Всегда ли он могучий и великий?

По количеству нецензурных слов и выражений русский язык оказался на третьем месте в мире. Впереди английский язык, а на втором месте – голландский. Так определили ученые социологи и языковеды в одном из своих исследований.

И все же трудно конкретно сказать, какой процент населения привык выражаться «красноречием». В России, например, выявлено до 70 процентов. И у нас в Приднестровье немало. Дети учатся ходить, разговаривать и выражаться этими самыми неформальными словами практически одновременно. В Интернете, в самом современном и наиболее популярном информационном поле, который сегодня стоит, пожалуй, выше остальных существующих средств массовой информации, можно встретить множество анекдотов, видеороликов… Симпатяга-кроха, которому на пальцах руки можно посчитать сколько лет, со всей детской непосредственностью и искренностью кроет отборным матом. Нам весело, и мы смеемся. Многие. Попробуй возразить, высказать свое неодобрение или возмущение, тебя тут же могут упрекнуть в ханжестве и отсутствии чувства юмора…

 В том, что дети сквернословят, виноваты, конечно же, взрослые, которые позволяют звучать этим словам отовсюду. И не только в Интернете, который не подвластен никому, но и с экранов телевизора, из радио, от взрослых. Дети учатся ненормативной лексике, как правило, у родителей, причём с самого раннего возраста. И мы должны это признать. Но все ли на это способны?

Присутствие нецензурных слов в лексиконе, согласитесь, пытаемся всячески оправдывать. Придумали даже, что использование брани уменьшает боль, якобы ее мы выдерживаем лучше, если кроем весь мир почем зря. Откуда-то взяли, что мат позволяет снять стресс. Даже шутка есть такая: «Мат, он как конфеты «Рафаэлло», – вместо тысячи слов…». Мол, лучше выпустить пар, выругаться на всю катушку, чем держать себя в напряжении. А еще пытаемся оправдать себя тем, что бранные слова существовали с незапамятных времен, их употребляли Пушкин и Есенин, и мужи наши известные политические и государственные тоже.

Есть примеры, которые подтверждают, что ненормативная лексика в прошлом была уделом «неофициальной» части творческого наследия поэтов и писателей: нецензурные эпиграммы, письма и сатирические стихотворения писал не только великий Александр Сергеевич, но и Лермонтов, Маяковский и другие авторы. Но предназначались они для определенного круга лиц, их нигде не публиковали и ни в какой-либо форме не обнародовали.

Присутствовали грязные словечки и в советский период жизни, мы это знаем, многие были его очевидцами. Но они не печатались, не выпячивались и подлежали осуждению. Слышали крепкие, так называемые отборные слова, на заводах, на стройках, в колхозных бригадах. В забоях шахтеры матерно выражались поголовно, и в сапожных мастерских… Даже выражение такое осталось: «Ругаешься, как сапожник». Но этот язык нигде не выпячивался, его вуалировали, прятали. Ни один уважающий себя мужчина не позволял выразиться нецензурным словом при женщине или тем более при детях. А чтобы девушка ругалась?!.

 Сегодня брань, словно джинн, вырвалась на свободу. Что раньше было ненормальным, стало привычным. Аморальное даже может не осуждаться. Разве не сталкиваемся мы с тем, когда парни через слово матерятся перед своими подругами, а они, вместо того, чтобы сделать им замечание, сами на таком же языке изъясняются. Для нас не новость, когда у детей и подростков в присутствии взрослых как бы невзначай проскальзывают грязные словечки, а у мам и пап, тетей и дядей в свою очередь – перед ними.

Бранная речь не вызывает уважения к человеку. Ругаются руководители разного уровня, как бы показывая этим самым свое превосходство над подчиненными. Сквернословят везде, выражая и радость, и огорчение, по любому поводу и просто так, вставляя брань в свою речь для связки слов. Давно доказано, что нецензурная речь на людях говорит о неуравновешенности человека, неумении им управлять своими эмоциями. Выражаясь нецензурно, он показывает свое бескультурье, неуважение к окружающим и отсутствие воспитания.

 Ненормативная лексика – это не только набор непристойных слов и выражений, употребление которых говорит о бедном словарном запасе и духовности человека. В наши дни очень много говорят о культуре русской речи. Русский язык отличается от других языков красотой, гибкостью и разнообразием. Недаром его называют великим и могучим. По мнению писателей-классиков и мыслителей, тот, кто пользуется ненормативной лексикой, не знает родного языка, не может выразить с его помощью свои собственные мысли и поступки.

Ругательное слово обладает колоссально разрушительной силой. Между тем, большинство людей считает, что бороться с матом бесполезно – это, мол, национальная особенность, и никуда от нее не деться. Тут не помогут ни штрафы, которые у нас предусмотрены законодательством, ни агитация за использование правильной речи. Главное – воспитание и внутренняя культура. Не смотрите ни на что и ни на кого – начинайте с себя!

Кстати

Во времена царя Алексея Михайловича Романова (XVII (!) век) услышать на улице мат было просто невозможно. И это объясняется не только скромностью и деликатностью наших предков, но и политикой, проводимой государством. По Соборному уложению, за использование непотребных слов налагалось жестокое наказание — вплоть до смертной казни. Потом пришли иные времена. Грубая брань зазвучала сначала в кабаках, а потом выплеснулась на улицы городов. В XIX веке сквернословие постепенно из ругани превратилось в основу языка фабричных рабочих и мастеровых.

Лилия ТЕРЕНТЬЕВА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.