Он играл за сборную СССР

Так получилось, что появлению школы женского гандбола в Приднестровье во многом обязаны… Запорожью! Не всему городу на Днепре, впрочем, а одному из воспитанников запорожской спортивной школы Вячеславу Ивановичу Колодка. Однажды судьба занесла его в Тирасполь, и нашей земле суждено было стать для него второй родиной.

Не нужно быть Вангой, чтобы предречь ребенку, родившемуся 1 апреля, неугомонный, живой характер. Именно в этот день в 1941 году появился на свет Вячеслав Иванович. Родители сумели направить детскую энергию в нужное русло, и с юношеских лет герой нашего очерка отличался сильным характером. Его отец Иван Яковлевич происходил из казачьего рода и с 1935 года служил в Красной Армии, а во время Великой Отечественной войны был начальником штаба авиационной обороны Москвы. Когда твой отец – военный, ты без лишних слов знаешь, что такое жесткая дисциплина и подъем по расписанию.

Главной страстью юных лет Вячеслава являлся спорт, а именно: гандбол. В Запорожье началась его карьера, в Запорожье он окончил пединститут, факультет физической культуры и спорта. Затем последовал новый вызов – спортивный клуб армии в Одессе, за который он и начал играть в начале 1960-х. В сборной СКА он был первым молодым капитаном и первым молодым тренером.

В то время гандбол в Советском Союзе пребывал, можно сказать, в младенческом возрасте. 9 января 1961 года в Москве прошел первый официальный матч сборной СССР по гандболу – сборная Румынии была повержена со счетом 12:9. Новый для советских людей вид спорта казался диковинным, тогда его по старинке называли «ручной мяч». Тем временем Вячеслав Колодка в составе команды страны поехал на первые крупные соревнования, которые состоялись в рамках турне по Скандинавии. Он объездил немало уголков Европы, а больше всего запомнился… прием советских гандболистов у самой королевы Дании! Ему даже предлагали эмигрировать в северную страну и играть там. Вячеслав Колодка, естественно, отказывался. И дело тут даже не в общественном порицании третьей волны эмиграции в СССР. Вербовали на Западе тогда не только спортсменов, но и творческую элиту, ученых… Однако зачем туда ехать – из-за «золотого тельца»? Об этом и речи быть не могло, тем более, что в родном и милом сердцу доме тебя с нетерпением ждут жена и дети. Да и казак-отец, подобный Тарасу Бульбе, такой поступок вряд ли бы оценил… В общем, «да, были люди в наше время».

«СКА-Одесса» в то время только носил имя приморского города – на самом деле спортрота базировалась именно в Тирасполе. На очередных сборах в нашем городе Вячеслав Иванович познакомился со своей будущей супругой Валентиной Петровной. Она работала медсестрой на стадионе, и впоследствии Вячеслав Иванович ухаживал за понравившейся ему девушкой больше трех лет – только после этого спортсмену удалось завоевать, как говорится, «руку и сердце» возлюбленной, а также обзавестись штампом в паспорте в 1965 году. Авантюрный характер парня, наверное, и пленил будущую жену: он мог приехать из Одессы, чтобы погулять с Валентиной Петровной, опоздать на последний автобус и ночевать в сквере.

Спустя некоторое время после свадьбы молодая пара все-таки переехала из Одессы в Тирасполь – уж очень хотела вернуться домой Валентина Петровна. Игрок и тренер СКА загорелся новой идеей – открыть здесь гандбольную школу! Именно 1967 год считается годом рождения гандбола в Приднестровье. Начали кропотливую тренерскую работу на пару с Анатолием Олизько, который занимался мужским гандболом. А Вячеслав Колодка стал зачинателем и первым тренером женской гандбольной команды (некоторые ее участницы впоследствии переехали играть в Одессу). 1967 – это не просто дата. Представьте себе, что тогда в городе о «ручном мяче» вообще никакого понятия не имели. Залов со специальной разметкой и в помине не было, судей, специалистов – тем более. До 1967 года в Приднестровье в гандбол отчасти играли баскетболисты – лишь на уровне разминки, забавы ради. Еще долгое время тираспольская секция тренировалась на городском стадионе, под открытым небом. Кстати, пока мы готовили материал и общались с родственниками спортсмена, нашлись немало людей, знакомых с героем нашего очерка: коллег по цеху, воспитанников гандбольной секции, казаков… Даниил Молдавский, в то время совсем юный гандболист, сейчас живет в Германии. Вот что он рассказал нам в беседе по скайпу: «Вячеслав Иванович для нас был тогда неким образцом, примером для подражания. Больше всего нравилось смотреть, как играют мастера. Его резкие, быстрые проходы потом пытались повторить на тренировках, подражая его манере игры».

Вячеслав Иванович очень любил своих детей, сына и дочь. Раз в неделю, независимо от того, зима или лето на дворе, семья ходила в лес: покататься на санках, посидеть у костра или просто погулять. Он очень много читал, а также имел немало знакомых и друзей из самых разных сфер жизни – от крупных руководителей до слесарей на заводе. «Даже сложно понять, как все это умещалось у него в голове, ему было все интересно», – вспоминают родственники.

Эта «спортивная злость», самозабвенная отдача игре, наверное, передается по наследству. Один из четырех внуков Вячеслава Ивановича, Никита, подчеркивают тренеры, так же азартен в спорте, как и его дед, только он выбрал баскетбол. Видно, спортивный характер уж точно передается по генам!..

После окончания спортивной карьеры Вячеслав Колодка работал в «Совтрансавто», не забывая о гандбольной стихии. Женскую команду у него принял тренер Валентин Попов. Уже позже Вячеслав Иванович в качестве второго тренера ездил вместе с командой на спартакиады в Тбилиси и Таллин, где тираспольские девушки занимали призовые места. «Он был отличным линейным, – вспоминает Валентин Михайлович. – Агрессивно продавливал защиту, боролся не щадя себя. А в жизни – добрейший человек, с которым всегда приятно побеседовать».

1992 год породил сотни, если не тысячи трагических историй приднестровцев. «Не может сын глядеть спокойно на горе матери родной» – эта строка из Некрасова во многом характеризует отношение Вячеслава Ивановича к военному конфликту. В тот период он вступил в казачество (семейная традиция!) и с первого дня был на фронте. Весной он ездил в Ростов и Запорожье и привез немало молодых казаков, желавших помочь Приднестровью. «Все время на передовой» – спортивная злость (не по отношению к людям, по отношению к ситуации) Вячеслава Колодка перенеслась в военную жизнь, очерк о нем даже попал в немецкий «Шпигель», корреспондент которого побывал тогда в нашей республике.

Моральное состояние Вячеслава Ивановича на войне очень подкосила страшная ситуация: молодого парня на его глазах переехал вражеский БТР. Он часто задавался роковым вопросом: почему этот 18-летний мальчик, а не я? Обратно в Ростов он вез матери единственного сына мертвым. Тут некоторые сказали бы: «Я не могу, не выдержат нервы», но это «последнее прости» было для Вячеслава Ивановича вопросом чести. Жизнь – она ведь тот же спортивный матч. Разве попросишь, чтобы тебя заменили в самый ответственный для твоей команды момент?

Андрей  ПАВЛЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.