Квас и солёные корочки

Указом Президента прошлый год был объявлен Годом предпринимателя. Год ушел в историю, но предпринимательская деятельность на этом не закончилась, а наоборот, получает новое развитие. В публикуемых под этой рубрикой материалах читатель узнает о том, как живет предприниматель и его дело.

Пенный напиток – квас «Терновский» – в Приднестровье знают давно. 18 лет назад первый литр освежающего напитка выпустило ООО «Фирма «Кристалл». Учредили фирму троё компаньонов. Сын одного из партнёров сегодня возглавляет предприятие. С его директором Александром Постикой мы побеседовали о деятельности фирмы, которая сегодня освоила новые виды продукции и останавливаться на этом не собирается. Быть долгожителем на производственном рынке, говорит Александр, помогает слаженность работы компаньонов, которые совместно справляются с трудностями и сложностями общего дела.

– Какой курс был взят изначально фирмой?

– Качество. Мы решили, что продукт будет качественным, и таким он остаётся и по сей день. Для его производства используются местное сырьё, натуральные компоненты и подготовленная вода. Помощь и поддержку оказывали санитарные службы, они учили нас, как правильно проводить санитарную обработку, как пользоваться препаратами. Мы с ними ежегодно работаем рука об руку в сезон выпуска кваса, когда они берут на исследования наш напиток. Продукт брожения – это сложное производство, и помимо удержания уровня качества мы стараемся поддерживать санитарную безопасность производства. Мы проводили модернизацию предприятия, всегда вкладывали деньги в переоснащение и обновление. Благодаря этому устояли, удержались, заняли рынок, окрепли и можем сегодня говорить о производстве новой продукции.

– Несколько лет назад вы открыли для себя новую нишу – производство снековой продукции: сухарики, хлебцы.

– Во всём мире эта продукция имеет большой спрос. Она разнообразна, у неё много плюсов, потому что позволяет перерабатывать зерновые культуры до весьма питательных полноценных смесей. Три года назад мы опробовали рецепты, технологии, привезли производственную линию и начали выпускать сухарики. Такая линия позволяет нам самим производить хлебную продукцию и делать из неё сухари. Если раньше мы закупали её на хлебокомбинатах, хлебозаводах, то сейчас производим всё сами. И потом цены постоянно колебались в течение года, то есть себестоимость нашей продукции от этого зависела. Мы закупаем рожь, пшеницу и муку, то есть производственный цикл начинается с зерна, а на выходе это уже готовый продукт, который идёт на фасовочную линию и пакуется. По сухарикам будем продолжать работать, добавим новые вкусы или придумаем что-то ещё.

– Продукция среди покупателей становится тогда любимой, когда в ней и качества, в том числе и вкусовые, и упаковка устраивают. Вы чему отдаёте приоритет?

– Изначально нами был поставлен жёсткий принцип – качество. Делая недорогую упаковку, мы максимально хотим сохранить то, что внутри. Мы не хотим продавать красивую полиграфию, которая потом идёт в мусорное ведро. Хотим, чтобы покупатель понимал, что внутри не всегда сплошная химия, а качественная продукция за вполне приемлемую сумму. Все знают, что сегодня упаковка может стоить дороже, чем содержимое в ней.

– Вы осваиваете новое направление – фитнес-питание и сухие завтраки для диабетиков. Кто рецептурой этой продукции занимается?

– Мы сейчас работаем над линией диабетических продуктов. Это продукт без сахара, в составе только зерновые культуры. Мои коллеги меня поддерживают в том, что сначала мы производим пробные образцы, испытываем производственную рецептуру. Причём идём своим путём, а не берём готовый рецепт. Мы пытаемся сочетать. У нас есть грамотный технолог, который занимается этими вопросами. Я по образованию биолог, есть технологическое образование, поэтому вкупе работаем. Используем специализированное оборудование для контроля процесса на всем протяжении производства, иначе получится некачественный продукт.

– Пока не начнёшь, не поймёшь. На протяжении 20 лет облегчалась документационная работа, вопросы сертифицирования?

– Вот для меня и, думаю, для других наших местных производственников не понятен принцип сертифицирования. Об этом много говорят, что это надо делать обязательно. Как это происходит на практике? Есть такая структура – Центр сертификации, метрологии и стандартизации, куда мы обращаемся с заявлением о сертифицировании продукции. Они дают направления на всяческие лабораторные исследования, соответствие упаковки, этикетки и т.д. По сути, процедура разделена на два этапа: исследования и получение самого сертификата. Это стоит около полутора тысяч рублей для нескольких видов нашей продукции. Этим занимаются в лабораториях, проводят исследования. Следующий момент – получение самого сертификата, он тоже стоит 1,5 тысячи рублей. Получается, что за выписку бумаги мы платим ту же сумму, что и за исследования, которые проводят специалисты. Почему для местных предприятий, занимающихся производством продуктов питания для внутреннего рынка, этот сертификат не может выдавать республиканский центр гигиены и эпидемиологии? Раз уж мы прошли все эти исследования, то для нас достаточно было бы выписки, что продукт соответствует, и можно дальше спокойно заниматься реализацией. Второй момент: для исследования мы ездим сдавать продукцию не только в республиканский центр гигиены и эпидемиологии, иногда обращаемся в лаборатории в Слободзее или Бендерах. На это требуется время и человек, который бы отвёз образцы. На мой взгляд, всё это усложняет жизнь. Мы не должны бегать за государственными структурами, государство должно быть заинтересовано в том, чтобы предприятия такие работали, чтобы нас как-то поддержать. Вот такие моменты надо упрощать. То же самое с отчётностью в налоговую инспекцию. Наш бухгалтер везёт огромные папки с документами, когда сегодня в электронном виде можно пересылать через файлообменник. То же самое с оформлением и получением ТУ (технических условий). Вот это камень преткновения.

…Александр Постика также является владельцем крестьянско-фермерского хозяйства (КФХ), которое занимается выращиванием ценных видов рыб, по совместительству и главным рыбоводом на ферме. КФХ было образовано в 2009 году. Это семейный бизнес, где заняты Александр и его отец. Ферма находится в селе Терновка Слободзейского района. Выращенная форель продавалась в розничной сети, но это были небольшие объёмы производства. Увеличение произошло позже.

– В феврале 2014 года вы представили свой бизнес-план и стали бенефициаром (получателем) проекта «Бизнес-наставничество» ТПП. В чём заключалась идея бизнес-плана?

– Четыре года назад этот проект дал не только нашему КФХ второе дыхание, но и старт другим предпринимателям. Получилось переступить сразу несколько ступенек в развитии бизнеса и перейти на новый уровень. Был нелегкий конкурс. Порядка 300 человек участвовали в первом этапе. После отсева мы попали в тридцатку, которой и выделили гранты. Мы получили оборудование, в нем крайне нуждались. В этом и была идея модернизации действующей рыбной фермы и, как следствие, увеличение объема выращиваемой рыбы. Были привлечены специалисты, которые научили нас грамотно писать бизнес-планы, мы получили теоретические и практические знания. И ещё два года ТПП нас курировала, вплоть до выхода продукции. С помощью оборудования я могу проводить УЗИ-сканирование осетровым рыбам. Сегодня выращиваем не только осетровые и форель, но и ведём работы по разведению судака. Уже есть определённые наработки по этой рыбе. В целом это оборудование заменило старое энергоёмкое оснащение, которое «пожирало» электроэнергию киловаттами. А это одна из основных затрат в производстве. В результате снижена себестоимость продукции. Раньше приходилось 24 часа дежурить возле бассейна, потому что любая авария могла привести к риску потери рыбы буквально за полчаса.

– Какие технологии используются в производстве по выращиванию рыбы?

– Рыбное хозяйство можно сравнить с современной птицефабрикой, когда на один квадратный метр усаживаются сотни кур… Так и в рыбоводстве. Задача специалистов – контролировать среду, в которой растут рыбы: температуру и качество воды. Специалист должен знать, как работают насосы, компрессоры, своевременно в проблемные моменты отреагировать, уметь лечить рыбу или предотвратить какие-то болезни. Это комплекс сложной работы, а технология сама по себе проста – это бассейны, вода из скважины, система фильтрации и корма. Система замкнутая, вода вращается по кругу, проходит систему фильтрации, очищения и насыщения кислородом, чтобы рыба чувствовала себя комфортно. Мальков выращиваем в хозяйстве. Завозить их дорого – требуются дополнительные затраты. Корм мы производим сами по той же причине – везти его получается дороже. Если использовать привозные корма, то 60-70% в себестоимости рыбы составят именно они. Мы стали корм делать самостоятельно. Специальный агрегат экструдер перерабатывает рыбу, мясокостную муку, бобовые и формирует сбалансированную кормовую смесь высокоэнергетической ценности.

– Где открыты и работают торговые точки по реализации продукции?

– Реализуется продукция в торговых точках на рынках, и супермаркете, кафе, и рестораны заказывают. За продукцией и индивидуально приезжают.

– Какие производственные планы на ближайшее время?

– Хочется развивать то, что есть. Оборудование и специалисты позволяют это сделать. С сухарной и снековой продукцией хотелось бы выйти за пределы республики, но без поддержки государства не обойтись. Но я так считаю, что перед тем, как что-то просить, надо показать, что мы можем, что мы действительно достойны выйти на экспорт. На сегодняшний день мы можем производить много разнообразной продукции. Но надо подтвердить, что мы можем это делать не краткосрочно, а постоянно и в больших объёмах.

– Закончился Год предпринимателя. Вы как один из экономических агентов, как можете оценить сделанные шаги в этом направлении, над чем ещё, на Ваш взгляд, предстоит поработать, чтобы стимулировать малое предпринимательство в республике?

– Радует, что на нас стали обращать внимание, и вся экономическая внутренняя и внешняя ситуация показывают, что надо развивать своё собственное производство – продукты питания. В таком цикле надо работать дальше, начать упрощение каких-то элементарных бюрократических барьеров, чтобы часы и дни не приходилось тратить на походы по структурам и организациям, сэкономленное время посвятить исследовательской деятельности и работать над своим производством. Жду, что наладится система взаимодействия между государственными органами и налогоплательщиками. Мы хотим видеть свой продукт во всех магазинах, розничных сетях республики и за ее пределами. Мощность производства у нас серьёзная – за неделю обеспечиваем заказ на всё Приднестровье.

Евгения Александрова, Слободзейский район.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.