  было безучастно наблюдать за безынициативностью и инертностью жильцов. Тогда оно на законодательном уровне установило срок до 4 августа 2011 г., в течение которого жильцы многоэтажных домов должны были определиться с формой управления жилищным фондом, с тем, кто будет обслуживать и содержать их дома в технически исправном состоянии либо путем заключения договора с управляющей организацией, либо путем образования ТСЖ или ПК. Надежда на то, что со временем средства на капитальные ремонты многоэтажных домов появятся, двигала парламентариями каждый раз, когда они отодвигали время «Ч». Но за прошедшие почти четыре года ситуация с финансами не улучшилась, скорее наоборот, что привело к тому, что парламентарии приняли в первом чтении законопроект, в соответствии с которым обязанность выбора жильцами многоквартирных домов способа управления ими заменена на право. Правительство заинтересовалось последствиями его реализации, в случае если жильцы не воспользуются правом на выбор способа управления многоквартирным домом. Хотя слишком забегать вперед и волноваться по поводу предварительного решения депутатов, наверное, нет оснований по двум причинам. Во-первых, законопроект прошел пока только процедуру первого чтения, во-вторых, его еще предстоит подписать главе государства.

Учитывая нынешнюю критическую экономическую ситуацию, острый дефицит республиканского и местных бюджетов, можно прогнозировать, что финансовые ресурсы для улучшения состояния дел в жилищно-коммунальной сфере вряд ли найдутся и в ближайшее время. Такое положение, по всей видимости, вынудит жильцов многоэтажек брать управление домом на себя. Пока же они в своем большинстве предпочитают идти проторенным путем и по традиции доверяют эту миссию муниципальным управляющим компаниям, тем самым ЖЭУКам. Хотя при этом реформа ЖКХ предусматривает переход от государственного управления жилым фондом к управлению им сферой частного капитала или самостоятельно самими жильцами. О втором способе мы уже говорили. Что же касается первого, то предполагается, что на рынке оказания жилищно-коммунальных услуг, кроме предприятий государственной формы собственности, появятся и частные. Но ожидать этого в условиях, когда действующие тарифы являются социально ориентированными и  их уровень ниже себестоимости оказания жилищно-коммунальных услуг, не приходится. Любой бизнес должен приносить прибыль, если ее нет, теряется сам смысл его ведения. По этой причине на рынке оказания жилищно-коммунальных услуг напрочь отсутствует конкуренция, которая, как известно, снижает цены и улучшает качество их оказания.

Так что как ни крути, жильцам необходимо будет брать на себя ответственность за содержание и обслуживание дома, в котором они проживают, поскольку очевидно, что в нынешних экономических условиях финансово обескровленному государству это явно не под силу. Вместе с тем, именно государство призвано создать благоприятные условия, стимулирующие жильцов к самоорганизации и созданию товариществ собственников жилья. Иного не дано.


САВВА МОРОЗОВ.