Сталкер неБлижнего Хутора

«Чем дорога длиннее, тем она безопаснее», – сказал герой фильма «Сталкер» Тарковского. – Прямой путь не самый… безопасный». Эти слова, как мне кажется, наиболее полно отражают новую выставку фотохудожника Николая Феча «Другая земля», который преднамеренно приглашает посетителей в самую долгую дорогу.

Путь к другой земле не исчисляется многими километрами, да и сама земля – сравнительно небольшая локация. На более чем сотне снимков фотограф представил нам окраину села Ближний Хутор: фотографии сделаны в период с 2015 по 2018 годы. Впрочем, обо всем по порядку. Открытие выставки было вполне себе традиционным: картинная галерея Тираспольского объединённого музея собрала немало любителей искусства (NB: выставка проходит и по сей день, так что вы еще успеете). Любой посетитель, придя на какую бы то ни было выставку, чего-то ждет. Ожидание витало в воздухе и на сей раз. «На фотографиях мы видим все четыре времени года, но это не важно, – рассказывает ведущая. – Для автора эти фото – не любование природой. Это другое измерение, то место, где можно измениться, остаться один на один со своими мыслями. Именно здесь можно увидеть, как замирает мир».

Путь к другой земле не исчисляется многими километрами, но это не значит, что попасть туда – раз плюнуть. Вы и сами можете с легкостью добраться до окраины Ближнего Хутора, обследовать местность и сделать ряд фотографий. Вряд ли ваше сознание изменится после этой вылазки, вряд ли вы прочувствуете то же самое, что автор. Ясно как божий день, что вы почувствуете другое (это слово мы повторим еще не раз) и попадете на другую землю.

Наверное, самыми неуместными к фотохудожнику Николаю Фечу будут вопросы, которые обычно задаются всем, кто когда-либо делал выставки: «Что вас вдохновило на создание этой выставки?» или «Что означает эта фотография с деревом?». Совершенно ясно, что подобные пассажи осуществляются знатоками на каждой экспозиции. Тут не получится. В «Другой земле» пейзажная фотография представлена только номинально. Фотограф не ставил своей задачей изобразить золото ближнехуторской осенней листвы, раннее утро после ночного снегопада или знойный летний вечер. Еще одна важная ремарка для любителей «новизны»: как такового, ничего новаторского в жанре фотографии Николай не изобретает и, по крайней мере в этом цикле, изобрести не хочет. Шок-контента тут вы тоже не увидите – в пейзажном фотоискусстве взаправду, как отметили особо придирчивые посетители, уже вряд ли сделаешь нечто необычное. Но в цикле «Другая земля» намного более важна концептуальность, особая система миропонимания здесь.

Автор выставки приглашает нас в нелегкий путь сталкера – исследователя неизвестных мест. Цель вылазки на Ближний Хутор проста – найти то, чего никто еще никогда не находил (то самое?), пусть эту локацию и излазили вдоль и поперек местные подростки. Обратимся снова к цитате из фильма Тарковского: «Нет никакого Бермудского треугольника. Есть треугольник «а бэ цэ», который равен треугольнику «а-прим бэ-прим цэ-прим». Вы чувствуете, какая унылая скука заключена в этом утверждении? Вот в средние века было интересно. В каждом доме жил домовой, в каждой церкви — Бог… Люди были молоды! А теперь каждый четвёртый — старик». Чувствуется в фотографиях Николая Феча какая-то тоска по далекому прошлому. И если Бермудский треугольник выдумка, то почему бы его аномальными качествами не наделить, скажем, окраину Ближнего Хутора?

Другая земля – место опасное, про которые говорят: «Попал и пропал». Нет-нет, вы можете легко уехать оттуда на маршруте №11, дело вовсе не в этом. Не сказать, что природные ландшафты Ближнего Хутора – услада для глаз и восьмое чудо света. Скорее, здесь мистически сыро, пустынно, с гуляющим ветром – это чувствуется по фотографиям. И без того слякотную дорогу нам преграждают непонятно откуда взявшиеся железобетонные плиты – вот они уж точно потусторонние гости этого мира!.. На следующем фото все более радужно: поздняя весна и поле, залитое солнечным светом, однако вдали – длинный белый забор. Значит, твой путь ограничен, локация закончится для ментального путешественника еще одной преградой. Еще один фотоснимок – забор запечатлен уже в перспективе. Ты идешь вдоль него, а этой обезличенной преграде нет конца и края. Фотографии поочередно вовлекают тебя в игру художника – нужно выбраться из другой земли домой!

Наконец, мы добираемся до больших красных ворот. Вот, пожалуй, и выход? Впрочем, выглядят они настолько массивно, что к ним и не подберешься – только и можно, что сделать снимок издали. Есть и откровенный знак «стоп»: фото «собачьих ворот» (столбов, наклоненных друг к другу буквой «Л»), через которые виднеется бескрайнее поле. Суеверные люди обходят «собачьи ворота», считая их плохой приметой. Столб с подпоркой – это своеобразная арка, портал. В параллельную реальность?

 «Твинпиксовские» (по названию хрестоматийного детективно-мистического сериала начала 90-х годов) мотивы продолжают странные символы животного мира. Прежде всего, это стада коров или отдельные буренки, будто своей волей решившие пастись отдельно. Подобное стадо – та же живая ограда, попробуй пройди через нее! Здесь на фотоснимках на мгновение пропадает вся мистика, и появляется воспоминание из детства: июльский путь по протоптанной дорожке через поле в село к бабушке… Но только на мгновение! В какое село? В параллельную Обломовку?..

Один из фотоснимков запечатлел пса, который взирает на надвигающееся на него стадо. Казалось бы, обыденная картина. Кто же этот инкогнито пес? Пастух-спаситель, ведущий коров домой, или наоборот – тот самый исследователь-сталкер, ищущий свой путь и свой дом, жаждущий преодолеть живую преграду? Да и кому понять космос пробегающего через окраину пса?

Где же находится сам фотограф-повествователь? Его объектив мы видим будто бы спрятанным в листве. Он не спешит мешать нашим ментальным поискам, лишь изредка предоставляя нам крупные планы, которые «прочесть» проще всего.

Мы много говорим о метафизике простых вещей. Поиск смысла в простом, кажется, и есть путь в «другую землю». Впрочем, и оставаться здесь долго немыслимо. Как же найти выход домой, который ищет, кроме вас, вышеупомянутый исследователь-пес? Безусловно, он есть. Фотоснимок, на котором запечатлена дорога обратно, вы для себя лично, я уверен, без труда узнаете. И вот, вдалеке за косогором, уже видны очертания небольших домишек, не Нью-Йорка, конечно, но родного уголка, куда ты дойдешь, скорее всего, ближе к вечеру, когда на главную улицу уже опустятся ранние сумерки, родного уголка, куда ты так стремишься.

Эмоций на выставке набирался Андрей ПАВЛЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.