Не потерять бы себя

Пожалуй, нет вернее фразы, чем «случайных встреч не бывает».

В регистратуре поликлиники у меня уточнили место работы, и я направилась дальше. Через несколько шагов меня догнала средних лет женщина и спросила: «Правда ли вы  из газеты «Приднестровье?».

Так завязался разговор с бендерчанкой Ольгой Верещагиной. Газету «Приднестровье» она выписывает седьмой год, а бендерскую «Новое время» – около 20 лет. Она рассказала, что ей интересна рубрика в нашей газете, в которой вспоминают о культуре чтения прессы, говорят о том, что былое необходимо возрождать. Об этом она хотела поделиться своими мыслями.

Женщина рассказала, что когда была ещё школьницей, дома почтовый ящик ломился от большого количества газет и журналов. «Чего только не было: центральные газеты «Труд», «Правда», «Известия», я их больше пролистывала и читала последние страницы, искала что-то интересное и занимательное. Материалы первых полос мне, школьнице, были малоинтересны. Потом журналы: папа зачитывался «Человеком и законом», а мы с мамой – «Крестьянкой», «Работницей», «Семьёй и школой»; младший брат вместе со мной делил «Пионерскую правду» и детские журналы. Из местных газет была бендерская «Победа», так тогда «Новое время» называлось. Были ещё «Комсомольская правда», «Аргументы и факты». Но в конце 80-х – начале 90-х с периодикой пришлось попрощаться», – вспоминала собеседница.

Родители Ольги из семейного бюджета ещё несколько лет выделяли деньги на подписку пары-тройки газет и журналов, но потом всё свелось только к бендерской газете. «Как сейчас помню, мама сказала: от прессы отказываться сложно, но выхода нет: будем читать только одну газету – без новостей нельзя. Всё-таки 15 лет выписываем «Победу», а постоянным читателям при оформлении подписки – льгота, так что не надо отказываться», – сказала женщина. Но тут же добавила, что не льготная цена была тогда стимулом стать читателем газет. «Это был целый ритуал, особенно в субботу. Когда ждали целый ворох изданий, и даже тогда, когда в почтовом ящике сиротливо лежала всего одна газета. Дома спрашивали: кто пойдёт за почтой? Обычно всегда шёл папа. Спускался с пятого этажа с ключиком от ящика, а потом приходил и деловито вчитывался в какую-то заметку. Мы с братом договаривались, кто первый будет читать пахнущие краской газеты», – сказала Ольга.

Моя собеседница вспомнила ещё о том, что дома у родителей в шкафу на балконе остались стопки журналов. «Старые номера газет не сохранились, а то бы с удовольствием полистала. А вот журналы есть. Иногда в гостях у родителей открываю шкаф и достаю «Смену», «Работницу», бывает, что уношу домой. А потом вечером читаю житейские истории, статьи, советы, чем жили люди, к чему стремились, как строили страну. Жизнь, она же повторяется, оттого и интересна старая периодика. Написано всё по-простому, по-доброму», – с ноткой ностальгии отметила собеседница.

Газета «Приднестровье» в почтовом ящике Ольги, я уже упоминала, появилась семь лет назад. Говорит, что внимательно следит за публикациями, изменениями в газете. «До этого «Приднестровье» только родители получали, они её с 1996 года стали читать. Я помню её ещё в большом формате, сейчас мне больше нравится такая. Новости – отовсюду, из всех уголков республики. Интересная подача статей, актуальные темы, фотографии», – перечисляет Ольга. «Знаете, у меня двое детей, старшему сыну почти 17, дочь скоро в школу пойдёт. Но мне бы хотелось, чтобы они так же, как и я, любили читать газеты. Сын, конечно, на Интернет кивает, мол, там все новости. А я ему говорю, что когда-то газеты формировали моё мнение, помогали отличать истину от лжи. Дочь пока мала, но я знаю, что и её смогу научить взять за правило читать газеты. У меня это уже привычка. Могу, конечно, компьютер включить и там посмотреть, но к печатному слову привыкла», – рассуждает читательница.

В беседе Ольга обронила фразу, что, утеряв привычку читать прессу, можно потерять и себя. Я попросила объяснить сказанное. «Мы же были самой читающей страной в мире! Но политические и экономические события конца прошлого века сделали своё дело. Безденежье, безработица была, не до газет. Вот и получается, что росли дети, не зная печатных изданий. В почтовых ящиках – только одни квитанции на оплату коммунальных услуг… XXI век диктует свои правила: миром правит тот, кто владеет информацией. Почему раньше народ не такой разобщённый был? Я, думаю, оттого, что одни газеты читали», – уверена женщина.

Наш разговор проходил в коридоре поликлиники, где на скамеечках сидели люди разного возраста, ожидая приёма у врачей. «Видите, сколько нас здесь. А почему бы, как раньше, на столиках, где сейчас лежат рекламные листки, не разложить номера вашей газеты? Представляете картину: сидят люди, читают, и будут молодёжь приобщать, а не только в телефонах переписываться. И такие столики, мне кажется, с прессой во всех поликлиниках должны быть, можно и в ЖЭКах, отделениях банков…» – поделилась мыслями Ольга Верещагина.

Я распрощалась с Ольгой после  приглашения медсестры пройти в кабинет: «Следующий, пожалуйста». «А будет ли очередной номер, если не станет читателей?» – мелькнула мысль. Я вошла к врачу, ещё долго обдумывая случайный разговор с одной из читательниц своей газеты. Будет ли у нас будущее, если исчезнут газеты?

 Ирина МИШИНА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.